Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Референдум 18 мая 2014 года


Граждане решат судьбу виноградников Лаво


Автор: Саймон Брэдли (Simon Bradley), регион Лаво


Если Лаво превратится в музей, здесь не будет никакого развития, а отсутствие развития – это медленная смерть для виноделия. (Keystone)

Если Лаво превратится в музей, здесь не будет никакого развития, а отсутствие развития – это медленная смерть для виноделия.

(Keystone)

Регион Лаво на берегу Женевского озера известен своими живописными виноградниками в форме горных террас. На референдуме 18 марта народ определит судьбу этого объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Тишина царит на крутых каменистых склонах виноградника в деревне Шебр (Chexbres), расположившейся высоко над Женевским озером. Если что и нарушает здесь послеполуденный сон флоры и фауны, так только беззаботное щебетание птиц и краткие отрывистые фразы, которыми обмениваются крестьяне, пропалывающие сорняки на одной из виноградных террас, на которые буквально нарезан весь горный склон.

Констан Жомини (Constant Jomini) шагает вдоль ряда лоз на своем винограднике площадью в четыре гектара, рассматривая первые листочки, проклюнувшиеся на раннем весеннем солнце. Казалось бы, этот 36-летний винодел может просто жить и радоваться. Бизнес растет и развивается. Бутылки с его вином популярных марок «Шасла» и «Пино нуар» с недавних пор пользуются большим спросом даже в немецкоязычной части Швейцарии.

Продажи идут очень хорошо. Настолько хорошо, что винодел решил инвестировать крупную сумму в постройку еще одного винного погреба, а такой погреб ему очень нужен, потому что с недавних пор он столкнулся с заметно возросшим наплывом туристов да и просто покупателей. Всех их нужно обслуживать. Поэтому в будущее он смотрит с определенным беспокойством.

«Отовсюду сейчас звучит одно и тоже, мол, следует немедленно спасать виноградники Лаво. Все хотят спасти Лаво, а особенно тех, кто делает тут вино. Но ведь это как раз и означает, что виноградарство должно развиваться. Я, конечно, не утверждаю, что надо строить дома посередине виноградных лоз, но деревне необходимо расти и благоустраиваться, нам требуются новые винные погреба и апартаменты для туристов».

Причиной тревоги Констана Жомини за будущее старинного винодельческого региона, чью историю можно проследить с 11 века, является народная законодательная инициатива под нарочито драматическим названием «Спасти Лаво». Это уже третья инициатива такого рода. Уже скоро, 18 мая, народ региона выскажет свое мнение по этому законопроекту, точнее, ему предстоит отдать свой голос за одно из двух имеющихся предложений.

Первое из них было выдвинуто еще в 2009 году швейцарским экологическим активистом Францем Вебером (Franz Weber), сыгравшим, кстати, видную роль в принятии двух предыдущих инициатив по «спасению» этих виноградников. При поддержке природоохранных организаций «Всемирный фонд дикой природы» и «Pro Natura» он выступает за введение более строгих правил застройки с тем, чтобы поставить заслон на пути безудержной спекуляции землёй, которая, по его словам, в лице роскошных резиденций и вилл просто «пожирает» этот уникальный уголок Швейцарии.

Регион Лаво

Этот всемирно знаменитый винодельческий регион располагается на северо-восточном берегу Женевского озера и простирается вдоль берега примерно на 30 километров на запад от Шильонского замка до восточной окраины Лозанны в кантоне Во.

Регион включает в себя 840 гектаров террасных виноградников, которые раскинулись вдоль нижней части горного склона, нисходящего к озеру. Общее население региона не превышает 28 тыс. человек. Сегодня в Лаво функционирует около 200 винодельческих хозяйств.

Имеются данные о том, что виноделие было известно тут еще во времена Римской империи, а непосредственную историю сегодняшних типичных каменных виноградных террас можно проследить с 11 века, когда регион находился под властью местных бенедиктинского и цистерианского монастырей.

Лаво является уникальным памятником, показывающим, как человек и природа могут сосуществовать в полной гармонии. Здесь выращивают такие сорта винограда, как «Шасла» («Chasselas», 68,5%), «Гаме» («Gamay», 10,9%) и «Пино Нуар» («Pinot Noir», 11,5%).

Такие местные марки вин, как «Каламен», «Шардонне», «Дезале», «Эпесс», «Лютри», «Сан-Сафрорен», «Веве-Монтрё», «Вилетт» («Calamin», «Chardonne», «Dézaley», «Epesses», «Lutry», «St-Saphorin», «Vevey-Montreux», «Villette») защищены согласно сертификационной системе «АОС» («Appellations d’origine controlees»), подтверждающей подлинность места их происхождения.

Второе предложение – в лагере его сторонников собрались как сами виноделы, так и большинство местных политических партий – исходит из того, что от грубого вторжения неприкрытой коммерции в хрупкий мир традиционного виноделия регион Лаво и так уже хорошо защищен кантональными и федеральными законами. Защита эта функционирует настолько хорошо, что в 2007 году ЮНЕСКО внесла регион в свой список объектов Всемирного культурного наследия.

Предлагаемый ими контрпроект обеспечит, с точки зрения его сторонников, не только социально-экономическое процветание региона, но и его защиту, даже куда более эффективную по сравнению с предлагаемыми Францем Вебером радикальными мерами, которые, де, всего лишь «законсервируют» Лаво в формате, например, «национального парка», превратив живой регион в мертвый музей. Их план тоже предполагает, правда, сокращение масштаба жилого строительства, однако нежилые и технические здания строить будет можно и даже нужно.

Кроме того, виноделы могут надеяться на финансовую поддержку в плане сохранения и модернизации виноградников и террас, этих сложных горно-технических сооружений. На протяжении последних недель дискуссии между сторонникам этих двух подходов велись довольно активно, неоднократно выплескиваясь на страницы газет, журналов и интернет-сайтов.

Шаг за шагом

Семейный бизнес Жомини процветает, но не всем повезло так, как ему. Ситуация многих швейцарских виноделов в последнее время серьезно ухудшилась в результате падения цен на вино, а также того, что любителей пить местное вино становится все меньше, а иностранных конкурентов – все больше. Поэтому многие виноградари Лаво, включая и самого Констана Жомини, беспокоятся, что «спасательная» инициатива станет последним гвоздем, вбитым в крышку гроба этого региона.

«Самая главная опасность для Лаво – это постепенное вымирание  традиции местного винодельческого производства. Спекуляции на рынке недвижимости тут уже не столь важны», – заявил, например, местный социал-демократ Жан-Кристоф Шваб  (Jean-Christophe Schwab), выступая в марте на митинге перед почти тремя сотнями местных виноделов из деревни Шебр.

Памятник ЮНЕСКО

В 2007 году ЮНЕСКО внесло регион Лаво в список объектов Всемирного наследия в качестве «памятника культуры». Сам по себе этот статус не накладывает ни на местные, ни на федеральные власти никаких юридических обязательств по защите угодий Лаво.

Но чтобы иметь возможность эффективно продвигать регион на туристическом рынке, местные власти должны разработать и четко следовать утвержденной стратегии. Это поможет так же «поддержать и сохранить универсальное культурное значение» этой местности.

По мнению винодела Бернара Бови (Bernard Bovy), статус ЮНЕСКО «защищает как камни, так и людей и их труд». Но сторонники инициативы «Спасти Лаво» считают, что статус ЮНЕСКО ничего не изменил, а наоборот увеличил привлекательность региона для людей, желающих здесь поселиться во что бы то ни стало.

Пока, правда, в рамках ведущихся дебатов статус ЮНЕСКО и его перспективы никем особенно не затрагивались. «С тех пор, как Лаво стал частью списка ЮНЕСКО, чиновники этой организации ни разу не поинтересовались, а что собственно стало с регионом», — пояснил Оливье Мартин (Oliver Martin), глава отдела сохранения культурного наследия швейцарского Федерального ведомства культуры.

Однако Сюзанна Деблю (Suzanne Debluë) смотрит на ситуацию совсем другими глазами. Вот уже 40 лет эта жительница общины Лютри идет по стопам своего отца, активно сражаясь с крупными строительными проектами, грозящими, по ее словам, «загубить Всемирное культурное наследие. Эти прекрасные окрестные пейзажи принадлежат всем нам, а не только непосредственным владельцам земли, которые думают, что могут делать с ней все, что захотят», – говорит она, указывая на частные виллы, которыми просто усыпан склон горы выше деревни Лютри.

Сюзанна Деблю, активист ассоциации «Спасти Лаво», считает, что застройщики медленно и постепенно прибирают к рукам регион Лаво, а виноделы либо не замечают этого, либо просто игнорируют этот факт, либо даже работают рука об руку с местными властями, выдающими разрешения на застройку. «Благодаря двум предыдущим инициативам по спасению региона Лаво нам удалось защитить большую часть исконной зоны винодельческих угодий. Но в верхней части горной гряды – в так называемой «короне» – а также по берегу озера в последние 30 лет творился натуральный строительный беспредел», – говорит она, не скрывая своих эмоций.

По ее словам, эта проблема еще больше усугубилась за последние годы вследствие демографического давления со стороны близлежащих городов Лозанна и Веве. Вооружившись фотографическими доказательствами, Сюзанна Деблю наглядно доказывает, как крупные застройщики превращали старинные винодельческие усадьбы в непомерно дорогие резиденции, и как традиционный уклад постепенно, шаг за шагом, отступал перед роскошными квартирами и виллами, недоступными для большинства местных жителей.

«Только начиная с июля 2011 года на рассмотрение местных властей и общества было представлено около 450 заявок на реализацию крупных строительных проектов, причем лишь десяток из них был напрямую связан с вопросом модернизации технической инфраструктуры, непосредственно относящейся к виноделию», – говорит известный в Лаво адвокат Лоран Фишер (Laurent Fischer), активный сторонник инициативы «Спасти Лаво». Его оппоненты с этим не согласны. Так, винодел Морис Неру (Maurice Neyroud) из деревни Шардонне уверен, что всё это ни что иное, как «скандальные измышления».

Впрочем, некоторые другие виноделы, как, например, 90-летний Марко Левра (Marco Leyvraz), тоже склонны негативно рассматривать процесс «вторжения сюда нуворишей, собственников и денежных мешков». Сторонники инициативы «Спасти Лаво» хотят расширить защищенную от застройки территорию виноградников на север и на юг, то есть до берега и до «короны» хребта над Лаво с тем, чтобы притормозить процесс урбанизации региона и лишить местные коммунальные власти права единолично решать вопросы выделения тех или иных земель под застройку.

Они хотят, чтобы темпы возведения жилого фонда и объемы строительства здесь были строго ограничены, при этом для виноделов будут сделаны исключения. Так, они смогут модернизировать и ремонтировать свою хозяйственную недвижимость в соответствии с собственными потребностями, но и с полным уважением к традиционному архитектурному стилю окружающих деревень. Исключения будут сделаны и для возведения необходимых общественных зданий, таких, как больницы, школы и дома престарелых. Констан Жомини не верит ни единому слову.

«Исключения! И как же именно они собираются их делать? Одним они будут разрешать строить, а другим нет?» Он убежден, что «Спасти Лаво» - это совершенно излишняя инициатива. «Если Лаво превратится в музей, здесь не будет никакого развития, отсутствие развития – это медленная смерть для виноделия, а потому ЮНЕСКО может однажды просто утратить основание для того, чтобы и дальше держать регион в списке особо значимых памятников винодельческой региональной культуры… В этом-то и заключается самый большой риск».


Перевод с английского и адаптация: Людмила Клот, swissinfo.ch



Гиперссылки

×