Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Уроки истории Самые громкие дипломатические скандалы Швейцарии

Ignazio Cassis steigt aus einem Helikopter aus

Глава МИД Швейцарии Игнацио Кассис посещает с рабочим визитом Иорданию. Штаб-квартира БАПОР, структура ООН, в адрес которой он высказал недавно несколько жёстких критических замечаний, расположена в Аммане (14 мая 2018 года).

(© Ti-Press)

Министр иностранных дел Швейцарии Игнацио Кассис (Ignazio Cassis) спровоцировал недавно своей критикой в адрес БАПОР серьёзные дебаты на предмет как целей и назначения этой структуры, так и стиля швейцарской дипломатии в целом. В рамках консультаций с Брюсселем о заключении с ЕС рамочного «институционального» соглашения он также придерживается нестандартных подходов.

Что это? Тактика, или просто интуиция? Сказать сложно. В любом случае факт остается фактом: Швейцария предпочитает вести внешнюю политику осторожно, не привлекая к себе особого внимания, часто делегируя свои задачи «игрокам на местах», например, локальным НКО. Делая акцент на стратегию и тактику нейтралитета, она порой вызывает у несведущих внешних наблюдателей ощущение, что какой-то чётко прописанной внешнеполитической стратегии у Конфедерации вообще нет.

Однако это не так, более того, в прошлом швейцарские дипломаты, в том числе и высшего ранга, регулярно оказывались в центре того или иного внешнеполитического «скандала». Одна только глава МИД Швейцарии Мишлин Кальми-Ре была причиной трёх таких казусов. Давайте же вспомним самые яркие дипломатические скандалы за последние 100 лет.

1. Платок на голове: соблюдение протокола или ненужный шаг навстречу теократическому режиму? Визит Мишлин Кальми-Ре в Тегеран в 2008 году

Micheline Ccalmy-Rey trifft Mahmud Ahmadinedschad

Министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey, руководила МИД страны с 2003 по 2011 годы) проводит 17 марта 2008 года консультации в Тегеране с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, покрыв голову платком.

(Keystone)

Приезд главы швейцарского МИД в 2008 году в Тегеран и ее консультации с тогдашним президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом стали первым визитом такого уровня, совершенным в новейшей истории дипломатии западным политиком. В центре консультаций, если коротко, стоял лоббизм в пользу интересов швейцарской энергетической компании Axpo, которой очень хотелось заключить с Ираном газовую сделку и обеспечить себе стабильные поставки «голубого топлива» из Исламской республики.

Внешняя политика Глава швейцарского МИД и его новые акценты

Подходы нового главы МИД Швейцарии к решению актуальных проблем дипломатии сильно отличаются от методов его предшественника. Мнение эксперта.

Интерес, а частично и возмущение, политиков и прессы в Швейцарии вызвал, однако, вовсе не газ, а тот факт, что, в момент беседы со своим иранским визави Мишлин Кальми-Ре покрыла голову платком так, как того требуют от женщин иранские обычаи. 

«Совершенно не нужно было покрывать голову платком», — заявила тогда представительница партии швейцарских либералов (FDP) Кристина Эгерсцеги (Christine EgerszegiВнешняя ссылка), а председатель партии швейцарских демохристиан (CVP) Кристоф Дарбелле (Christophe Darbellay) потребовал от министра даже выступить на парламентской комиссии по внешнеполитическим вопросам и «объясниться в связи с этим досадным „падением на колени“ перед Ахмадинежадом».

В отличие от Саудовской Аравии иранское законодательство предписывает покрывать голову всем находящимся в стране женщинам вне зависимости от их паспорта и конфессионально-религиозной принадлежности. Защитники Кальми-Ре говорили, что без платка президент Ирана вообще не имел бы права общаться с главой швейцарской дипломатии. 

История с платком получила потом продолжение: из Вашингтона раздалась критика в том духе, что газовая сделка Швейцарии с Ираном нарушает режим американских и ооновских санкций, введённых в отношении режима в Тегеране.  Из Берна поступил очень скоро ответВнешняя ссылка, суть которого в том, что Швейцария - суверенная нейтральная страна и она не обязана ни у кого ни на что спрашивать разрешения. 

Отметим в завершение, что 2016 году эта сделка была «по-швейцарски тихо» похороненаВнешняя ссылка, поскольку стороны так и не смогли достичь согласия на предмет тарифов поставок и маршрутов транспортировки закупленного газа.

2. О том, как Швейцария признала КНР уже в 1950 году

Botschafter Walter Stucki und Bundesrat Max Petitpierre

Министр иностранных дел Швейцарии Мах Петипьер (Max Petitpierre, 1899-1994, справа, руководил МИД Швейцарии с 1945 по 1961 годы) и посол Вальтер Штуки (Walter Stucki, 1888-1963) на совещании послов в Берне в 1949 году.

(Swiss Federal Archive)

Коммунисты в Китае пришли к власти в октябре 1949 года, а уже три месяца спустя, в 1950 году, Берн официально признал КНР, опередив тем самым, порой на десятилетия, как другие ведущие страны Запада, так и ООН. Организация объединённых наций признала КНР в 1971 году, а США и того позже - в 1979 г. 

Принимая столь важное внешнеполитическое решение так быстро, Федеральный совет, правительство Швейцарии, исходилВнешняя ссылка из интересов внешнеполитического прагматизма, оставляя в стороне идеологические разногласия. Более того, Швейцария признала тогда не только Китай как государство, но и, что было совсем уж необычно, собственно новое правительство страны. Берн всегда, напомним, выстраивая свои отношения с иностранными государствами, признает страны как таковые, а не их правительства, исходя из того, что правительства меняются, а страны остаются. В случае с Китаем Швейцария поступила иначе. Почему?

У Берна были очевидные политические мотивы. В фактических заложниках у властей Китая в тот момент находились швейцарские религиозные миссионеры. Кроме того, Китай относился к швейцарскому бизнесу в этой стране с дискриминационных позиций. Наконец, Берн рассчитывал, что новые власти в Пекине рано или поздно будут решать вопрос о порядке компенсации уничтоженных войной швейцарских активов и инвестиций в Китае. Политическое признание могло бы быть в этой ситуации отнюдь не лишним.

Швейцарская пресса отреагировала на этот шаг неоднозначно. С одной стороны, почти все газеты были едины в том, что китайский рынокВнешняя ссылка для швейцарской экономики может быть очень выгодным и прибыльным. С другой стороны, многие комментаторы проводили параллели с небесспорным признанием Берном режима Франко в Испании. Признание КНР было столь же неоднозначным решением.

Никто не мог тогда предсказать, как долго коммунисты во главе с Мао продержатся в Китае у власти. Кроме того, на Корейском полуострове уже сложились все предпосылки для конфликта, который потом привёл к одной из самых ожесточённых войн послевоенного периода. Тем не менее глава МИД Швейцарии Макс Петипьер был убеждён в том, что признание КНР принесет с собой больше выгод, чем осложнений. Пекин до сих пор по достоинству оценивает это решение.

3. Швейцария опять торопится и признаёт в 2008 году Косово

Bundesrätin Micheline Calmy-Rey und Hashim Thaci, Premierminister des Kosovo, am Freitag, 28. März 2008, in Pristina.

Глава МИД Швейцарии Мишлин Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey) и Хашим Тачи (Hashim Thaçi), пятый президент Республики Косово, с февраля 2008 года до декабря 2014 года премьер-министр республики, один из основных инициаторов провозглашения независимости Косова. Приштина, пятница 28 марта 2008 года.

(Keystone)

Швейцария еще в 2005 году одной из первых стран высказалась в пользу косовской независимости, предложив Белграду и Приштине свои посреднические услуги в рамках возможного диалога между ними. Берн был тогда единственным, кто, наряду с Вашингтоном и Копенгагеном, столь рано и столь однозначно обрисовал свой курс в рамках решения косовского вопроса. 

Без критических замечаний, разумеется, не обошлось. Йозеф Ланг (Josef LangВнешняя ссылка), депутат Национального совета, большой палаты парламента Швейцарии, от организации партии «Зелёных» кантона Цуг, официально опубликовал депутатский запрос, в котором критически оценил политику Берна на косовском направлении, подчеркнув, что официальное признание независимости Косово поставит под вопрос роль самой Швейцарии как «честного маклера» и посредника на Балканах.

Обычно Швейцария предпочитает вести себя на внешнеполитической арене сдержанно, и чем сложней вопрос, тем сдержанней позиция официального Берна. Тем большим сюрпризом и почти скандалом стало быстрое и всестороннее признание Конфедерацией независимости Косово уже в 2008 году. Все швейцарские политические партии, представленные в правительстве, Федеральном совете, за исключением национал-консервативной Швейцарской народной партии (SVP), этот шаг приветствовали. 

«Народники» Харс Фер (Hans FehrВнешняя ссылка) и Оскар Фрайзингер (Oskar Freysinger) указывали тогда, что Швейцария страна нейтральная, а потому ей не следовало бы торопиться с принятием таких решений, с учетом того, что независимость Косово была, с их точки зрения, провозглашена в нарушение международного права. В 2010 году Международный суд в Гааге официально принял решение, в котором отделение Косово от Сербии было признано не противоречащим действующему международному законодательству. 

Относительно быстро, уже 3 февраля 2010 года, между Берном и Приштиной был подписан и Договор о реадмиссииВнешняя ссылка, в рамках которого Швейцария и Косово взаимно обязались принимать обратно на свою территорию своих граждан (а также, в некоторых случаях, и иностранцев), подлежащих депортации из другого государства.

4. Боевой 1917-й год: министр иностранных дел Швейцарии Артур Хоффманн пытается посредничать между Берлином и Петербургом

Sechs Bundesräte bei einer Militärparade 1917 in Bern.

Министр иностранных дел Швейцарии Артур Хоффманн (Arthur Hoffmann, 1857-1927, третий слева) руководил МИД с 1914 по 1917 гг. Фотография сделана во время военного парада в Берне в период Первой мировой войны.

(wikicommons.org)

Артур Хоффманн (Arthur Hoffmann) был, по словам швейцарского дипломата и историка Пауля Видмера (Paul WidmerВнешняя ссылка), «самым могущественным из министров, какого только Швейцария видала за всю свою историю». Его «коньком» было международное посредничество, его сеть контактов и связей до сих пор поражает своей разветвлённостью.

Во время Первой мировой войны Швейцария официально придерживалась самого строгого нейтралитета. Тем не менее, Артур Хоффманн, глава швейцарского Госдепа (а именно так, по американскому образцу, назывался тогда МИД Конфедерации), постоянно пытался предложить воюющим сторонам свои посреднические услуги. В 1915 году он с этой целью пытался наладить контакты с президентом США Вудро Вильсоном (Woodrow Wilson, 1856-1924, президент с 1912 по 1920 гг.), а годом позже — с ведущими деятелями французской оппозиции.

В 1917 году А. Хоффманн, однако, окончательно «перегнул палку». Его попытки при поддержке швейцарского социалиста Роберта Гримма (Robert Grimm, 1881-1958) наладить переговоры между Германией и Россией были в Париже и Лондоне интерпретированы как факт откровенной прогерманской солидарности. По их мнению, А. Хоффманн преследовал цель создать условия для заключения сепаратного мира и вывода России из войны и членства в Антанте. 

Факты были неопровержимы, Артур Хоффманн приобрёл репутацию «германского национал-предателя». Политическое давление на него усиливалось, и в итоге А. Хоффманн принял решение уйти в отставку. Позже то, чего не удалось добиться швейцарцу, удалось В. Ленину.

5. Мишлин Кальми-Ре и ее «политика символических жестов» на Корейском полуострове

Bundesrätin Micheline Calmy-Rey lauscht einem koreanischen Chor. 22. Mai 2003

Мишлин Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey, в середине) слушает в четверг, 22 мая 2003 года, швейцарские песни в исполнении корейского хора.

(Keystone)

Символическое пересечение границы между Северной и Южной Кореей стало в дипломатической карьере Мишлин Кальми-Ре, только что, в мае 2003 года, избранной на пост главы МИД страны, наверное, самым сильным жестом. Именно он маркировал начало нового подхода Швейцарии к политике нейтралитета и перехода Берна от «пассивного» к «активному» нейтралитету.

Цель была — снова сделать Швейцарию на мировой арене ведущим посредником с незапятнанной репутацией неподкупного и «честного маклера», действительно «равноудалённого» от всех участников того или иного конфликта. В Ю. Корее и частично в Китае этот жест (пересечение границы) был воспринят позитивно, зато в самой Швейцарии он был жёстко раскритикованВнешняя ссылка, и это даже несмотря на то, что данная рабочая поездка была запланирована уже давно и совершить ее намеревался предшественник М. Кальми-Ре на посту главы МИД Йозеф Дайсс (Joseph Deiss).


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта