Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Самоидентификация «Мой отец – донор спермы. И я его знаю»

По словам экспертов по правам ребенка, дети должны иметь возможность узнать личность донора спермы.

(Keystone)

Швейцарское законодательство с 2001 года запрещает анонимное донорство спермы. Однако многие обходят закон и едут за границу. Чтобы защитить права ребенка, эксперты призывают регламентировать данный аспект «репродуктивного туризма» на международном уровне. 

«Сложно строить жизнь, не зная своего истинного происхождения», – говорит Стефани. Как и многие тысячи швейцарцев, она родилась благодаря наличию банков спермы, в частности банка женской больницы Фрауэнклиник в Берне. 

Этот метод был взят на вооружение в семидесятые, чтобы сгладить последствия ситуации, вызванной мужским бесплодием. В то время даже вопрос не стоял о раскрытии личности донора, а родителям настойчиво рекомендовалось не рассказывать ребенку подлинную историю его появления на свет. В семье Стефани умели хранить секреты. «Но, несмотря на это, я испытывала беспокойство. Мне всегда казалось, что от меня что-то скрывали», – вспоминает франко-швейцарка. 

В 35 лет она все-таки узнала правду. Понять наконец причину своей тревоги было шоком и в то же время облегчением.  «И тогда я почувствовала потребность узнать, на кого я похожа», – продолжает она. И начались поиски, полные сюрпризов и разочарований. 

Поскольку Фрауэнклиник не сохранила информацию о донорах, Стефани не удалось установить личность её биологического отца. Однако благодаря американскому сайту, ведущему учет профилей ДНК, она узнала о существовании двух сводных братьев. 

Встреча Стефани и одного из сводных братьев в бернском парке была показана швейцарской телерадиовещательной компанией (RTS) в передаче «Выяснение главного» (Мise au point). 

Конец анонимного донорства 

В будущем детям не придется проходить этот «путь воина», чтобы узнать свое происхождение. С 2001 года Федеральный законВнешняя ссылка об искусственном оплодотворении запрещает анонимное донорство спермы. С 18-летнего возраста ребенок имеет право получения доступа к данным о личности донора и информации о его внешности, хранящимся в соответствующем реестре Федерального управления юстиции. Эти данные можно получить даже раньше, в частности в случае наследственного заболевания.

Тем не менее в ближайшие годы многие дети будут не в состоянии отыскать информацию о доноре. В Швейцарии искусственное оплодотворение доступно только парам, состоящим в браке. Сожители, гомосексуальные пары и незамужние женщины такой возможности лишены. Именно поэтому многие обходят законодательство, прибегая к услугам зарубежных банков спермы, где анонимность донорства по-прежнему возможна. 

Международные стандарты во избежание правонарушений 

Подобная практика позволяет многочисленным швейцарцам завести ребенка. Тем не менее, анонимность донорства создает проблему. Она не только противоречит швейцарскому законодательству, но и нарушает условия Конвенции о правах ребенкаВнешняя ссылка. Статьи 7 и 8 конвенции гарантируют любому человеку право знать своих родителей в пределах возможного и иметь доступ к основной информации об их личности, национальности, именах и семейном положении. «Государство обязано хранить данную информацию неограниченный срок, с тем чтобы с ней могли ознакомиться потомки», объясняет Миа Дамбах, директор Международной социальной службыВнешняя ссылка (ISS) – некоммерческой организации со штаб-квартирой в Женеве.

А как в других странах? 

Мировая тенденция заключается в преобладании права ребенка знать своих биологических родителей над правом донора сохранять анонимность. Первой страной, запретившей анонимное донорство в 1984 году, стала Швеция. Её примеру последовали многие страны, в том числе Швейцария, Германия, Австрия, Нидерланды, Великобритания, Норвегия, Новая Зеландия и некоторые штаты Австралии. 

Конец инфобокса

Будучи экспертом в области прав ребенка, она полагает, что законы некоторых стран не защищают ребенка в достаточной мере. «Донорство спермы стало коммерческим рынком, и создание ребенка подчиняется его законам», – беспокоится она. Отсутствие общих норм открывает путь злоупотреблениям. «В Азии нередко используется сперма умерших доноров. В других странах можно выбрать даже цвет глаз будущего ребенка. Насколько это вообще этично?» – спрашивает она себя. 

Чтобы привнести порядок в эти «джунгли» используемых методов, Международная социальная служба ООНВнешняя ссылка, специальный докладчик по проблеме торговле детьми и сексуальной эксплуатации детей, а также различные организации и правительства стран в настоящее время работают над формулированием и принятием международных стандартов в этой сфере. «Никому не дается автоматического права иметь ребенка. Однако у ребенка всегда есть право родиться и жить в достойных условиях», – подчеркивает Миа Дамбах. 

С одной стороны, такие стандарты должны гарантировать ребенку возможность получения сведений о личности донора. С другой, они должны четко определять условия донорства и согласия донора. «Во избежание проблем эти мужчины должны уточнять, в каких ситуациях и кем именно может быть использована их сперма: гетеросексуальной парой, гомосексуальной парой или незамужней женщиной», – уточняет директор ISS. Именно в свете подобных размышлений Совет Европы инициировал исследование возможности запрета анонимного донорства спермы. 

На кого же я похож(а)? 

Свое происхождение важно знать и с психологической точки зрения. «Потребность каждой личности знать о том, откуда он(а) ведет свое происхождение, общеизвестна и общепризнанна», – указывает Марион Тьеш, психолог-эксперт в области усыновления и оплодотворения в медицинских условиях. «Раньше детям нечасто говорили, что их усыновили, чтобы не причинять им напрасных волнений. А меж тем, многие из этих детей чувствовали тревогу и беспокойство, не имея возможности установить их причину», –говорит она. 

Лица, рожденные благодаря анонимному донорству спермы, могут, по ее мнению, испытывать чувство фрустрации, несправедливости или даже гнева по отношению к своим родителям. «У них часто бывает впечатление, что в их «жизненном паззле» не хватает какой-то детали, и что им никак не удается заполнить эту пустоту», – отмечает Марион Тьеш. Кроме того, часто возникает вопрос о физическом сходстве. «На кого я похож(а)?» - спрашивают они себя. 

Отпугнет ли это доноров? 

Можно ли будет найти доноров без анонимности? «Мы беспокоились, внося изменения в закон, однако, острого недостатка в донорах не случилось», – констатирует доктор Даниэль Виртнер, управляющий банком спермы Центра искусственного оплодотворения в ЛозаннеВнешняя ссылка (CPMA). Для удовлетворения примерно тридцати ежегодных заявок центр должен привлечь пять-шесть доноров.  

Однако доктор отметил изменения в социально-экономическом портрете заинтересованных. «Раньше донорами часто становились студенты, желающие заработать немного денег [прим. ред.: донорство спермы формально не оплачивается, но донорам возмещаются расходы]. Сейчас это в основном мужчины, у которых нет детей, но которые все же хотели бы оставить след после себя или же просто желают помочь бездетной паре», – объясняет Даниэль Виртнер.

В банке спермы больницы Inselspital в Берне замороженные образцы донорской спермы хранятся в таких контейнерах.

(Keystone)

Эти мужчины должны дать согласие на то, чтобы их личность была раскрыта ребенку по достижении им совершеннолетия и, таким образом, принять как данность, что ребенок однажды может просто прийти и постучаться в дверь. Кроме того, нужно ли, чтобы человек знал, что родился от донора? По словам доктора, лишь 50% родителей намерены рассказать об этом ребенку: «Мы выступаем за прозрачность и предлагаем нашу поддержку, но в некоторых личных обстоятельствах информирование ребенка о его происхождении становится затруднительным». 

Кроме того, нельзя однозначно утверждать, что сам ребенок захочет узнать об этом что-то большее. Калифорнийский банк спермы (Sperm Bank of California) вел учет запросов информации на протяжении 10 лет; 60% детей, зачатых в гетеросексуальных семьях от донорского материала, были проинформированы о способе их зачатия, и только 40% из проинформированных в возрасте от 17 до 27 лет запросили данные о личности донора. 

Даниэль Виртнер считает, что швейцарские законы действительно позволяют защищать и детей, и родителей, и доноров: «Чтобы воспользоваться этим, приезжают даже пары из Франции». Законодательство, вероятно, должно адаптироваться под реалии развития общества, в котором брак пользуется все меньшей популярностью. «Политикам надлежит заново определить наши представления о семье, особенно, в свете полемики о браке для однополых пар», - подводит итог доктор.


Открытие происхождения – переломный момент 

По достижении совершеннолетия дети, зачатые от донорской спермы, могут запросить информацию о личности донора. Информация им предоставляется в ходе личной беседы в присутствии социального психолога. Эту процедуру швейцарские власти намерены заменить на отправку обычного письма. 

«ФертиФорум» (FertiForum), Комитет Швейцарского общества репродуктивной медициныВнешняя ссылка (Société Suisse de Médecine de Reproduction (SSMR)), впрочем, настаивает на сохранении существующей процедуры. «Это обезличивающее упрощение вызывает сожаление, поскольку совсем не учитывает психологические последствия такого информирования», - досадуют члены комитета в письме, адресованном Министру юстиции и полиции Симонетте Соммаруга.

Конец инфобокса


Перевод с французского и адаптация: Евгений Мамонтов

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта