Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Швейцария-Грузия


«Для многих грузин Швейцария мечта, а ЕС – необходимость»


Автор: Габи Оксенбайн (Gaby Ochsenbein), Тбилиси, Грузия


Посол Швейцарии в Грузии Гюнтер Бехлер (Günther Bächler) в своем рабочем кабинете в Тбилиси. (swissinfo.ch)

Посол Швейцарии в Грузии Гюнтер Бехлер (Günther Bächler) в своем рабочем кабинете в Тбилиси.

(swissinfo.ch)

Грузия присматривается к Западу, пытается найти какой-то формат сосуществования с «большим соседом» Россией и решить многочисленные экономические и территориальные проблемы. Как считает посол Швейцарии в Грузии, нынешняя ситуация в стране относительно стабильна, что является важнейшим условием для успеха процессов дальнейшей демократизации и экономического возрождения горной республики.

Напомним, что в 2008 году Москва и Тбилиси прервали дипломатические отношения, а в 2009 году Швейцария взяла на себя представление дипломатических интересов Грузии в России и России — в Грузии. Российское посольство в Тбилиси превратилось официально в «Секцию интересов Российской Федерации при посольстве Швейцарии в Грузии», действующую под правовой защитой правительства Швейцарии.

Раз в неделю Гюнтер Бехлер (Günther Bächler), посол Швейцарии в Грузии, встречается с коллегами, работающими в российской секции, чтобы обсудить план действий и повестку дня на ближайшее время. Вопросы при этом могут обсуждаться самые разные: это и нотная переписка, и проблемы оказания консульской поддержки, и выплаты российских пенсий гражданам Российской Федерации, проживающим в Грузии, и вопросы, связанные с нахождением в грузинских тюрьмах и следственных изоляторах российских граждан.

Короче говоря, речь идет о рутинных проблемах повседневности, которые обычно два государства обсуждают и решают между собой напрямую. Раз в год швейцарский посол ездит в Москву по приглашению Министерства иностранных дел России, и наоборот, посол Швейцарии в России раз в год совершают такую же контрольную поездку в Тбилиси. Отметим сразу, что тема конфликта вокруг Абхазии и Южной Осетии частью швейцарского посреднического мандата не является.

Этот вопрос решается отдельно в Женеве в рамках регулярных переговоров по безопасности и стабильности на Кавказе с участием представителей ООН, Евросоюза, ОБСЕ, США, Грузии, России, Абхазии и Южной Осетии. Данный формат был организован в соответствии с соглашением о прекращении огня от 12 августа 2008 года.

swissinfo.ch: В 2014 и в 2015 году Россия подписала ряд экономических и военных соглашений с Абхазией и Южной Осетией. Что этот факт означает для Грузии?

Гюнтер Бехлер (Günther Bächler): Решение конфликта в значительной степени зависит именно от статуса (этих регионов). Поскольку Россией, но не Грузией, они признаются в качестве независимых государств, то здесь мы должны настроиться на то, что процесс поиска формата разрешения данного конфликта будет очень долгим, с учетом того, что договор о союзничестве и стратегическом партнерстве, подписанный Российской Федерацией с Абхазией, и договор о двустороннем сотрудничестве и интеграции, подписанный Россией с Южной Осетией, предусматривают все более тесную связь этих регионов с Москвой.

Неразрешенные межгосударственные конфликты всегда очень сильно влияют на все участвующие в них стороны, на общества и экономику. Можно сказать, что и в данном случае мы наблюдаем тоже самое, то есть ответственность за то, что Грузия, Абхазия и Южная Осетия не развиваются так, как могли бы, несет именно военный конфликт.

По данным работающей в Грузии американской неправительственной организации «National Democratic Institute» 31% граждан Грузии хотели бы вступить ЕврАзЭС, 76% рассматривают Россию в качестве угрозы. (swissinfo.ch)

По данным работающей в Грузии американской неправительственной организации «National Democratic Institute» 31% граждан Грузии хотели бы вступить ЕврАзЭС, 76% рассматривают Россию в качестве угрозы.

(swissinfo.ch)

swissinfo.ch: Около полумиллиона человек из 3,7-миллионного населения Грузии являются внутренними беженцами из этих двух областей. Как грузинское общество относится к ним?

Г.Б.: Ситуация с беженцами в Грузии фактически не вызвала каких-то острых социальных конфликтов, даже при том, что перемещенные лица, например, зачастую извлекают выгоду от системы предоставления социального жилья и иногда даже получают лучшие квартиры, чем местное население. Поэтому мы в наших жилищных проектах, которые были реализованы по линии гуманитарной помощи из Швейцарии, всегда старались пропорционально учитывать нужды как перемещенных лиц, так и малоимущих слоев коренного населения.

Конфликты же если и возникают, то, скорее, между перемещенными лицами и правительством. Ведь многие все еще не получили жилья, даже беженцы первой волны 1992 года. Они до сих пор живут там, куда их разместили по приезде: в бывших школьных зданиях, детских садах или гостиницах, порой даже без отопления, или во временных домиках, которые были им предоставлены в рамках гуманитарной помощи на два-три года и сейчас, спустя 20 лет, конечно же находятся в ветхом состоянии.

swissinfo.ch: А какое влияние на Грузию оказала война на востоке Украины?

Г.Б.: Опросы независимых институтов показывают, что, с одной стороны, люди в большей степени, чем раньше, испытывают страх перед Россией. С другой стороны, появилась определенная степень готовности именно из-за этого кризиса найти способ прагматичного взаимопонимания с своим мощным соседом, идя на определенные компромиссы и не провоцируя Россию.

Позитивный вклад в этот процесс вносится увеличением объема торговли между двумя странами и российскими инвестициями в Грузию. Я думаю, что как раз в Швейцарии очень хорошо понимают, что с соседями даже в критических ситуациях надо сосуществовать так, чтобы угроза собственной безопасности находилась в разумных пределах.

swissinfo.ch: Итак, не провоцировать Россию… Но, с другой стороны, Грузия в позапрошлом году подписала Договор об ассоциации и свободной торговле с Евросоюзом и стремится вступить в НАТО – и такое развитие событий едва ли придется по вкусу большому соседу.

Швейцария — Грузия

С 1996 года в Тбилиси работает швейцарское Бюро по сотрудничеству в области развития.

В 2001 году в Грузии открыто посольство Швейцарии.

С 2011 года в Берне работает посольство Грузии.

После вооруженного конфликта 2008 года в марте 2009 года Швейцария взяла на себя роль представителя дипломатических интересов Грузии в Москве и Российской Федерации в Грузии.

В настоящее время в Грузии проживает 62 швейцарских гражданина.

Торговля между Грузией и Швейцарией находится на низком уровне: в 2014 году Швейцария экспортировала товаров на 44,9 млн швейцарских франков и импортировала — на 1,6 млн.

Объем швейцарских инвестиций в Грузию также невелик: в 2013 году они составили 17 млн долларов, в 2014-м уже только 5 миллионов долларов.

Г.Б.: Грузия, если верить опросам, это страна, которая смотрит в сторону Запада. Мои наблюдения подтверждают эту тенденцию. Значительная часть грузинских граждан ощущает себя европейцами, у них есть желание быть частью Европы.

Но на данный момент ощущается своего рода чувство вакуума, потому что Грузия пока не имеет надежных гарантий стабильной безопасности ни с какой стороны. Пример Украины ясно дал понять, что государство, если оно не принадлежит ни к одному из существующих альянсов, и если оно, с другой стороны, не может положиться на гарантированный международным сообществом нейтралитет, может однажды попасть в очень трудную ситуацию.

Правительство и народ Грузии хотят сохранить как западный курс, извлекая выгоду из экономического сотрудничества с ЕС и получая от него гарантии безопасности, так и наладить прагматические отношения со своим соседом Россией. Это, конечно же, очень сложный акт балансирования, но который можно объяснить особенностями географического и геостратегического положения страны.

swissinfo.ch: И ЕС, и НАТО очень хвалят Грузию за достигнутые успехи. Но не пробуждают ли они тем самым у нее бесплодных надежд, которые вряд ли когда-либо сбудутся из-за заведомо отрицательной российской позиции?

Г.Б.: Если говорить стратегически, то Европа должна снова заниматься вопросами мира, сотрудничества и укрепления собственной интеграции, причем в такой форме, как сейчас, все эти вопросы снова встали перед ней впервые с 1989 года.

Перед Евросоюзом возникает сейчас вопрос, насколько далеко он готов пойти в деле своего расширения вообще и в вопросах политический ассоциации (со своими соседями) в частности. Пока мы можем точно сказать только одно: процесс создания сети ассоциированных отношений запущен и он идет. Но как долго это будет продолжаться, точно никто не знает.

swissinfo.ch: Грузия страна аграрная, но большую часть продовольствия она вынуждена импортировать. Каковы причины такой низкой эффективности ее сельхозпроизводства?

Г.Б.: С одной стороны, это связано с крахом исторически сложившейся экономической системы (в стране). После провозглашения независимости Грузии она не была заменена на новую. Многие колхозники стали безработными, прошел процесс приватизации: среди людей распределялись один-два гектара земли, так возникали небольшие семейные аграрные предприятия, самодостаточные в плане снабжения себя продовольствием.

Это стало хорошим способом решения социальных проблем на селе, но современным и эффективным сельским хозяйством эта система не была. И только в последние несколько лет правительство попыталось всерьез взяться за формирование сельскохозяйственной политики и переломить ситуацию с опорой на всеобъемлющую стратегию развития сельхозпроизводства, учитывающую даже возможности ведения органического земледелия.

Сейчас в Грузии попытаются соединять мелкие участки в крупные угодья площадью от 5 до 10 га, стимулируя создание крупных аграрных предприятий и кооперативов. Цель понятна: повышение производительности труда в сельском хозяйстве и снижение зависимости от продовольственного импорта. И как раз в этой сфере Швейцарская дирекция по развитию и сотрудничеству (DEZA) работает весьма активно.

Но если внимательно проанализировать наши приоритеты в сфере сотрудничества (с Грузией), то я должен сказать, что речь идет в данном случае не просто о сельском хозяйстве. Мы хотим помочь создать в сельских районах по всей стране производственные цепочки с участием не только фермеров, но и предприятий пищевой промышленности, поставщиков, транспорта и рынков, внеся, таким образом, свой вклад в общий экономический рост в Грузии.

Посол Гюнтер Бехлер

Родился в 1953 году в Базеле.

Изучал искусство и историю искусства в Базеле, а также политологию, историю и международные отношения в Свободном Университете Берлина.

В 1988-2000 годах был главой Швейцарского фонда мира в Берне (сегодня: Swisspeace).

В 2005-2007 годах работал в Дирекции по политическим вопросам ФДИД в качестве посла по особым поручениям в рамках мирного урегулирования в Непале.

Ноябре 2007 года начал работу в швейцарском посольстве в Хартуме.

В апреле 2010 года назначен главой дипломатической миссии Швейцарии в Грузии. Летом 2015 года он покинет этот пост.

swissinfo.ch: В середине мая 2015 года в Тбилиси министр экономики Швейцарии Иоганн Шнайдер-Амманн встретился в рамках ежегодной встречи Совета директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) с представителями грузинских деловых кругов. Можно ли расценивать данное событие как признак того, что Швейцария намерена увеличивать объемы своих инвестиций в эту кавказскую страну?

Г.Б.: Интерес (к инвестированию в Грузию) со стороны Швейцарии за последние два-три года несомненно вырос. Но емкость рынка (этой страны) по-прежнему очень мала, весь имеющийся у Грузии потенциал раскрыт еще далеко не полностью, региональная интеграция, которая могла бы позволить Грузии стать локальным лидером в каких-то сферах экономики, затруднена из-за конфликта с Россией.

Тем не менее, переговоры и консультации, которые провел И. Шнайдер-Амманн в ходе своего грузинского визита, показали, что, несмотря на все критические аспекты, здесь есть воля (к реформам), а также есть люди с идеями, образованием и финансовыми ресурсами, готовые с удовольствием работать со Швейцарией более тесно.

swissinfo.ch: В одном из Ваших интервью грузинской прессе вы высказали конструктивную, но все-таки критику в отношении внутриполитической ситуации в Грузии, что для посла довольно необычно. Как высшее грузинское руководство в отнеслось к таким высказываниям иностранного дипломата?

Г.Б.: Для Грузии ничего уж такого необычного в этом нет, потому что эта страна с готовностью принимает западную поддержку, которая включает в себя, в том числе, и дружественную критику. Кроме того, Швейцария занимает в этом регионе особую, в позитивном смысле, позицию в силу не только своей посреднической роли, но и традиционно партнерских отношений с правительствами (России и Грузии).

При этом нужно понимать, что Швейцария для многих грузин это своего рода недостижимая мечта, а вот отношения с ЕС для этой страны — суровая необходимость. Но если я и высказываюсь критически, то я делаю это, как правило, в неформальных разговорах с различными высокопоставленными должностными лицами, с нашими партнерами, и они это ценят очень высоко. Мы выступаем за демократию, права человека, верховенство закона, за борьбу с коррупцией и свободную рыночную экономику.

Прогресс в этих областях имеет огромное значение, если только обе страны заинтересованы в углублении экономических связей, в увеличении объемов инвестиций, и если они хотят достичь успехов в торговле. Дело в том, однако, что методы традиционной дипломатии не всегда оказываются достаточно эффективными в достижении этих целей, и тогда приходится некоторые вещи артикулировать немного более четко.

swissinfo.ch: Этим летом вы покидаете свой пост в Тбилиси. Каким вы видите будущее Грузии?

Г.Б.: В основном я всегда смотрел с оптимизмом на потенциал развития Грузии, потому что это прекрасная страна с гостеприимным населением, расположенная в непростом регионе и в сложных условиях, со множеством факторов влияния со всех сторон света. Только время покажет, насколько успешным будет развитие этой страны в ближайшее десятилетие.

Что этой стране особенно необходимо, так это европейская перспектива и идеи относительно новой архитектуры европейской безопасности. В 1989 году я сам был свидетелем окончания холодной войны, чему даже активно способствовал в Берлине. И надеюсь, что спустя 25 лет нам не придется пережить еще один раскол Европы.


Перевод с немецкого языка: Надежда Капоне



Гиперссылки

×