Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Уроки истории Секретные материалы, «пропавшие» в швейцарских архивах

Uomo osserva scatole d'archivio

«Швейцарские "силовики", армия, прокуратура и спецслужбы часто считают себя вправе пренебрегать законом "Об архивном деле"».

(Keystone / Yoshiko Kusano)

Досье, хранящиеся в армейском бункере, папка с документами, которая вдруг исчезает, а потом внезапно появляется сноваВнешняя ссылка. Дело швейцарской фирмы Crypto AG, купленной в 1970-е годы западногерманской и американской разведками и продававшей потом по всему миру, находившемуся с внешней стороны железного занавеса, препарированные шифровальные машины, показывает, насколько необходимо для истинной демократии иметь доступные и упорядоченные архивы и как важно не допускать их превращения в структуры по сокрытию пусть и неприятных, но все равно важных событий в национальной истории.

Хотя этот инцидент произошел уже несколько месяцев назад, швейцарская воскресная газета NZZ am Sonntag обнародовала его буквально на днях. Оказывается, швейцарские журналисты активно занимались расследованием дела фирмы Crypto AG уже в прошлом году, и в рамках этого расследования они обратились в органы федеральной исполнительной власти. Запрос был «расписан» швейцарской разведке NDB, та занялась поиском документов о деятельности компании в 1970-е и 1980-е годы и нашла их... в армейском бункере.

Швейцарская политика Швейцария может создать парламентскую комиссию по делу фирмы Crypto AG

Шпионский скандал с компанией Crypto AG, потрясший Швейцарию, может иметь, прежде всего, серьезные внутриполитические последствия.

По опубликованным позже сообщениям прессы, эти документы подтверждают, что тогдашний федеральный советник (федеральный министр обороны) Каспар Филлигер (Kaspar Villiger) был вполне проинформирован о шпионской операции американской и западногерманской разведок в Швейцарии, пусть сам К. Филлигер сразу же и начал все отрицать. Но помимо вопросов к содержанию досье у журналистов возник и еще один вопрос: а почему дела лежали в бункере, кто их туда положил и почему они не хранились в Федеральном архиве так, как того требует законодательство?

Об архивных документах пресса отдельно заговорила на прошлой неделе, когда швейцарское общественное (негосударственное) телевидение SRF обнародовало информацию по поводу «препарированных» шифровальных машин Crypto AG, сделав из нее едва ли не государственный кризис, на который, впрочем, ни в Германии, ни в США никто особенного внимания не обратил. Но для Швейцарии это был очень болезненный удар по имиджу нейтрального государства; кроме того, возник вопрос и об организации в стране архивного дела как такового. Почему, задавали вопрос журналисты, пропадают дела, отданные на хранение, и почему многие дела на такое хранение не отдаются и зачем-то валяются в бункере?

В данном случае речь шла как раз о досье с материалами по расследованию дела вокруг компании Crypto AG, которое велось еще в 1990-е годы и которое по идее было должным образом отдано на хранение в Федеральный архив и оттуда... пропало! На прошлой неделе это досье опять было найдено, как говорят журналисты, чисто случайно, находилось же оно-де «по чистому недоразумению» не там, где оно должно было бы лежать. Впрочем, его обнаружение особой пользы тоже пока не принесло, потому что досье все еще носит гриф секретности и, следовательно, не доступно для общественности.

Утерянные документы

Все эти сюжеты стали для нас поводом вспомнить и о других случаях, скажем так, «халатного» отношения к архивным документам в Швейцарии. Например, в 2018 г. парламентская Контрольно-ревизионная комиссия (GPDelВнешняя ссылка, осуществляет надзор за деятельностью швейцарских спецслужб) сообщила об исчезновении документов, касающихся отношений между секретной швейцарской военной организацией «Тайная армия P-26» с аналогичными организациями за рубежом.

Политика и шпионаж Шпионский скандал в Швейцарии ставит под вопрос нейтралитет Берна

Швейцарская фирма продавала препарированные шифровальные аппараты. Насколько нейтрален был Берн? Собрали для вас всё важное на утро среды.

Эти дела так и не были найдены, несмотря на все старания. Но в то же время оказалось, что другие важные архивные документы, относящиеся к этой тайной организации, хранились не в Архиве в Берне, но были доверены общественной ассоциации, близкой к ветеранам «тайной армии», и хранились они в бывшем армейском бункере, превращенном в музей, недоступный для общественности.

Но и это еще не всё. Как показало служебное расследование, проведенное в начале 2000-х годов, швейцарские спецслужбы, тогда под руководством Петера Регли (Peter Regli), неплохо «почистили» архивы, уничтожив большое количество единиц документального хранения. Вопрос организации в стране архивного дела оказался настолько острым, что в последующие годы федеральный парламент Швейцарии регулярно и неоднократно обращался к практике хранения и архивирования документов спецслужб.

Что говорит закон?

С 1998 года в стране действует Федеральный закон «Об архивном деле в Швейцарской Конфедерации» (Bundesgesetz über die ArchivierungВнешняя ссылка). Он регулирует отношения в сфере организации хранения, комплектования, учета и использования документов швейцарского архивного фонда, а также отношения в сфере управления архивным делом в интересах граждан, общества и государства.

Он также регулирует порядок и правовые основы архивирования правительственных и парламентских документов, а также доступ к архивному фонду страны. В соответствии с этим законодательным актом государственные органы власти в Швейцарии обязаны передавать все документы, которые больше не используются, Федеральному архиву в Берне (Bundesarchiv in Bern).

Crypto AG Швейцарская разведка отказалась раскрыть свои архивы по делу Crypto AG

Многие документы, касающиеся шпионского скандала со швейцарской компанией Crypto AG, не будут предоставлены общественности.

Этот контент был опубликован 14 февраля 2020 г. 9:28

Соответствующее правительственное подзаконное постановление (VerordnungВнешняя ссылка) предусматривает обязанность передачи в архив «любого дела в течение десяти лет с момента последнего добавления в данное досье нового документа». Срок секретного хранения документов составляет, как правило, 30 лет. Полвека с грифом секретности хранятся дела, содержащие «персональные данные, подлежащие обязательной защите».

Федеральный совет (правительство Швейцарии) может принять решение и о продлении срока секретности тех или иных единиц архивного хранения свыше 50 лет «по соображениям защиты особо важных сведений, обнародование которых может нанести критический ущерб общественным или частным интересам». Бессрочное продление срока секретности Законом, однако, не предусмотрено.

Ученые должны иметь больше прав

Итак, существуют ли у Швейцарии, страны вроде бы организованной, ответственной и упорядоченной, проблемы с архивированием важных досье национального значения? Нет, проблем нет, но есть «специфические особенности». В этом уверен историк Саша Цала (Sacha Zala), президент Швейцарского Исторического общества (Schweizerische Gesellschaft für Geschichte SGGВнешняя ссылка). «Опыт показывает, что швейцарские „силовики“, то есть армия, прокуратура и спецслужбы, часто считают себя вправе пренебрегать законом „Об архивном деле“», — говорит С. Цала.

Поэтому «уже во время обсуждения ситуации с документами по Секретной армии P-26» Швейцарское историческое общество потребовало от Федерального архива предоставить историкам, «с целью укрепления правового положения ученых-исследователей», больше компетенций и более обширные возможности доступа к архивам. Кроме того, «Федеральный архив должен быть наделен теми же полномочиями, что и, например, швейцарское Федеральное финансово-аудиторское управление (Eidgenössische Finanzkontrolle)». 

Это означает, что Архив должен иметь возможность осуществлять надзорно-контрольные функции в области хранения важных архивных документов. Наконец, следует создать Арбитражное бюро (Schlichtungsstelle) с целью защиты прав ученых, подающих ходатайства о предоставлении им права на ознакомление с теми или иными досье», — говорит С. Цала.

«Даже помыслить боюсь»

При этом Саша Цала отмечает, что куда большие проблемы часто возникают просто в результате халатности и разгильдяйства. «Архивное дело на уровне федеральных органов власти финансируется по остаточному принципу. Им, как правило, пренебрегают, оно не получает необходимых ресурсов», — говорит он. «И это происходит при хранении „аналоговых“ документов. А что может произойти с цифровыми документами — об этом я даже помыслить боюсь», — говорит С. Цала.

Наконец, есть тут и еще один аспект, который становится источником все больших трудностей для исследователей, работающих в архивах. «Сегодня защита персональных данных стала едва ли не священной. И если раньше государство, находясь в поисках причин отказать выдать ученым то или иное архивное дело, скорее выдвигало причины защиты государственных интересов, то сегодня это в основном мотивы охраны личных данных».


Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров

Ключевые слова

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта