Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Человек и законы


Право национальное или международное: мнимое противоречие?


Автор: Петер Зигенталер (Peter Siegenthaler)


«Швейцарское право, одобренное народом, должно стоять выше международного права». Таково требование консервативной Швейцарской народной партии (SVP). Однако в Конституции страны четко прописан приоритет международного права, и поэтому SVP не исключает запуска соответствующей законодательной инициативы с целью добиться своих целей. «Противоречие национального и международного право носит искусственный характер», — убеждены эксперты.

Die Menschenrechtskonvention garantiert ein Recht auf Achtung des Familienlebens. (Keystone)

Конвенция о защите прав человека и основных свобод гарантирует уважение семейной жизни человека.

(Keystone)

«Я не исключаю, что по данному вопросу еще в этом году мы организуем специальную партийную конференцию», — решительно говорит порталу swissinfo.ch председатель Швейцарской народной партии (SVP) Тони Бруннер (Toni Brunner). По его словам, после внутрипартийных консультаций о целесообразности введения соответствующей поправки в статью федеральной конституции, трактующей отношения между правом национальным и международным, руководство партии, не исключено, представит в конце лета свои возможные предложения на эту тему.

В частности, речь идет в данном случае о европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), которую Швейцария подписала 40 лет назад. В последние годы SVP выступила с целым рядом политических инициатив, ставя явочным порядком под большой вопрос принцип приоритета положений ЕКПЧ по отношению к национальному швейцарскому праву.

По мнению партии, правительство, судьи, ученые в сфере международного и общего права во многом внесли решающий вклад в то, что именно международное право теперь превалирует в Швейцарии над национальным правом. «Народные инициативы не реализуются! Основы демократического государственного устройства Швейцарии размываются и подрываются во все большей степени», — возмущен Тони Бруннер, председатель самой крупной в Швейцарии политической партии.

Это очень серьезные обвинения и претензии. Каковы же аргументы «народников»? По их мнению, в отличие от международного права, национальное право имеет под собой неоспоримый базис народной легитимности. Иными словам, любой закон в Швейцарии принимается только и при условии согласия с ним большинства избирателей. Международное право такого базиса не имеет, а потому «SVP будет принимать все возможные меры с тем, чтобы остановить процесс вытеснения швейцарского права „чужим“ правом». Слово «чужой» здесь ключевое, ведь еще в 13 веке отцы-основатели Швейцарии возражали против «чужих», то есть иностранных, судей, которые ни при каких обстоятельствах не имеют право отправлять правосудие на территории Конфедерации.

«Европейская конвенция по правам человека — это уже не иностранное право, это швейцарский закон», — убежден Алекс Зуттер (Alex Sutter) из правозащитной организации Humanrights.ch. «Швейцария ратифицировала Конвенцию, и потому она стала частью швейцарской правовой системы и остается ею». Существующие противоречия между швейцарским законодательством и нормами международного права, о которых говорит SVP, это проблема, выросшая исключительно на почве политических интересов этой отдельной партии.

«Происходит это потому, что SVP видит в данной ситуации шанс завоевать в качестве своих сторонников людей, которые не имеют ни малейшего понятия обо всех этих правовых тонкостях», — добавляет А. Зуттер.

Что такое императивное право?

В юридической науке существует понятие «императивная правовая норма» (jus cogens) под которой понимается норма права, диспозиция (содержание) которой выражена в категоричной форме. В соответствии со Ст. 53 "Венской конвенции о праве международных договоров" от 1969 г., императивной считается норма, «которая принимается и признаётся международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо». И вот швейцарские «народники» убеждены и пытаются убедить всех остальных в том, что на их страну такие нормы оказывают исключительно негативное влияние.

Швейцария выдворит A.U.

Власти Конфедерации выдворят из страны косовского гражданина A.U. в связи с целом рядом совершенных им правонарушений. 24 июня 2014 года Европейский суд по правам человека оставил решение о его депортации в силе.

По мнению судей в Страсбурге, в данном случае нет и речи о недопустимом вмешательстве властей в частную и семейную жизнь.

A.U. бежал в Швейцарию в 1998 году вместе с матерью, сестрами и братьями из-за конфликта в Косово. Будучи еще несовершеннолетним, он несколько раз представал перед судом, и его каждый раз предупреждали о возможности высылки.

В 2005 году он был приговорен к 2,5 годам лишения свободы за несколько краж, взломов и за другие преступления. Находясь в заключении, он женился на гражданке Швейцарии.

После принятия в 2010 году швейцарским народом инициативы о депортации иностранцев, совершивших правонарушения, властями было принято решение депортировать A.U.

Тот подал апелляцию, но Федеральный суд отклонил ее, подчеркнув криминальную энергию A.U., его преступный потенциал и недостаточную степень социальной интеграции.

(Источник: ЕСПЧ)

«Мы должны констатировать, что сейчас совершается ползучая экспансия „императивных норм международного права“», — указывает Тони Бруннер. В качестве примера он указывает на ситуацию вокруг реализации законопроекта о немедленной высылке из страны иностранцев, совершивших тяжкие уголовные преступления или злоупотребивших швейцарскими системами социального страхования («Ausschaffungsinitiative»). Автором законопроекта была Швейцарская народная партия, а народ на референдуме в 2010 году его - пусть и не единогласно - но одобрил. 

Повинуясь воле народа, правительство разработало свой законопроект, в котором излагались параметры реализации результа референдума, взяв, фактически, за его основу, свое собственное контрпредложение к данной инициативе, предложенное народу и им, фактически, отвергнутое. SVP усмотрела в этом недопустимое игнорирование воли избирателя, решив при помощи так называемой «инициативы во исполнение» («Durchsetzungsinitiative») добиться, с их точки зрения, последовательной, верной духу и букве, реализации законопроекта о высылке преступных иностранцев. Однако недавно правительство и парламент Швейцарии объявили эту «инициативу во исполнение» частично недействительной, а именно, в той части, где якобы, данная вторая инициатива народников противоречит обязательному (императивному) международному праву.

А между тем в её тексте были подробно перечислены все те преступления, совершив которые иностранцы должны покинуть Швейцарию, при условии, правда, что при этом не нарушается «императивное международное право». Указано было в тексте так же и то, какие параметры и обстоятельства носят «императивный» характер. Таковыми являются, с точки зрения юристов из SVP, только опасность стать жертвой пыток, геноцид, ведение агрессивной наступательной войны, рабство, депортация человека в страну, где ему реально угрожает гибель.

«Мы хотим добиться полной ясности в том, в каких отношениях мы находимся с „императивным международным правом“», — требует тони Бруннер. Но недавно министр юстиции Швейцарии Симонетта Соммаруга (Simonetta Sommaruga) указала, что «императивное международное право» касается всех универсальных основополагающих норм. Международное сообщество согласилось уважать эти принципы, а значит, такие нормы не могут как определяться отдельными странами, так и ограничиваться ими. Именно так министр и обосновала решение Федерального совета, в результате которого «инициатива во исполнение», запущенная SVP, была признана частично недействительной.

Недействительная инициатива?

Федеральный совет также перечислил в этом решении, что, по его мнению, относится к «императивному международному праву». «Это более обширный список. Он идет гораздо дальше, нежели SVP», — указывает Алекс Зуттер. Понятно, что SVP более чем не удовлетворена такой позицией правительства. Возмущению Тони Бруннера нет предела.

«Мы отмечаем, что в Швейцарии как обязательное международное право все чаще понимают даже решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). И сам Федеральный суд в Лозанне, принимая свои решения, постоянно оглядывается теперь на возможность оспорить их в Страсбурге», — говорит он.

По его словам, «мы в Швейцарии миримся с пришедшим извне правом, который приводит к тому, что принимаемые народом на референдумах решения, в том числе и вносимые избирателем поправки в Конституцию, все чаще остаются пустым звуком, причем происходит этот каждый раз с ссылкой как раз на нормы международного права. Это право защищает от депортации уголовников и рецидивистов иностранного происхождения под предлогом, например, их воссоединения с семьей. К тому же, как выясняется, им еще полагаются и разного рода компенсации и социальные выплаты».

Самым ярким, с точки зрения SVP, примером таких злоупотреблений является принятое ЕСПЧ в апреле 2013 года решение по делу некоего нигерийца, которого в прессе называют сокращенно K.U. Швейцарские власти постановили выслать его, но ЕСПЧ отменил это решение. 

«Все дело в том, что никто не оспаривает ни биографию этого человека, ни его преступления. Все они известны, хорошо задокументированы и опубликованы. Но ЕСПЧ, принимая свое решение, вовсе не оценивал степень преступной опасности, исходящей от этого человека», — замечает Алекс Зуттер. «Речь идет в данном случае исключительно о Статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в которой трактуется право каждой личности на уважение своей частной и семейной жизни».

Противоречащие интересы

«В подобных случаях суды — между прочим, и швейцарский Федеральный суд в Лозанне тоже — всегда пытаются находить баланс интересов. Имеется в виду, с одной стороны, общественный интерес выслать преступника с целью защиты безопасности, и с другой стороны, интересы его семьи», — уточняет А. Зуттер.

«Этот компромисс может быть очень сложным, потому что здесь свою роль играют разные факторы, а именно, биография человека, продолжительность его пребывания в Швейцарии, степень его социальной интеграции, оценки его возможного поведения в будущем, и, разумеется, его отношения с собственными детьми. В этом случае, кстати, речь еще и о правах ребенка», — подчеркивает А. Зуттер.

Однако, по мнению Тони Бруннера, здесь давно уже сложилась едва ли не преступная система. «Я знаю конкретно один случай в кантоне Ааргау, когда правонарушитель быстро завел себе ребенка. Ну а когда в дело вступают права ребенка, то по сути преступник оказывается защищенным со всех сторон, в том числе и от высылки — и его оставляют в Швейцарии на том основании, что он имеет право на "воссоединение семьи"», — сетует Тони Бруннер.

«Дети не защитят от депортации»

«Всё это сказки», — возражает А. Зуттер, эксперт по правам человека. Суды занимаются конкретными делами. И тот факт, что у правонарушителя есть ребенок, вовсе не означает, что из-за него отцу разрешат остаться в стране. «Есть много примеров, когда людей депортировали, хотя у них оставались здесь дети. И эти дела вовсе не были пересмотрены ЕСПЧ. Конечно, дети — это важный фактор для вынесения решения, но их наличие совершенно не является автоматической „отмазкой“ от депортации».

За последние 40 лет, то есть с того момента, как Швейцария ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, из Страсбурга на тему «обеспечение прав на частную и семейную жизнь» в Швейцарию поступило только 27 протестов в связи с соответствующими решениями швейцарских судов, то есть в среднем около 0,675 в год.

Так или иначе, но вопрос отношений международного и национального права, а также вопрос, какое право и когда имеет приоритет, давно уже приобрели в Швейцарии принципиальный характер. Ответ на них определит вектор развития страны на долгую перспективу. А значит политическая борьба будет продолжаться и дальше. И будет она не менее, а скорее даже еще более упорной и жесткой. 


Перевод с немецкого: Надежда Капоне, swissinfo.ch

×