Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Федеральный президент


«Тихая музыка» швейцарских президентов


Автор: Андреас Кейзер (Andreas Keiser)


Министр обороны Ули Маурер посещает войска (Reuters)

Министр обороны Ули Маурер посещает войска

(Reuters)

Кто является президентом Швейцарии? Этот вопрос поставит в тупик любого "знатока" из шоу «Что, где, когда?». А между тем в Конфедерации и в самом деле избирается президент, причем каждый год. Должность это скорее номинальная. Президент – всего лишь первый среди семи членов правительства, абсолютно равных между собой.

В среду 5-го декабря 2012 г. обе палаты парламента Швейцарии на своем совместном заседании избрали очередного федерального президента на 2013-й год. В соответствии с принципами очередности и старшинства им стал министр обороны Швейцарии Ули Маурер (Ueli Maurer).

Президент в Швейцарии – всего лишь первый среди семи членов правительства, абсолютно равных между собой. Он председательствует на заседаниях правительства (они проходят каждую неделю по средам) и представляет за рубежом Швейцарию в целом. Впрочем, такими представительскими функциями облечен при поездках за границу любой из федеральных советников (членов кабинета министров).

Будучи президентом, министр продолжает в обычном порядке руководить своим министерством (департаментом, как принято говорить в Швейцарии). Президентская должность дается ему на один год, а потом настает очередь другого члена кабинета.

«За рубежом наши партнеры порой с трудом понимают, как это так, что президент меняется каждый год», - говорит в интервью порталу swissinfo Вальтер Фуст (Walter Fust), бывший руководитель швейцарской Дирекции по развитию и сотрудничеству (Direktion für Entwicklung und Zusammenarbeit), подразделения МИД Швейцарии, ответственного за помощь странам третьего мира.

«Обычно Швейцария воспринимается страной постоянства и преемственности, однако на высшем правительственном уровне это самое постоянство вдруг почему-то меняется на свою противоположность. Во многих странах за рубежом даже не представляют себе, что президент в Швейцарии это «primus inter pares». Мало кто знает, также, что президент обязан еще и руководить министерством».

Меньше шансов для меньшинств

Вот уже десять лет в Швейцарии продолжается дискуссия на предмет возможного увеличения срока президентских полномочий до двух лет. Особенно обострилась эта дискуссия несколько лет назад, когда на внешнеполитическом фронте страна была вынуждена с переменным успехом вести тяжелые оборонительные бои с США и ЕС, прежде всего,  на налоговом направлении.

В 2010 году Федеральный совет предложил, кроме того, увеличить число членов кабинета министров с традиционных семи до девяти человек. Однако большинство в парламенте отвергло эти предложения, посчитав, что если и следует укреплять фактор преемственности и постоянства в отношениях с заграницей, то только не таким путем.

«Существует опасение, что в случае увеличения числа членов кабинета министров не все партии и не все языковые регионы будут иметь равные шансы в плане доступа к власти, в том числе и в формате президентства», - разъясняет позицию депутатов Курт Флури (Kurt Fluri), председатель соответствующей парламентской комиссии.

Избрание президента Швейцарии

Президента в Швейцарии избирают на совместном заседании обеих палат парламента, образующих в своей совокупности Федеральное собрание.

Происходит это, как правило, в рамках очередной зимней парламентской сессии. Президент избирается из числа семи членов правительства на основе принципа ротации на один год.

В 2012-ом году выборы прошли 5-го декабря.

Как правило, прежде, чем стать президентом, федеральный советник (член правительства Швейцарии) должен побыть год вице-президентом.

Ули Маурер был в 2012 году вице-президентом и был избран, соответственно, президентом на 2013 год. Вице-президентом при нем стал министр иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтер (Didier Burkhalter).

Слишком большая нагрузка

«Продление президентства на год – идея на самая удачная», - считает Рут Дрейфусс (Ruth Dreifuss), первая в истории Швейцарии женщина, избранная на пост федерального президента в 1999 году.

«Президентом быть – очень здорово, но при этом эта должность накладывает на тебя дополнительную нагрузку, а в сутках всего 24 часа. И совместить президентство с управлением министерством порой очень сложно. Для меня год на посту президента стал большим вкладом в мое собственное развитие – но продлевать этот срок еще на год… Не вижу смысла, тем более что отношения с заграницей не выходили у меня за рамки протокола, а собственно внешняя политика, так или иначе, все равно определяется в МИД.

Будучи президентом я ощущала себя прежде всего министром внутренних дел. Но в этих рамках я вовсе не испытывала недостатка в международных контактах, будь то контакты по вопросам культуры, здравоохранения или образования. При этом, конечно, пост президента был большим шансом. Я всегда говорила, что он помогает сделать тихую музыку швейцарской политики более слышимой, в том числе и за рубежом.  

И еще – в роли президента я могла обратить дополнительное внимание на то, что мне казалось особенно важным. А для меня как представительницы партии социал-демократов особенно важными были такие темы, как бедность в Швейцарии и международные разногласия».

Воздействие на имидж за рубежом

«Несмотря на то, что внешняя политика по конституции Швейцарии вырабатывается всем Федеральным советом в его единстве, каждый из членов кабинета невольно ощущает себя на одну седьмую часть министром иностранных дел. Особенно если данный министр в качестве президента выезжает за рубеж», - рассказывает Вальтер Фуст.

Несмотря на всю свою номинальность, федеральный президент может добиться очень многого, например «хорошо организуя и ведя заседания Федерального совета. А так же посредством своих действий за рубежом, особенно на страницах СМИ. Всем этим он может позитивно повлиять на имидж страны в окружающем мире, и на настроения и мнения граждан в самой Швейцарии.

Тем самым у президента есть своего рода пространство для творческого маневра – в парламенте, правда, эти преимущества исчезают, потому что там он или она выступает только в роли руководителя своего министерства».

Масштаб признания

Процедура избрания федерального президента в Швейцарии во многом формальна. Но все равно она имеет значение в качестве своего рода масштаба популярности того или иного политика. Ведь избраться можно по-разному, с разным количеством поданых голосов.

В Швейцарии обычно число голосов депутатов, поданных за того или иного кандидата, буквально рассматривается под микроскопом, а натренированные журналисты и аналитики способны из минимальных расхождений в числах делать далеко идущие выводы относительного того, насколько популярен политик и как его или её курс (в рамках данного министерства) оценивается депутатами.

Так, например, когда на пост вице-президента два года назад избиралась министр иностранных дел Мишлин Кальми-Ре, то она этот пост получила – но с наихудшим за всю историю результатом. Да и в 2007 году, когда она была президентом, результаты голосования были отнюдь для нее не блестящими. И это многое говорило о том, как оценивает швейцарский «политический класс» ее работу.

Не случайно, поэтому, что избрание Ули Маурера было чем угодно, но только не триумфом. Он ведь известен, прежде всего, в качестве верного партийца и политика, всеми силами отстаивающего ценности его родной право-консервативной Швейцарской народной партии (SVP) и выступающего, например, против сближения с Евросоюзом. Кроме того, он не стесняется весьма «неполиткорректно» оценивать ситуацию в области миграции.

Поэтому, очевидно, что во время голосования 5-го декабря 2012 года прежде всего левые депутаты попытались сделать результаты голосования как можно более плохими для Маурера – просто для того, чтобы выразить свое отношение даже не столько к нему как к министру, но как к представителю определенной политической идеологии.  

Маурер весьма «общительный человек». Так охарактеризовал сам себя тогда еще будущий президент Швейцарии в интервью германскому еженедельнику «Die Zeit». «Я предпочту лучше посидеть с коллегами за бокалом пива и с тарелкой сэндвичей, чем чопорно проводить время в пятизвездных отелях, где и поесть-то толком невозможно со всеми этими новомодными канапе…»

Надо думать шире

«Попадая в Федеральный совет, каждый политик знает, что избрание президента происходит на основе принципа старшинства. Соглашаясь с этим, новый министр как бы дает клятву верности руководящим идеям и традициям, лежащим в основе правительственной работы в целом», - указывает швейцарский историк Урс Альтерматт (Urs Altermatt).

«И если где-нибудь в Швейцарии будет проходить крупный праздник, скажем, физкультурников, или если какой-либо кантон будет праздновать какой-нибудь свой юбилей, то тогда Ули Маурер будет просто обязан отправиться туда и принять участие в этих мероприятиях». 

«Я еще не встречал ни одного президента, который бы не ездил охотно на такого рода массовые мероприятия», - говорит Вальтер Фуст, на своем политическом веку повидавший 35 швейцарских президентов.

«В роли президента Ули Маурер должен будет показать, что он стоит выше своей партии, что он способен на широкое мышление в масштабе всей страны. Он должен действовать дипломатично, преодолев швейцарскую фрагментацию на множество кантонов и регионов. А это требует соответственно широкого мышления, пусть даже, работая в правительстве, от этой местечковой раздробленности ему никуда не деться».


Перевод с немецкого - Игорь Петров. Дата первой публикации материала - 03 декабря 2012 г. , swissinfo.ch



Гиперссылки

×