Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Свидетельские показания


Сирийский ужас шокировал бернских гимназистов


Автор: Исла Бакхат / Islah Bakhat, г. Берн


Около 170 учащихся бернской гимназии «Kirchenfeld» приняли недавно участие в семинаре, организованном правозащитной организацией «Amnesty International» и посвященном ужасам гражданской войны в Сирии.  (swissinfo.ch)

Около 170 учащихся бернской гимназии «Kirchenfeld» приняли недавно участие в семинаре, организованном правозащитной организацией «Amnesty International» и посвященном ужасам гражданской войны в Сирии. 

(swissinfo.ch)

Гражданская война в Сирии продолжается вот уже пять лет. Что происходит в этой измученной стране на самом деле? Швейцарское отделение международной правозащитной организации Amnesty International пригласило Амаль Наср (Amal Nasr) и Ранем Матук (Raneem Ma’touq), двух беженок из Сирии, встретиться с учащимися швейцарских гимназий и поведать им о своих судьбах и об истинных мотивах, заставивших их бежать из Сирии в Европу. Журналист портала Swissinfo побывал на одной такой встрече, состоявшейся недавно в бернской гимназии «Kirchenfeld».

«Меня били по спине специальным приспособлением под названием „ковер-самолет“. Мне сломали левую ногу. Ножом обрезали волосы. Руки прижигали сигаретами. Избивали кнутом по спине и рукам. На левую руку потом пришлось наложить 48 швов. Кровотечения продолжались три месяца. Я потеряла зрение на три часа, а потом меня перевели в больницу в гинекологическое отделение».

Это фрагмент из рассказа Амаль Наср, с которого она начала своё выступление перед учащимися в Берне в марте этого года. Правда, жертвой в этой страшной истории была не она, а 22-летная заключенная в правительственной тюрьме Адра на северо-востоке Дамаска, одной из самых страшных тюрем страны. Она написала письмо Амаль Наср, поскольку та, будучи активисткой-феминисткой, уже с 1990-х годов вела борьбу за права женщин в Сирии и сама несколько раз подвергалась арестам.

Вот уже больше года Амаль Наср живёт в Швейцарии. Ей пришлось бежать из Сирии из-за преследований со стороны ассадовской службы безопасности, которым она подверглась даже после её освобождения из тюрьмы. Молодой швейцарской аудитории она сказала, что большинство сирийских женщин покидают родину, «стремясь уберечь своих детей от насилия, спасти их от смерти, похищения и от тюрьмы».

«Я нелегально покинула Сирию, оставив в Дамаске свою единственную двадцатилетнюю дочь», — добавила она, пояснив, что она не смогла забрать ее с собой, так как, во-первых, режим Асада не выпускает дочь из страны, а во-вторых, по законам Швейцарии беженцы не имеют права требовать воссоединения с собственными детьми, находящимися в возрасте старше 18 лет.

Затем она рассказала, что последний раз агенты Башара Асада арестовали ее за участие в мирной инициативе, организованной оппонентами сирийского режима и борцами за права и интересы женщин, в результате чего мечта Амаль Наср о мире в Сирии обернулась настоящим адом правительственной тюрьмы Адра, куда она попала по обвинению в «террористической деятельности».

Вместе с ней в заключении удерживались «ещё примерно восемь сотен женщин — сестёр, матерей и дочерей мужчин, вынужденных взяться за оружие чтобы противостоять произволу режима. Таких активистов, как нас, бросали в тюрьмы по политическим мотивам и до революции, но попасть за решетку после революции стало по-настоящему страшно», — рассказывала она.

Амал Назр (Amal Nasr), активистка женского правозащитного сирийского движения, рассказывает о том, что она пережила в тюрьме в Дамаске.  (swissinfo.ch)

Амал Назр (Amal Nasr), активистка женского правозащитного сирийского движения, рассказывает о том, что она пережила в тюрьме в Дамаске. 

(swissinfo.ch)

«Тюремная камера в которой нас держали, была два метра в длину и полтора в ширину, а нас было 12 человек. Мы не могли ни присесть, ни поспать. Среди нас были и 13 летние девочки, и женщины в возрасте за 80. Я никогда не забуду тот день, когда в камеру бросили девочку, которая сквозь слезы рассказала о том, как только что убили заключенного под номером 15 940». Как пояснила Ранем Матук (Raneem Ma’touq), девочка знала человека под этим номером, поскольку такие же номера были нанесены на спине у многих заключенных — и у молодых, и у старых. Ранем Р. Матук тоже раньше сидела в тюрьме Адры, где она и познакомилась с Амаль Наср, подругой её родителей.

Номер на спине

«Я видела детей с номерами на спинах, причем каждый ребёнок или взрослый с номером на спине был обречен на неизбежную смерть от пыток или на казнь. Невозможно даже поверить, что все эти дети — террористы, как утверждает режим», — говорит Ранем Матук. Около года назад она вместе с матерью и братом получила статус беженца в Германии.

Истинные мотивы бегства

С начала революции в Сирии в 2011 году прошло ровно 5 лет. В связи с этой датой швейцарское отделение международной организации Amnesty International организовало специальное информационное турне по швейцарским школам, гимназиям и университетам, в рамках которого граждане Сирии, нашедшие убежище в Германии и Швейцарии, провели с учащимися этих учебных заведений встречи и беседы.

Такие семинары прошли, в частности, в Берне, Цюрихе, Базеле и Лозанне. Интерес к ним был огромен, послушать беженцев приходило каждый раз намного больше людей, чем планировалось изначально. Например, в бернской гимназии «Кирхенфельд», одном из самых авторитетных и популярных средних учебных заведений страны, ожидалось присутствие 70 школьников, а пришло около 170.

В Базеле организаторам семинара просто не удалось найти места, которое бы вместило всех желающих получить информацию о положении в Сирии из первых рук. В общей сложности в рамках недельной программы с участием женщин-беженцев из Сирии семинары в разных городах Швейцарии посетило больше 1 300 человек.

Основная цель, которую преследовала организация Amnesty International, организовывая эти семинары, состояла в том, чтобы «предоставить беженцам возможность самим рассказать о пережитых ими страданиях, и чтобы люди в зале сами могли потом составить объективную картину о происходящем в Сирии». Как объяснил один из представителей Amnesty International, эта организация преследовала еще и цель «представить швейцарской аудитории людей, которые бы могли бы рассказать об истинных мотивах, заставивших их бежать из Сирии в Европу».

«Каждый день из тюрьмы выносили больше десятка трупов, причём перед этим тела мертвых могли оставаться в камере с живыми заключенными ещё по нескольку дней. Дошло до того, что запах свободы стал ассоциироваться у нас с запахом смерти». Тихим голосом Ранем Матук рассказывала о том, как задержанных часто помещали неизвестно куда без предоставления какой-либо информации об их местонахождении и о том, как «к заключенным применяли самые страшные пытки, женщин насиловали, а у людей изымали органы для продажи».

Молодая студентка хорошо помнит, за какое «преступление» она сама попала в тюрьму Адры: «В Сирии я занималась организацией мирных студенческих демонстраций, мы выступали за свободу и за правовое государство. В глазах режима наша деятельность была опасней, чем террористическая деятельность вооруженных группировок так называемого „Исламского Государства“. Несмотря на то, что наши требования и наша деятельность всегда были исключительно мирными, нас регулярно обвиняли в терроризме и экстремизме».

Отец Ранем Матук, Халил Матук, адвокат и правозащитник с более чем двадцатилетним стажем, в октябре 2012 года поехал в Дамаск и там пропал бесследно вместе со своим коллегой. С тех пор она больше ничего не слышала об отце. Пока она находилась под следствием, ей удалось узнать, что её отец был задержан сирийским режимом, хотя его официальные представители факт задержания отца постоянно отрицали.

На вопрос о том, насколько тепло и дружелюбно приняли их немцы и швейцарцы, Ранем Матук ответила: «В целом европейцы довольно застенчивые и сдержанные». А ещё она добавила, что по её личному опыту жизни в Германии, «подавляющее большинство людей хотят знать, что происходит в Сирии, так как СМИ часто рассказывают не всю правду о происходящем».

Реакция школьников

Выслушав, при помощи переводчика, рассказы двух женщин, вопросы учащиеся гимназии задавали самые разные. «Всегда ли репрессии режима Башара Асада против народа Сирии достигали таких масштабов или ситуация стала хуже только в последние годы?», «Сколько всего сирийцев стали жертвами преследований со стороны правящего режима?», «С каким настроем приняло вас местное население в Швейцарии и Германии?». Судя по выражению лиц школьников, было понятно, что услышанное буквально повергло их в состояние шока. 

«То, что нам рассказали [эти женщины] потрясло меня до глубины души», — рассказал один из учащихся гимназии в интервью порталу swissinfo.ch. «Они донесли до нас очень много новой информации. В некоторых вопросах я был совершенно не осведомлён, например, о положении женщин в тюрьмах. Я был в шоке, когда узнал, что заключённым присваиваются номера и что люди уже заранее знают, что их неминуемо ждёт смерть». Другая ученица сказала, что её просто ошарашила информация о том, что преследованиям со стороны режима Башара Ассада и его союзников подверглось 60% населения. 

Многие учащиеся также критиковали швейцарские СМИ за, якобы, по их мнению, искажение реального положения вещей в Сирии. «Меня просто поразило, что объектом преследования стали близкие и родственники людей, борющихся за демократию. А я ещё я просто в шоке от того, что наши средства массовой информации скрывают эти аспекты конфликта», — сказала эта школьница.

«Я знала, что положение дел в Сирии просто ужасное, но то что нам рассказали о происходящем в тюрьмах эти две женщины, пережившие заключение - просто в голове у меня не укладывается, особенно их рассказ о том, как трупы умерших людей продолжают лежать по нескольку дней в камерах вместе с живыми заключенными. Нам здесь такое даже представить сложно, и я ощущаю полную беспомощность оттого что не могу ничего, ну или практически ничего изменить, находясь здесь, в то время как ситуация там становится всё хуже».

Ещё один ученик, сам бывший беженец из Косово, сказал, что его очень тронул рассказ Ранем Матук. «Благодаря таким семинарам у людей, которых иначе ничто не связывает с беженцами или иностранцами и которые относятся к беженцам с опасением, появляется возможность составить реальную картину о том, что заставило этих людей уехать с родины и искать себе убежище за рубежом».

Другой студент сказал: «Такие рассказы всегда задевают меня за живое, так как в Европе мы с такими вещами не сталкиваемся. Мы даже представить себе не можем, через какие страдания прошли эти люди. И можем только попытаться понять это умом. Вот здесь сегодня с нами мать, чья дочь осталась в Сирии (...)  Газеты и телевидение не дают нам возможность увидеть Сирию с такой стороны. А слушая такие истории, вы как будто открываете для себя новую правду».


Перевод и адаптация на русский: Екатерина Филеп под ред. Игоря Петрова.

×