Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Террор


Исламистская угроза: Швейцария повышает бдительность


Автор: Ариан Жигон (Ariane Gigon), г. Цюрих/Берн


Особый швейцарский «иммунитет» защищает страну от заражения вирусом экстремизма, но угроза джихадизма остается! (BR Mediathek)

Особый швейцарский «иммунитет» защищает страну от заражения вирусом экстремизма, но угроза джихадизма остается!

(BR Mediathek)

Ужасающие теракты в Париже, случившиеся меньше чем через год после нападения на редакцию журнала «Шарли Эбдо», говорят о том, что степень угрозы со стороны исламистского терроризма остается крайне высокой. Швейцария пока не является, как видно, целью номер один для джихадистов, однако, как показало недавно проведенное исследование, у Конфедерации есть проблема молодых людей, желающих воевать на стороне, в частности, террористической организации «Исламское государство».

Если сравнивать в международном масштабе, то, на первый взгляд, проблема, связанная с радикализацией молодых людей исламского вероисповедания для Швейцарии стоит не столь остро. И тем не менее, в последние месяцы правительство Конфедерации приняло целый ряд мер, призванных в превентивном порядке решить проблему джихадизма и не дать ей превратиться в полномасштабный кризис.

Потому что, как показало недавно проведенное исследование, в Швейцарии все-таки есть молодые люди, желающие воевать, в частности, на стороне террористической организации «Исламское государство». Как предполагают эксперты, решение отправиться на Ближний Восток у таких юных мусульман может быть тесно связано с их семейным и социальным контекстом.

Проверить эту гипотезу решили ученые кафедры социальной работы при Цюрихской высшей школе прикладных наук (Zürcher Hochschule für angewandte Wissenschaften — ZHAW), при поддержке экспертов из Женевы, Лозанны и Базеля. Они тщательно «просветили» личностные профили молодых людей, известных швейцарским спецслужбам (Nachrichtendienst des Bundes — NDB) в качестве лиц, потенциально способных на исламистскую радикализацию.

Итоги исследования были опубликованы в середине сентября 2015 года. По соображениям безопасности ученые не могли получить в свое распоряжение полноценную персональную информацию по упомянутым молодым людям, тем не менее, данные о возрасте, происхождении, религии и некоторые иные сведения они все-таки смогли изучить довольно подробно.

Всего были проанализированы 66 случаев выезда молодых швейцарских мусульман в места боевых действий на Ближнем Востоке. Зарегистрированны эти случаи были в период с 2001 по 2015 гг. С момента окончания проекта NDB внесла в этот список еще троих. Итак, каковые же были конкретные результаты и выводы? Во-первых, вопреки распространенному представлению, число несовершеннолетних и подростков в этом списке оказалось очень небольшим.

«Только 6 из 66 человек принадлежали к возрастной группе от 15 до 19 лет, из них лиц в возрасте до 18 лет было только двое», — говорит руководительница проекта Мириам Эзер (Miryam Eser). «Подавляющая часть людей, попавших в поле зрения спецслужб в связи с проблематикой религиозного экстремизма, была в возрасте между 20 и 35 года, многим даже было уже под 50 лет. 20 человек из 66 были родом из франкоговорящей Швейцарии. Женщин среди них исключительно мало — 3 из 66». Как говорит Мириам Эзер, швейцарская разведка NDB обратилась к родителям несовершеннолетних лиц с письмом, однако ответа пока от них никакого не поступило.

«В отличие от Франции или Германии в Швейцарии нет никаких структур для помощи семьям „джихадистов“, и мы знаем, что эти люди ощущают себя брошенными. В интересах всего общества, да и в их собственных интересах было бы как можно быстрей создать в Конфедерации соответствующие консультационные органы», — предлагает ученый. По ее словам, в рамках данного проекта совершенно сознательно не ставилась цель создать какой-то усредненный «профиль» тех, кто готов или склонен к тому, чтобы встать на путь «джихада», а все потому, что такой профиль мог бы серьезно повредить довольно заметной прослойке швейцарцев исламского вероисповедания, на которую «и так обращен более чем пристальный взгляд всего общества».

«Молодые мусульмане Швейцарии родились в тени терактов 11-го сентября и выросли в условиях, в частности, референдума о запрете строительства в Швейцарии новых минаретов и дискуссий о запрете ношения чадры в общественных местах», — указывает далее Мириам Эзер. «Я вовсе не хочу становиться их адвокатом, они в этом не нуждается, однако факт очевиден: эти лица фактически росли в ситуации презумпции виновности, они постоянно вынуждены были оправдываться. Каждый раз, когда где-то в мире происходил теракт с исламистским подтекстом, от них тут же требовали официально дистанцироваться от насилия, иными словами, выступать с покаянием, хотя конкретно никто из них ничего преступного не совершал. Разумно ли это?»

Президент Швейцарии: «Я шокирована»

Федеральный президент Швейцарии, министр юстиции и полиции страны Симонетта Соммаруга (Simonetta Sommaruga) выразила глубочайшее соболезнование родным и близким погибших. В интервью новостному порталу швейцарского национального телевидения «SRF» она заявила: «Я просто шокирована всем произошедшим, это ужасно». Этот теракт «является атакой на основы человечности и человечества».

По ее словам, «Швейцария целиком и полностью солидарна с народом и правительством Франции, у нас поддерживается интенсивное сотрудничество. Такого рода атаки ставят Европу перед проблемой совсем иного масштаба. Речь идет об обеспечении безопасности, которая в эти дни становится самой важной, если не важнейшей, ценностью».

Симонетта Соммаруга сообщила также, что в субботу 14 ноября 2015 г. в Берне состоялось экстренное совещание всех ведомств и структур Швейцарии, ответственных за обеспечение национальной безопасности. По итогам совещания в состояние повышенной готовности переведены, в частности, федеральное Ведомство полиции (Fedpol), разведка (NDB) и Корпус швейцарской погранохраны (Grenzwachtkorps).

По данным швейцарского внешнеполитического ведомства (Eidg. Departement für auswärtige Angelegenheiten — EDA), среди жертв терактов пока швейцарских граждан нет. В швейцарском МИД открыта справочная линия, позвонить по которой можно, набрав номер 0800 24-7-365.

М. Эзер также подчеркивает, что молодым мусульманам особенно нелегко приходится на швейцарском рынке труда и занятости, при том, что условия приобретения гражданства в Швейцарии, и без того строгие, продолжают в последние месяцы и годы последовательно ужесточаться.

Роль отца

Тем не менее, некоторые обобщения ученые все-таки сделали. Как оказалось, многие из молодых людей, склонных к религиозно мотивированному насилию, росли или без отца, или же с отцами, исповедовавшими крайне авторитарный стиль воспитания собственных детей. Поэтому у многих из них наблюдаются серьезные психологические проблемы, усиленные общей душевной лабильностью.

Еще одна общая черта — 52 из 66 лиц, «охваченных» исследованием, родились, как правило, в республиках бывшей Югославии или в Сомали, и прошли процесс социализации в условиях господства особенностей, характерных для исламского общественно-религиозного сообщества. 12 человек, из них шесть — «исконные» швейцарцы, социализировались в условиях христианских традиций, но потом приняли решение перейти в ислам.

В 20-ти случаях основой интереса к «джихаду» была пропаганда в интернете, в 13-ти случаях свою роль сыграл ранее накопленный опыт участия в боевых действиях, прежде всего в регионе Балкан. Еще 13 человек стали жертвой агитации групп радикальных салафистов, обещавших обеспечить «доступ к социальным лифтам». М. Эзер убеждена, что радикальный ислам является для таких молодых людей альтернативным общественным проектом, в рамках которого для них открывались возможности «стать настоящими мужчинами, то есть бойцами и борцами на правое дело».

Что же касается немногочисленных женщин, то их влекло на Ближний Восток ощущение «досады, отчаяния и горечи, которое возникало отчасти в связи с событиями, например, в Сирии, а отчасти из-за бездействия международного сообщества». Свою роль играло также чувство солидарности с «сёстрами», уже воюющими, например, на стороне «Исламского государства», а также превратно понятая «романтика» партизанской борьбы за «истинные ценности».

Очень похоже на секту

Не следует сбрасывать со счетов и тот факт, что террористические организации выстроены, как правило, по лекалам, характерным для тоталитарных сект с их простыми ответами на сложные вопросы и с четким подразделением мира на добро и зло, включая обещание почти что религиозного по своему характеру преобразования и «просветления» личности того, кто примет решение примкнуть к такой «секте». Разумеется, люди с критическим складом ума в таких организациях не приветствуются, наоборот, они обещают «освободить» своих новых адептов как от «химеры совести», так и вообще от «необходимости думать самому».

Интересен в этом отношении случай одного такого «джихадиста» родом из франкоязычной части Швейцарии, который, побывав в рядах «Исламского государства» и вернувшись потом домой, указывал в свое оправдание, что он «стал жертвой сектантской пропаганды». В итоге, по рекомендации швейцарской генеральной прокуратуры, этот молодой человек был приговорен к 600 часам общественно-полезных работ. Кроме того, он был обязан пройти курс психиатрической терапии.

Пытаясь понять логику функционирования системы рекрутирования молодых «джихадистов» ученые прибегли к потенциалу социальных сетей, создав в них несколько фиктивных учетных записей и опубликовав на них материалы, которые теоретически могли принадлежать лицам, потенциально интересующимся поездками на ближневосточную войну. Разного рода предложения тех или иных вариантов «исполнения таких желаний» не заставили себя долго ждать, и почти все вербовщики в сети соблазняли потенциальных «бойцов ислама» перспективой найти в лице, например, организации «Исламское государство», хорошо функционирующее, а, главное, «справедливое» общество.

«Особенное внимание вербовщики обращали на учетные записи, созданные от лица женщин», — говорит М. Эзер. «Эти люди не скрывали, что находятся в поиске квалифицированного персонала, например, врачей». Бурим Луза (Burim Luzha) изучает сейчас основы машиностроения. Он тоже принял участие в этом эксперименте и он подтверждает, насколько порой эффективной может быть пропаганда вербовщиков-джихадистов. «В интернете очень легко можно найти видеоролики на английском языке, в которых содержатся призывы к специалистам в тех или иных областях присоединяться к «Исламскому государству».

Швейцарский иммунитет

При этом Б. Луза подчеркивает, что «эти 69 человек, поверившие исламистской пропаганде, составляют всего 0,0138% от общего числа мусульман, живущих в Швейцарии. Швейцарские средства массовой информации, конечно, активно освещают все, что связано с исламизмом и с этими лицами, однако степень их медийного присутствия совершенно неадекватна степени реальной экстремистской опасности, потенциально, якобы, исходящей от людей, составляющих в общей структуре швейцарского общества „исламскую“ прослойку».

По его словам, швейцарские мусульмане не представляют «ровным счетом никакой опасности для стабильности страны, но ситуация могла бы быть еще более удовлетворительной, если бы имамы, а также швейцарские исламские организации, активнее просвещали молодых мусульман на предмет опасности, исходящей от слепой веры в фальшивых пророков».

Итак, стабильная общественная система, нацеленная на предотвращение любых гетто, — жилищных, общественных, ментальных, — и успешно решающая эту проблему на основе системы федерализма и гибкой школьной образовательной «дуальной» системы, ведет к тому, что Швейцария остается во многом непроницаемой для вирусов экстремизма. Кстати, так было всегда на протяжении последних 150 лет ее истории: иммунитет, которым обладала Конфедерация, позволял ей избегать заражения, в частности, как нацизмом, так и коммунизмом.

Но это не означает, что она может сложить руки и почивать на лаврах. Ученые подчеркивают насущную необходимость создания, в том числе и под патронатом государства, консультационных, просветительских и прочих структур, которые могли бы оказывать помощь семьям, члены которых вдруг принимают, по тем или иным причинам, решение отправиться воевать на Ближний Восток.

«Швейцарии, в частности, не хватает образовательных инструментов, направленных на соответствующее повышение квалификации, прежде всего, школьных педагогов. Сейчас учителя фактически не имеют профессиональных навыков, которые позволяли бы им вовремя регистрировать проблемы, связанные с религиозным, в частности, исламским, экстремизмом», — говорит М. Эзер, весьма сожалея, что из-за недостатка средств скоро в кантонах Базель-городской и Базель-сельский будет закрыто Единое Консультационное бюро, как раз и занимавшееся вопросами экстремизма. После этого на всю Швейцарию останется только одна такая структура.

С ее точки зрения, исправить ситуацию в какой-то степени можно было бы путем переноса просветительской и консультационной деятельности в сеть интернет, а также при помощи создания межкантональных программ «дерадикализации», включая запуск специальных телефонных «линий помощи» и «линий доверия». «Мы сознательно говорим о „линиях помощи“, а не о „горячих линиях“, с тем, чтобы не волновать лишний раз людей и не сеять панику», — говорит Мириам Эзер, напоминая, что, к сожалению, «недавно правительство и парламент Швейцарии отклонили проект такой телефонной службы, предложив заняться развитием и совершенствованием уже существующих структур».

Предполагается, что результаты, полученные по итогам исследования, проведенного за счет средств федерального бюджета «ZHAW», будут внимательно изучены членами рабочей группы «TETRA», созданной в 2014 году при правительстве Швейцарии с целью разработки мер борьбы с угрозой джихадизма. На сегодняшний момент эта группа уже разработала ряд рекомендаций, а в конце осени 2015 года, как сообщило недавно швейцарское федеральное Ведомство полиции (Bundespolizei — Fedpol), предполагается провести первый анализ конкретных результатов ее деятельности.

Официальная стратегия

18 сентября 2015 года Федеральный совет, правительство Швейцарии, принял национальную «Стратегию противодействия угрозе терроризма» («Strategie der Schweiz zur Terrorismusbekämpfung»). Как сообщает правительство, значительная часть намеченных мер уже реализована в стране на практике, другая часть находится в фазе их конкретного воплощения.

В основе «Стратегии» лежит принцип сочетания «Профилактики, Наказания, Защиты и Подготовки к кризисной ситуации». Особое внимание обращается на необходимость решительной, с соблюдением основных прав и свобод человека, борьбы как с терроризмом, так и с каналами его финансирования.

Федеральный совет подчеркивает, что «Швейцария намерена соблюдать гибкое равновесие свободы и безопасности, и что в сомнительных случаях принципы свободы будут иметь приоритет».

С целью противодействия радикализации исламской молодежи правительство предлагает делать ставку на усиленную социальную интеграцию молодых людей, на предотвращение «стигматизации» отдельных общественных групп и слоев, на активное проведение разъяснительных и просветительских компаний в местах концентрации граждан исламского вероисповедания, в частности, в мечетях, на разработку и внедрение современных образовательных норм, на основе которых имамы и другие лица, облеченные религиозным и иным авторитетом, могли бы проходить переподготовку и повышение квалификации.

Отдельное внимание следует, как указано в «Стратегии», уделять работе с провайдерами услуг сети интернет и мобильной телефонной связи с целью более эффективного предотвращения распространения в сети и социальных сетях информации и материалов экстремистского характера.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

×