Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Человеческий фактор Швейцария и ее опыт катастрофических пожаров

bridge on fire

Пожарным Люцерна удалось спасти в 1993 году от огня водонапорную башню Часовенного моста, которая на самом деле давно уже не имеет никакого отношения с городской системе водоснабжения. 

(Ruth Tischler / Keystone)

Глядя на бушующий пожар, уничтоживший кровлю Собора Парижской Богоматери в Париже, многие швейцарцы невольно вспомнили о похожей катастрофе, постигшей знаменитый деревянный мост «Капельбрюкке» («Часовенный мостВнешняя ссылка») в Люцерне 18 августа 1993 года. В тот день жители города проснулись поутру и обнаружили, что от их любимого моста остались лишь тлеющие головёшки.

Как и в Париже, пожарные тогда сработали грамотно — им удалось даже спасти от гибели восьмигранную кирпичную водонапорную башню «Вассертурм», однако две трети моста постройки 14-го века через реку Ройс сгорели тогда дотла. Опыт Швейцарии показывает, что восстановление даже столь сильно пострадавших памятников вполне возможно. Для этого только нужно иметь под рукой точную информацию и необходимое техническое ноу хау. Ну а раны на сердце? Их, как известно, способно исцелить только время.

Борьба с огнём Швейцарские пожарные слишком неторопливы?

В Швейцарии экипажи пожарных машин должны успевать к месту возгорания после момента вызова за 10 минут. Не всегда эту норму удаётся соблюдать.

Этот контент был опубликован 15 апреля 2019 г. 20:39

«С гибелью моста была утрачена часть родины, нашей общей идентичности, не говоря уже о том, что, конечно же, жертвой огня стал выдающийся памятник культуры и архитектуры», — говорит главный архитектор города Люцерн Юрг Рештайнер (Jürg RehsteinerВнешняя ссылка). По его мнению, тогда очень важно было организовать оперативное проведение работ по реконструкции и восстановлению утраченного, поскольку только это и «позволило местным жителям пережить и преодолеть боль постигшей их утраты».

Андреас Хиндеманн (Andreas HindemannВнешняя ссылка) из Базеля с этим согласен. Он занимает должность главного архитектора Кафедрального собора Базеля, который в этом году отмечает свое тысячелетие. «Собор в Париже может и должен быть восстановлен, ведь он неотъемлемая часть истории Франции и всемирного культурного и исторического наследия». Конечно, сравнивать оба памятника не очень корректно, но в случае с Капельбрюкке реконструкция проблем не вызвала и завершилась за десять месяцев.

«Мост регулярно подвергался техническим осмотрам и ремонту, так что у города имелись все необходимые строительные чертежи и прочая сопровождающая техническая документация тоже была под рукой. Поэтому собственно с реконструкцией деревянных элементов моста проблем не возникло. Куда сложнее было пережить утрату произведений искусства, украшавших мост. Боль от их гибели ощущается и по сей день», — говорит Ю. Рештайнер, имея в виду подлинные средневековые картины треугольного формата, изнутри украшавшие стропила моста. Точная причина пожара в Люцерне до сих пор остается неизвестной, власти придерживаются теории, в соответствии с которой возгорание произошло из-за брошенной непогашенной сигареты, от которой вспыхнула пришвартованная под мостом лодка.

1000 лет кафедральному собору в Базеле

У Андреаса Хиндеманна и его команды в Базеле тоже имеются все планы и чертежи собора. Документально зафиксирован буквально каждый его камень. В октябре 1356 года здание храма уже становилось жертвой стихийного бедствия. Тогда в результате знаменитого землетрясения разрушились не только своды и клирос, но и пять башен собора. Впрочем, собор был восстановлен еще до окончания периода Средневековья.

С архитектурной точки зрения Базельский соборВнешняя ссылка выглядит «гораздо скромнее» парижского собора, отмечает А. Хиндеманн. По его словам, в качестве первого шага по восстановлению и реконструкции поврежденного памятника церковной архитектуры обычно производится определение степени целостности несущей способности строительных конструкций.

cathedral

Базельский собор, Мюнстер, отмечает в 2019 году свое тысячелетие.

(Keystone)

«Проверить статику – это-то как раз выполнимо. Куда большей проблемой станет реставрация, которая не уничтожит «харизму» собора, т.е. сможет восстановить былую внешнюю притягательную силу здания, его «изюминку». В случае с Базельским собором архитекторы сталкиваются с этой проблемой постоянно. Поиск современной замены средневековым элементам храма становится задачей, в рамках которой надо очень точно взвешивать утраты и приобретения, «ведь копия никогда не сможет стать полноценной заменой оригиналу», − говорит А. Хиндеманн. 

То есть теперь в центре Люцерна стоит новодел, а не оригинальный мост? По мнению Ю. Рештайнера, не все так просто. Проект по реконструкции Часовенного моста в Люцерне, завершившийся 26 лет назад, с его точки зрения, вполне может считаться наиболее удачным примером такого компромисса. Сегодня мост, как и раньше, успешно играет роль объекта национально-культурной идентичности, оставаясь достопримечательностью города Люцерн, притягательной как для жителей, так и для гостей столицы одноименного кантона».

Вечная стройка в Берне

В центре Берна также возвышается собор — Бернский Мюнстер. Долгие годы он стоял в строительных лесах, и целые поколения жителей города на реке Аре имели весьма смутное представление о том, как выглядит их храм в «оригинале». «Любой объект капитального строительства, а тем более такой, нуждается в постоянном ремонте и обслуживании», — говорит Кристоф Шлеппи (Christoph Schläppi), член правления фонда Stiftung Berner MünsterВнешняя ссылка

Полюбоваться шпилем Бернского кафедрального собора (Мюнстер) не всегда удаётся даже тогда, когда в небе ни облачка.

(Peter Klaunzer / Keystone)

«В любой момент времени в храме можно найти элемент, который нуждается в замене. И это нормально. Не исключение и Бернский Мюнстер: фактически он переживает перманентный процесс модернизации и реставрации. В целом же в долгосрочной перспективе такая бережная эксплуатация оригинальных конструкций и уход за ними помогает серьёзно экономить на расходах».

Парижский собор почти в два раза больше бернского, и его строительство началось за 250 лет раньше сооружения собора в Берне — это сделало его для тогдашних швейцарских архитекторов наглядным примером и образцом. «Именно поэтому в обеих церквах используются фактически одинаковые технологии и строительные материалы. Да и с точки зрения архитектуры Бернский собор был построен именно традициях готического стиля, зародившегося во Франции в 12 веке». На строительство обеих церквей потребовалось около 200 лет, но сколько времени уйдёт на реставрацию Нотр-Дам-де-Пари — это сейчас сказать невозможно.

«С технической точки зрения реконструкция возможна, но крайне сложна. Работы необходимо выполнять с особой тщательностью и осторожностью, чтобы сохранить в целости неповрежденные фрагменты», — говорит Кристоф Шлеппи. С его точки зрения в Париже, вероятнее всего, возведут над собором нечто вроде саркофага — временную конструкцию для защиты от осадков, и только потом начнутся работы по восстановлению и частичной перекладке разрушенных и поврежденных воздействием огня стен и сводов. 

Затем, вторым этапом, можно будет начинать восстанавливать деревянную кровлю. Пожар в Париже он считает катастрофой. «Значительная часть кровельных сооружений периода Средневековья теперь безвозвратно утрачена. С другой стороны, оригинальные средневековые решетчатые стропильные фермы или их части в целом сохранились в первозданном виде в Европе лишь в нескольких городах, в том числе и в таких, как Берн и Лозанна».

Видео Четверть века назад в Люцерне сгорел Часовенный мост

«Часовенный мост» в Люцерне в ночь на 18 августа 1993 года был почти полностью уничтожен в результате пожара.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта