Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Сто лет дадаизма


Швейцарский авангард, перевернувший мир


Автор: Кристиан Раафлауб (Christian Raaflaub), г. Цюрих


«Cabaret Voltaire» является для Цюриха тем же, чем для Парижа Эйфелева башня». Юри Штайнер (Juri Steiner), куратор программы торжеств по случаю столетнего юбилея движения дадаизма, говорит, что такое сравнение он услышал недавно в Израиле из уст профессора истории искусств.  (Martin Stollenwerk)

«Cabaret Voltaire» является для Цюриха тем же, чем для Парижа Эйфелева башня». Юри Штайнер (Juri Steiner), куратор программы торжеств по случаю столетнего юбилея движения дадаизма, говорит, что такое сравнение он услышал недавно в Израиле из уст профессора истории искусств. 

(Martin Stollenwerk)

В этом году Цюрих отмечает 100 лет дадаизма, авангардистского течения в литературе, изобразительном искусстве, театре и кино, которое возникло в Швейцарии и потом завоевало весь мир. Эпицентром дадаизма эпохи его расцвета было знаменитое цюрихское «Кабаре Вольтер». Уже в наши дни, в сотрудничестве с другими культурными и творческими центрами и организациями, оно подготовило яркую программу юбилейных торжеств.

Тот, кто хотя бы один раз приезжал в Швейцарию, непременно сталкивался, как здесь в шутку говорят, с самым популярным произведением в жанре дадаизма. О чем идет речь? Очень просто — о купюре в 50 швейцарских франков, украшенной работой известной швейцарской художницы-дадаистки Софи Тойбер-Арп.

Но дада — это нечто гораздо большее! Это не просто парадоксальные сочинения, симультанные поэмы («когда мысль рождается во рту») и брюистская (шумовая) музыка отца-основателя дадаизма Хуго Балля, который задался целью приспособить философские традиции и классическую немецкую поэтику 19 века к техническим и формальным потребностям искусства века 20-го.

Дада — это не бессмыслица и абракадабра, но творческая иррациональность, игра случайностей, из которой рождаются на свет то театральное представление, то картина ранее невиданного стиля, то парадоксальное стихотворение. Собственно, здесь совершенно не важно, что именно мы имеем в итоге, главное, чтобы новое произведение не имело ничего общего с традиционным искусством, чтобы оно было результатом синтетического подхода к творчеству в самом широком смысле.

А начиналось все по адресу ул. Шпигельгассе, д. 1, что в цюрихском историческом квартале Нидердорф. Расположенное в этом доме некогда знаменитое на весь мир «Кабаре Вольтер» долгое время вело довольно призрачное существование. Власти города несколько раз уже начинали процесс его ликвидации, но в конце-концов эта история все-таки получила «счастливый конец».

«Кабаре Вольтер», после серьезной реконструкции, останется там, где оно всегда и было. Теперь это одновременно и кафе, и творческий центр. Реставраторы очень бережно отнеслись к исторической субстанции «Кабаре», главный зал его оставлен таким, каким он был сто лет назад, по стенам развешены картины, коллажи и биографии знаменитых дадаистов, где-то в углу притулилось пианино, вокруг хаотично разбросаны части списанных в утиль витринных манекенов.

Дадаисты

Искусство дада стало ответом на безумие и бессмысленность Первой мировой войны.

Абсурд войны и был главным движущим мотивом для большинства сторонников дадаизма, в большинстве своем бежавших в нейтральную Швейцарию из вовлеченных в войну стран Европы.

Среди основателей дадаизма первого поколения, кроме немцев Хуго Балля (Hugo Ball, 1886 —1927) и Эмми Хеннингс (Emmy Hennings, 1885 —1948), можно назвать художника немецко-французского происхождения Ханса Арпа (Hans Arp, 1886 — 1966) и его жену Софи Тойбер-Арп (Sophie Taeuber-Arp, 1889 — 1943), Тристана Тцару (Tristan Tzara, 1896 — 1963) и Марселя Янко (Marcel Janco, 1895 — 1984) из Румынии, а также немца Рихарда Хюльзенбека (Richard Huelsenbeck, 1892 — 1974).

В Нью-Йорке, Париже, Берлине, Ганновере и Кёльне также появились, в свою очередь, собственные движения дадаистов.

Большой известности в США в качестве дадаистов добились американский француз Марсель Дюшан (Marcel Duchamp, 1887 — 1968), француз Франсис Пикабиа (Francis Picabia, 1879 — 1953) и американец Ман Рэй (Man Ray, 1890 — 1976).

В Париже «пощечины общественному мнению» раздавал Андре Бретон (André Breton, 1896 — 1966), в Германии этим же занимались Курт Швиттерс (Kurt Schwitters, 1887 — 1948), Йоханнес Баадер (Johannes Baader, 1875 — 1955), Макс Эрнст (Max Ernst, 1891 —1976) и Йоханнес Теодор Бааргельд (Johannes Theodor Baargeld, 1892 —1927).

Историки искусства едины сегодня в том, что целый ряд нынешних форм современного искусства (видео-арт, перформанс, реди-мейд, постмодерн в самом широком понимании) без дадаизма были бы невозможны.

Именно тут, ровно сто лет назад, Хуго Балль вместе с Эмми Хеннингс и открыл 5 февраля 1916 года свое кабаре. В Европе в этот момент бушевала Первая мировая война, но Швейцария осталась нейтральной. Цюрих был в стороне от боевых действий, а потому этот город стал удобным прибежищем для творческих людей, бежавших от войны, а иногда, как и сам Хуго Балль, просто дезертировавших из армии, не желая гибнуть неизвестно за что.

Историки искусства считают, что именно в этот день и зародилось движение дадаизма, хотя сам термин «дада» был придуман только два месяца спустя. «Они сформировали программу на несколько месяцев вперед, примерно до 23 июня, когда впервые на сцене в костюме епископа появился сам Хуго Балль и начал не то декламировать, не то странным голосом петь свои тексты», — рассказывает Адриан Нотц (Adrian Notz), сегодняшний директор «Кабаре Вольтер».

«Многие выступавшие в кабаре артисты, художники, поэты и музыканты были эмигрантами из воюющих стран, поэтому очень скоро большая часть их покинула Цюрих и после войны вернулась к себе на родину. „Кабаре Вольтер“ погрузилось в спячку. Тут был вновь открыт винный погреб, а примерно в 1990-е годы этот знаменитый некогда дом в „Зеркальном переулке“ опустел окончательно», — напоминает Адриан Нотц.

Омытые росой хризантемы*

Слух об этом дошел до концептуального художника из Люксембурга Марка Диво (Mark Divo), склонного к эпатажу и проживанию в экстремальных городах, например, в Западном Берлине. В феврале 2002 года он с десятком своих соратников просто-напросто захватил пустующее здание. «Мы все были элегантно и стильно одеты». Своими воспоминаниями Марк Диво делится с нами в одном из цюрихских кафе за чашечкой кофе.

«С собой у нас были гитары, и мы устроили концерт. Затем откуда ни возьмись – полиция. Мы сказали, что здание нам досталось в наследство. Полицейские поздравили нас и даже не отказались от небольшого угощения. Им и в голову не пришло тогда, что дом был попросту захвачен. И только день спустя до них дошло…» И сегодня Марк Диво не скрывает своего удовольствия, рассказывая об этом эпизоде.

Была в числе скваттеров и 36-летняя цюрихская художница Аяна Калугар (Ajana Calugar). Она вспоминает: «Стены были увешаны картинами, открытками, текстами, обклеены географическими картами. Это была одна сплошная, в развороте на 360 градусов, трехмерная инсталляция. Ты как будто сразу оказывался в другом мире».

По ее словам, жизнь в этом доме позволила ей ближе познакомиться дадаистской субкультурой, которая «произвела на меня неизгладимое впечатление и оказала огромное влияние на всю мою жизнь». А два года спустя А. Калугар и М. Диво стали одними из авторов и главных героев документального фильма «Дадаизм изменил мою жизнь» («Dada Changed My Life»).

Жизнь без ковра-тапочки

Что Марку Диво нравится в дадаизме особенно, так это его ярко выраженный коллективизм. «Это было культурное движение, созданное непосредственно самими деятелями культуры», — говорит он. К 100-летнему юбилею он планирует провести в Праге, городе, где он живет, семинар с целью выяснить, какое влияние дадаизм оказал на художественные движения по всему миру.

А вот Аяна Калагар 6 февраля 2016 года проведет в «Кабаре Вольтер» так называемую «Хаосцену» («Chaostage»). В названии этого проекта скрывается игра слов, объединяющая сразу три понятия: хаос, сцену (по-английски «stage»), и немецкое слово «дни» («Tage»). «От музыки через перформанс к фильму: у нас в рамках «дней сценического хаоса» будут показаны самые разные жанры и сюжеты, объединенные единственным правилом, которое гласит: «никаких правил!», — обещает художница, для которой дадаизм заключается в «игровом разрыве со всем, что считается обычным, тривиальным».

Кстати, никакого раз и на всегда сформулированного определения дадаизма не существует в принципе. «Что такое дада не знают даже сами дадаисты, это известно только самому главному дадаисту по имени «Обер-дада», а он об этом никогда и никому не расскажет», — писал Йоханнес Баадер (Johannes Baader) в 1919 году. Юри Штайнер (Juri Steiner), один из кураторов выставки «Dada Universal», проходящей в Цюрихском Историческом музее (Landesmuseum), открыл для себя дадаизм в период своей бурной юности.

Сегодня для него суть этого движения состоит в необходимости «дойти до самого последнего предела. Нужно просто выставить себя на посмешище, которое, будучи формой самопреодоления, позволит вам обрести самого себя. Это, как говорится, многих трудный путь, но только пройдя через страх неудачи ты получишь шанс обрести истинною творческую свободу, которая в свое время и вдохновляла дадаистов».

Наши мозги стали пуховыми подушками

«Этот взрыв, извержение, можно ощутить в искусстве дада вплоть до сегодняшнего дня», — рассказывает Юри Штайнер, бывший директор бернского Центра Пауля Клее, один из лучших экспертов по дадаизму. Это творческое течение, по его убеждению, полностью изменило направление, которым начало развиваться последующее мировое искусство. «Кабаре Вольтер» есть для него ни что иное, как истинный «монумент авангарда». 

«Дада стало первым в истории междисциплинарным искусством. Марина Абрамович, например, в своем творчестве постоянно делает на него отсылки», — говорит директор «Кабаре Вольтер» Адриан Нотц. Наследниками дадаизма стали сюрреалисты, леттристы, представители арт-движения Флуксус («поток жизни»), битники, устроители перформансов вплоть до ситуационизма и даже известной группы «Pussy Riot», которую многие эксперты тоже причисляют к наследникам дадаизма.

«Дадаизм вел к растворению границы, обычно пролегавшей между пассивной публикой и активным творцом на сцене. Именно это и было одним из самых волнующих моментов в „Кабаре Вольтер“, — добавляет Юри Штайнер. — Дада в качестве способа мышления и сегодня остается одним из самых жизнеспособных и быстро распространяющихся направлений в философии современного творчества».

Игра шута с безделицей

Юбилей дадаизма будет отмечаться не только реальном мире, но и в виртуальном пространстве, причем в реализации одного из проектов под названием «Dada Data» активное участие принимает и швейцарская национальная телерадиокомпания SRG SSR, подразделением которой является сайт SWI Swissinfo.

Второй проект, о котором стоит поговорить отдельно — это портал «Dada Digital», созданный под эгидой цюрихского Художественного музея (Kunsthaus). Его куратором выступает Катрин Хуг (Cathérine Hug). Мы находимся вместе с ней в мастерской, где работают реставраторы. С сияющими глазами она показывает нам оригиналы дадаистских брошюр, которые как раз сейчас ожидают оцифровки.

«Красота дадаизма состоит в том, что он представляет собой своего рода обращение сразу ко всем. Он очень богат с точки зрения своего творческого содержания», — говорит Катрин Хуг. В запасниках музея «Kunsthaus» хранится сейчас самое крупное в Швейцарии собрание дадаистских объектов. Конечно, наиболее известные из них публике знакомы, «однако бесчисленные документы, книги, брошюры и журналы той эпохи, которые тоже являются частью дадаизма, пока что дремлют в архивах».

Именно поэтому недавно музей отобрал и выставил в интернет порядка 540 произведений дадаистского искусства. «Нам очень повезло, потому что в рамках реализации этого проекта мы тесно сотрудничали с одним из самых крупных специалистов по дадаизму Раймундом Майером (Raimund Meyer)», — с гордостью подчеркивает К. Хуг.

«Эссенция жизненной правды»

Столетие дадаизма в Швейцарии начали отмечать уже в 2015 году. Однако основные торжественные мероприятия пройдут в стране в наступившем 2016 году. Познакомиться с программой можно на сайте, посвященном 100-летнему юбилею дадаизма. «Кабаре Вольтер», например, покажет выставку «Obsession Dada». Как говорят ее кураторы и устроители, их цель состоит в том, чтобы «допраздноваться до безумия, до беспамятства, создать художественное пространство, в котором на первый план выйдут художественный акт, жест, действие».

Выставка «Dadaglobe Reconstructed» пройдет в Цюрихском музее «Кунстхаус», экспозицию «Dada Universal» покажет швейцарский национальный Исторический музей в Цюрихе. Указывается, что торжественные мероприятия будут проходить «в тесной связи с другими международными столицами дадаизма, такими, как Берлин, Париж, Нью-Йорк и Москва». Поддержку юбилейным торжествам оказывают власти города и кантона Цюрих, а также швейцарское Федеральное ведомство культуры (BAK).

Совершенно понятно, что такого рода юбилейные мероприятия и программы, реализуемые по уже привычным и накатанным рельсам, не остаются без критических отзывов. Так, например, швейцарская политолог Регула Штемпфли (Regula Stämpfli) заявила недавно в газете Basler Zeitung о том, что «глядя на нынешнюю концепцию юбилея, дадаисты той эпохи просто померли бы со смеху».

Юри Штайнер не согласен и говорит, что «сам по себе комплекс юбилейных мероприятий не обязательно должен быть выстроен в дадаистском ключе. Куда важнее иметь возможность рассмотреть движение дада в рамках исторического контекста и признать, что мы тоже являемся его наследниками, пусть даже далеко не все дадаисты были швейцарцами».

*В названиях главок текста использованы фрагменты программных высказываний ведущих дадаистов.

Караваны (Хуго Балль в переводе Валерия Шерстяного)

Бллллл яф яф рант О! гО Л Л Л х А

А БаН РосГ Ыиииииииии иииииГГГо

О! ГорьеУм

Е во го го РРР ами

Бой ко бой ко РУССССУЛЛЛА

Бла ГОБУНТ Бла ГОБУНТ

О лю лю лю ля ля ля

Щё еее с и н ! ДАБА

Вуууу! Ухуху люб л Волю лю лю уДуб!

Тум Ба-Ба

Бан! РА РАБГЛЯ РАБГЛЯ

Уфффф….

Караваны


Перевод с немецкого языка и адаптация: Людмила Клот, swissinfo.ch

×