Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Швейцария – европейский чемпион по экономии финансов


Автор: Армандо Момбелли и Дюк-Кван Нгуэн, г. Берн


В то время как еврозона угрязает в долгах, Швейцария ударяется в другую крайность и почти каждый год принимает жесткие программы экономии бюджетных расходов.  (Keystone)

В то время как еврозона угрязает в долгах, Швейцария ударяется в другую крайность и почти каждый год принимает жесткие программы экономии бюджетных расходов. 

(Keystone)

Швейцария — одна из немногих стран в Европе, строго и жестко соблюдающих бюджетно-финансовую дисциплину. Соответствующий закон (так называемый «долговой тормоз») Евросоюз также ввел и у себя, причем уже 20 лет назад, однако странами-участниками ЕС его положения применяются крайне редко и непоследовательно.

Не удивительно, поэтому, что сейчас объем государственного долга Швейцарии соответствует примерно 33% от ВВП, тогда как в 28-ми странах Евросоюза он составляет в среднем 85%. На первый взгляд, Швейцарии не о чем беспокоиться. И тем не менее, правительство страны едва ли не каждый год формирует и реализует программы бюджетной экономии как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации (кантонов). Насколько такая политика разумна и не стоит ли все-таки в какой-то момент наконец остановиться?

Сегодня, наряду с Норвегией, государственный бюджет которой во многом формируется нефтяными доходами, Швейцария является, наверное, единственной страной в Европе, сумевшей со времени последнего крупного финансового и экономического кризиса 2007-2010 гг. обеспечить последовательное снижение объема своего государственного долга, не жертвуя при этом дорогостоящими, но столь необходимыми, инфраструктурными проектами, такими, как, например, строительство Сен-Готардского туннеля, самого длинного железнодорожного туннеля в мире, который был торжественно открыт 1 июня 2016 года. Как же ей это удалось?

Парадоксально, но факт: не входящая в Евросоюз Швейцария является едва ли не единственной страной, изначально выполнявшей, и выполняющей до сих пор, все так называемые Маастрихтские критерии — финансово-экономические показатели, достаточные для вступления в еврозону. Данные критерии были введены Договором о Европейском Союзе (Маастрихтским договором) от 1992-го года, провозгласившим программу строительства Экономического и валютного союза и перехода к единой европейской валюте.

В соответствии с ними государственный бюджет должен сводиться с положительным или нулевым сальдо. В исключительных случаях допускается дефицит государственного бюджета, не превышающий 3% от ВВП. Государственный же долг должен не превышать 60% от ВВП на конец финансового года или устойчиво приближаться к этому уровню. Теперь уже все эксперты едины в том, что основой проблемой европейского валютного союза с самого начала стал несерьезный подход многих стран ЕС к соблюдению этих критериев.

Отдельные страны уже на момент присоединения к валютному союзу, по большому счету, не отвечали его критериям в части борьбы, например, с государственным долгом. Так у Греции он составлял 107% от ВВП, у Италии — 109%, у Бельгии — 114%. С началом же в 2007 году мирового финансового и экономического кризиса по пути наращивания госдолга были вынуждены пойти и другие страны. Увеличивая бюджетные расходы, они стремились спасти свой банковский сектор и поддержать промышленную конъюнктуру. Поэтому в настоящий момент средний объем государственного долга ведущих экономик еврозоны, а также и Великобритании, устойчиво превышает отметку в 60% от ВВП.

Что касается государственных финансов Швейцарии, то они смогли не стать жертвой кризиса, более того, в то время, как весь мир боролся с последствиями американской ипотечной катастрофы, экономика Конфедерации находилась в состоянии мало кем ожидавшейся стабильности, оказавшей на доходную часть национального госбюджета более чем позитивное влияние.

Швейцарская экономика, пережившая относительный спад только в 2009 году, смогла быстро справиться с ударом экономической непогоды: потребительский спрос на внутреннем рынке устоял, объемы экспорта остались на прежнем уровне, и это даже несмотря на уменьшение спроса на рынках Евросоюза, а уровень безработицы, как и прежде, составлял сенсационные 3-4%.

Важную роль при этом сыграл Швейцарский Национальный (центральный) банк: именно он был главным действующим лицом в спасении крупнейшего в мире и в Швейцарии банка UBS, и именно он прилагал огромные усилия для того, чтобы не допустить удорожания швейцарской национальной валюты, сдавшись и отпустив швейцарский франк в свободное плавание только в январе 2015 года.

Лидировала Швейцария и по такому показателю, как отношение объемов расходов госбюджета к общему ВВП страны, причем едва ли не главным козырем здесь оказался скромный по своим размерам государственно-бюрократический аппарат Швейцарии и в целом весьма небольшая степень вмешательства государства в либерально-рыночные отношения.

Решающее значение для оздоровления государственного бюджета Швейцарии имел так называемый «долговой тормоз». Напомним, что в 2001 году на референдуме швейцарский народ высказался в пользу введения в стране специальной меры, которая была призвана затормозить темп прироста объема государственного долга. Недолго думая, меру эту так и назвали — «долговой тормоз».

В 2003 году она приобрела силу закона, в основе которого находился принцип итогового выравнивания объемов расходов и доходов в конце экономического (отчетного) цикла (периода). В рамках же этого периода, на отдельных его этапах, мог быть допустим определенный дефицит бюджета — но при условии общего ослабления экономики. Компенсирован же этот дефицит должен был быть в периоды высокой конъюнктуры за счет дополнительных сверхплановых прибылей. Такие же «долговые тормоза» были введены и на уровне многих кантонов.

В итоге Швейцарии удалось очень быстро восстановить равновесие госбюджета. Cовокупный госдолг (включая расходы на общественное управление и социальную защиту) снизился с 50,7% от ВВП в 2003 году до 33,1% в 2015 году. За последнее же десятилетие (за исключением 2014 года) госбюджет Конфедерации практически всегда сводился с миллиардным профицитом, о котором другие европейские страны не могли даже и мечтать.

Курс государства на последовательное оздоровление госбюджета в целом поддерживается в Швейцарии всеми ведущими политическими силами, которые прекрасно понимают, что сбалансированный бюджет не только обеспечивает комфортабельные условия обслуживания кредитов, но и укрепляет устойчивость страны перед лицом новых кризисов. Однако в последнее время многие эксперты и экономисты уже во весь голос говорят о том, что Швейцария начала откровенно перегибать палку в плане экономии государственных расходов, и это несмотря на стабильно профицитный бюджет.

Действительно, несмотря на то, что швейцарский госбюджет умудрялся получать прибыль даже в периоды слабой конъюнктуры, правительство из года в год разрабатывает и представляет на рассмотрение кантонов и парламента все новые и новые предложения по сокращению бюджетных расходов на всех уровнях. В такой ситуации все более горячими становятся споры на предмет того, как использовать накопленные резервы.

Левые требуют, чтобы в периоды промышленного спада имеющиеся дополнительные финансовые средства шли, главным образом, на укрепление основ социального государства, а также на поддержание экономической конъюнктуры и создание дополнительных рабочих мест. Центристы же и правые считают, что экономика не нуждается в государственной поддержке, но что ей нужны дополнительные льготы в отношении налогообложения.

Несмотря на позитивную ситуацию в области госбюджета, вопросы, связанные с финансами традиционно и в течение вот уже многих лет остаются одной из самых спорных и горячо обсуждаемых тем в национальном парламенте. Так получилось и в текущем 2016 году. В рамках очередного третьего раунда реформы налогообложения предпринимательской деятельности большая группа парламентариев из центристского и правого лагеря предлагает сейчас одобрить целый пакет налоговых льгот стоимостью в несколько миллиардов франков, выгоду от которых мог бы получить, прежде всего, малый и средний бизнес в стране, составляющий становой хребет всей швейцарской экономики.

Левые же партии считают, что эта реформа есть ни что иное как посягательство на государственную казну. Социал-демократы, в частности, уже пригрозили, что, в случае, если парламент одобрит эти «налоговые подарки», они выйдут на улицу и начнут собирать подписи в пользу проведения национального референдума по вопросу налогообложения предпринимательской деятельности в стране.

Параллельно министр финансов Швейцарии Ули Маурер (Ueli Maurer) представил сразу три программы экономии государственных расходов, рассчитанные на ближайшие годы. В рамках этих программ «под нож» должны пойти расходы на образование, на оказание технической помощи развивающимся странам, а также на нужды социального страхования. Без «кровопускания» пока вроде бы обошлись сельское хозяйство, транспорт — и национальная оборона. В парламенте эти планы уже стали причиной ожесточенных дебатов, и обретут ли они когда-либо силу закона — пока сказать невозможно.

 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

А между тем Швейцарии, как и другим развитым европейским странам, очень скоро все-таки придется начать думать над возможностью увеличения государственных расходов. Основную роль здесь играют два фактора: старение населения и наблюдающийся в последние годы резкий рост расходов на здравоохранение. Согласно последнему отчету швейцарского федерального Департамента (министерства) финансов (Finanzdepartement), в следующие 30 лет стране потребуется взять откуда-то 150 миллиардов франков только для финансирования решения проблем, связанных с негативными тенденциями в области демографического развития.

Без мер экономии и без повышения налогов государственная задолженность Швейцарии может к 2045 году вырасти до 59% от общего объема ВВП. Вопросы реформирования швейцарских систем здравоохранения и социального страхования обсуждаются парламентом уже в течении целых 20-ти лет — а воз и ныне там. Найти же тут какое-то решение просто необходимо, причем чем быстрее, тем лучше, потому что демография является для Швейцарии самой настоящей бомбой замедленного действия, способной в один прекрасный момент стать для государственных финансов прямой и непосредственной угрозой.

А как у Вас обстоит дело с государственными финансами и расходами? 

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод на русский и адаптация: Юлия Немченко, swissinfo.ch

×