Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Человек с ружьём Швейцарская охота: ежегодный отпуск для души

Hunter takes aim with his rifle in the mountains

Временное пристанище и наблюдательный пункт: стрелять в животных можно только с расстояния не дальше чем в 200 метров. 

(swissinfo.ch Clare O'Dea)

В Швейцарии начался сезон охоты, правила которой строго регламентированы. Журналистка прошла ритуал посвящения в охотники и влилась в число тех в стране, кто каждой осенью берёт в руки ружьё и отправляется в горы, вознаграждая себя за год нетерпеливого ожидания.

Мы карабкаемся вверх по каменистому склону крутой горы и вдруг слышим выстрел. На часах без четверти восемь, день занимается просто великолепный, с ярким солнцем и чистым небом, мы находимся на перевале Ойшельшпасс (Obere Euschels) недалеко от границы кантонов Берн и Фрибур. Окружающие нас величественные вершины гор образуют природный амфитеатр для охоты — этого, наверное, самого древнего занятия в истории человечества.

Но на привал времени у нас нет. Мы находимся на открытой местности, а нам до появления серн еще нужно добраться до своего укрытия. Я ступаю с большой осторожностью: накануне вечером мне рассказали историю об охотнике, который сломал ногу из-за того, что поскользнулся и угодил промеж двух валунов. Охотничий фольклор изобилует такого рода назидательными историями.

Человек и природа Швейцария до сих пор не знает, как ей с волками жить

20 лет назад в Швейцарии вновь были отмечены волки. Это значит, что с природой в стране все хорошо, однако серый хищник мешает животноводам. 

Скоро мы оказываемся у валуна размером с небольшой микроавтобус. На весь остаток дня он станет для нас временным пристанищем и наблюдательным пунктом. Моего проводника на время охоты зовут Томас. Остальные члены его охотничьего клуба Diana Sense Oberland уже заняли исходные позиции на разных точках, разбросанных по перевалу. Охотники сегодня выступают в роли главных героев, а бедолаги серны — их жертвы.

Для серо-коричневых антилоп европейские горы − их родной дом. Эти животные являются очень выносливыми скалолазами, но при этом они очень пугливы. Большую часть года человек не представляет для них никакой угрозы, но сегодня третий день двухнедельного сезона охоты. За это время поголовью альпийских серн суждено сократиться по меньшей мере на 15%. Потом наступит черед маралов и косуль, охота на которых идёт в низменности.

Томас устанавливает подзорную трубу и сразу обнаруживает своих коллег-охотников на противоположном краю долины. Как раз оттуда и был слышен тот выстрел. «У них уже есть добыча, взгляни-ка», — шепчет мне Томас. Прикрыв один глаз, я смотрю через свой оптический прицел на то, что происходит за полтора километра от нас на склоне долины, еще находящемся в тени. 

Сразу после отстрела серну необходимо выпотрошить и очистить от внутренностей. По правилам внутренности необходимо закопать или завалить камнями. После этого тушу нужно немедленно транспортировать туда, где ее можно будет подвесить на специальных крюках и предоставить для осмотра специалисту, местному профессиональному егерю.

Великолепный вид

Мы на ногах уже два часа. Наступило время завтрака. Томас угощает меня своей снедью — сырокопчёной олениной с черным хлебом. Валун играет роль идеального укрытия. Перекусывая, мы следим за зелёными склонами, проглядывающими среди елей, на которых за день до этого уже было отмечено стадо серн. 

К юго-западу от нас находится природный парк Грюйер Пеи-д’Ано (Gruyère-Pays d’Enhaut), где фермеры говорят на французском и производят всем известный одноимённый сыр. На северо-востоке — природный парк Гантриш. Это горная территория, прилегающая к Бернским Альпам, его малочисленное население говорит по-немецки, точнее, на его бесчисленных местных диалектах.

Euschelspass

Map showing mountain pass

Ойшельшпасс

Горная территория над перевалом Ойшельшпасс, который географически связывает два говорящих на разных языках региона страны, принадлежит кооперативу фермеров. Летом они выпускают своих коров, овец и коз на местные горные пастбища и живут здесь же в нескольких горных домиках, ухаживая за животными и обеспечивая приют и угощение всем, кто зайдёт вдруг к ним в гости. Охота и ожидание — они, если честно, очень даже пара, причем нераздельная.

Снизу из долины до нас доносится звон коровьих колокольчиков, перемежающийся мычанием и своеобразным, похожим на свист, попискиванием альпийских сурков. Высоко в ясном голубом небе кружит орёл. «Мы стреляем вот сюда, − Томас постукивает по своей груди около подмышки. — Один точный выстрел в сердце и лёгкие. Если выстрел верный, серна умирает мгновенно». Золотое правило — не пытаться преследовать серну. Человеку её все равно не догнать, а переломать себе ноги он может легко. Поэтому нужно ждать, пока животное само не выйдет на тебя. И тогда уже не мешкать...

Куда важнее чувство локтя

Из 760 лицензированных охотников Фрибура в этом году доведётся поохотиться на серну далеко не всем. Повезёт только тем, кто подал заявление и получил право на отстрел одного животного во время ежегодной жеребьёвки. Томасу повезло, у него есть разрешение на отстрел в этом сезоне одной самки-серны без детёнышей. Сложность заключается еще и в том, что стрелять он обязан с дистанции не более 200 метров. Так что день предстоит длинный.

Наше ожидание длится еще несколько часов, но серны так и не выходят на это пастбище. Становится жарко, животные, скорее всего, прячутся в тени. И мы тоже спускаемся вниз, в ближайший горный приют на перевале Ойшельшпасс, чтобы поговорить с другими охотниками и узнать, какие у них есть новости. Для этих людей добыча вовсе не стоит на первом месте, для них важнее чувство локтя и взаимовыручка.

Men at outdoor table prepare a toast with snuff

Охотники проводят середину дня на террасе ресторана за стаканчиком местного шнапса. 

(swissinfo Clare O'Dea)

Одну серну сегодня уже успели подстрелить. На этот раз успех сопутствовал Саймону, юноше 27 лет и самому молодому охотнику в группе. Охотники нюхают табачок, выпивают по шнапсу, держа стакан в левой руке — на удачу! − сопровождая возлияние охотничьим тостом «Weidmannsheil» («Удачной охоты!»). В промежутках между тостами и нюханьем табака Саймон незаметно выходит из-за стола, чтобы показать мне свою добычу.

Серна висит на балке, в ее зубах еще зажата зелёная веточка. «Это для неё как-бы последнее угощение от нас, − поясняет Саймон. — Мы это делаем в знак уважения». Серну он убил одним выстрелом из лёгкой винтовки Винчестер калибра .270. Она очень популярна у охотников в этой части Европы.

«Это для неё как-бы последнее угощение от нас. Мы это делаем в знак уважения».

(swissinfo.ch Clare O'Dea)

На бедре животного видно характерное чёрное пятно. Саймон следил за этой серной уже с мая, ориентируясь по этому пятну. «Я преследовал животное в субботу целых двенадцать часов, но не мог подобраться ближе, чем на 300 метров. Потом опустился туман. Но сегодня я точно знал, где ее ждать. Я очень волновался, когда стрелял, но теперь я все-таки очень горд этой удачей».

Награда за год работы

Саймон продаст всю тушу одному из владельцев ресторана за 200 швейцарских франков (12 800 рублей, или 5 400 гривен), что гораздо меньше стоимости лицензии на отстрел серны. Одна только базовая лицензия на охоту во Фрибуре стоит эти самые 200 франков. Затем каждый охотник подаёт еще ходатайства на право отстрела конкретных животных и платит еще 250 франков за взрослую серну, 160 — за взрослую косулю и 200 —за марала. Для охотников из других кантонов цена возрастает в три раза.

Для участия в охоте люди в Швейцарии отпрашиваются со своей регулярной работы. Среди них сегодня — плотник, водитель грузовика, сторож и работник банка, но здесь никто не говорит о работе. Мы сидим на террасе ресторана, едим колбасу, козий сыр и хлеб, а мимо проходят пешие туристы и бросают нам приветствия на французском и на швейцарском диалекте немецкого языка. «Это нам награда после года работы», — говорит мне Хьюго, старейший из охотников. За каждым из членов охотничьего клуба закреплены определенные обязанности, которые они должны выполнять в промежутке между охотничьими сезонами.

Хьюго, например, помогал спасать диких оленят от ножей зерноуборочных комбайнов в сезон сбора урожая, ухаживал за лесонасаждениями, прошел обязательный ежегодный тест по огневой подготовке. «Я вырос на охоте. Мой отец был охотником, а до него − мой дед. Я это делаю в основном из-за близости к природе», — добавляет Хьюго. «Охота для меня много значит, она занимает большую часть моего свободного времени. Сложно объяснить, что тобой движет. Это поведение заложено в наших генах в процессе эволюции. Охота — это настоящая страсть», — рассказывает Томас. 

Охота на вечерней заре

К вечеру настало время занять позиции для второй попытки. Охотники расходятся, и я снова следую за Томасом. На этот раз мы направляемся на другую сторону долины. После еще одного крутого подъёма через лес мы располагаемся на новом месте, откуда открывается прекрасный вид на склон горы. Вскоре появляются серны, одна из них, как кажется, находится как раз на нужной дистанции. Но она стоит высоко на труднодоступной скале. Застрелить-то ее можно, но как потом забрать оттуда тушу?

На противоположной стороне долины появляется еще пара серн. Хотя они находятся вне пределов досягаемости, самец нервничает и раз за разом отходит, чтобы спрятаться за деревьями. Мы наблюдаем за ними в бинокль. Мне кажется, что самец смотрит прямо на нас, настороженно и недоверчиво. Самка продолжает беспечно щипать траву. Осмотрительный самец все сделал правильно. Они держатся на расстоянии весь вечер, и к ним невозможно приблизиться для выстрела, оставаясь незамеченным. 

Томас застрелит свою серну через сутки на том же пастбище, но с лучшей позиции. Солнце село, быстро сгущаются сумерки. Мы собираем свои вещи и отправляемся обратно в хижину, где охотники устраиваются на ночлег. Завтра мы снова отправимся в горы попытать охотничьей удачи, а пока мы засыпаем, желая друг-другу Weidmannsheil или «Удачной охоты»!

Интересное об охоте в Швейцарии

В шестнадцати кантонах Швейцарии действует система лицензирования охотников, ограничивающая основные сезоны для «активной охоты» на серну и оленя несколькими неделями в осенний период. В девяти кантонах используется территориальная система охоты, когда местные общины предоставляют разрешения на охоту для групп охотников. Женева является единственным кантоном, где любительская охота запрещена, а отстрелом животных занимаются охотники-профессионалы.

Согласно данным за 2016 год самыми популярными животными для охоты в осенний период стали косуля (43 616 голов), марал (11 873 голов) и серна (11 170 голов). По оценкам Швейцарской ассоциации охотников (Der Schweizerische JagdverbandВнешняя ссылка), в Швейцарии насчитывается 30 000 активных охотников, в том числе 1 500 женщин.

Охота признана в Швейцарии в качестве эффективного способа сохранения и регулирования популяций диких животных. В сентябре 2018 года в кантоне Цюрих 84% избирателей отклонили инициативу, направленную на запрет любительской охоты в этом кантоне. В швейцарских ресторанах и супермаркетах спрос на мясо диких животных опережает предложение, поэтому более двух третей этого мяса является импортным.

Конец инфобокса


Перевод с английского: русская редакция SWI Swissinfo

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта