Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Шире круг


Хорватия: прекрасная израненная земля


Автор: Марк-Андре Мизере (Marc-Andre Miserez), по возвращении из Хорватии


Дубровник, один из прекраснейших городов Средизмноморья. Старый город входит в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО с 1979 г. (Keystone)

Дубровник, один из прекраснейших городов Средизмноморья. Старый город входит в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО с 1979 г.

(Keystone)

1 июля 2013 года Хорватия — вместе с ее природными красотами, культурными сокровищами и плохо затянувшимися ранами, двадцать лет назад нанесенными войной — войдет в Европейский союз. Перед вами — дневник путешествия длиной в 7 дней и 1000 километров с одного конца страны на другой, от великолепного Дубровника до больше всех пострадавшего от войны Вуковара.

Жемчужина Адриатики — она расположилась на каменистом мысе, глубоко вдающемся в море, которое потрясает воображение невероятными оттенками голубого и зеленого цветов — вполне заслужила свое имя. «Кто ищет рай на земле, тот должен непременно побывать в Дубровнике», — писал в 1929 году Джордж Бернард Шоу.

Рай этот построен, прежде всего, из камня. Искусно обработанные строгие каменные глыбы образуют великолепные ансамбли церквей и кружевных дворцов, превращаясь в статуи готического и барочного стиля, а на камнях мостовых и тротуаров, отшлифованных полутора тысячелетиями человеческой истории, можно вдруг потерять равновесие и предательски поскользнуться.

Рагуза, тысячелетняя республика

«Свобода не продается и за все золото мира», — гласит старинный девиз Рагузы (историческое название современного Дубровника), города, основанного всего 120 лет спустя после падения Римской империи.

Чтобы защитить эту ценность, свободу, горожане выстроили одну из самых великолепных систем укреплений из всех, что еще можно увидеть в регионе Средиземноморья. Тысячи и тысячи тонн строительного камня были использованы для возведения оборонительного сооружения, образующего квадрат стороной в 400 метров.

Непобедимая Рагуза была свободной европейской республикой, просуществовавшей дальше всех остальных, превзойдя по длительности существования даже Венецию, свою первую и главную соперницу. Она не поддалась ни одному завоевателю до тех пор, пока на мировую историческую арену не вступил Наполеон. Сегодня она входит в число памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

«Без туризма от нас бы тут ничего не осталось», — утверждает Перо, сдающий напрокат автомобили в аэропорту. — «Зимой здесь садятся по три рейса в день, все местные, а летом их становится 50-60, уже со всей Европы».

Своим гостям, которых порой собираются целые толпы, как в час пик в московском метро, Дубровник открывает не только красоты. Город хочет, чтобы люди знали и помнили о том, что ему пришлось пережить во время войны за независимость 1991-1995 годов, в ходе которой Хорватия противостояла всей большой Югославии.

На первой же остановке возле крепостной стены аудиогид напоминает мне о «сербско-черногорской варварской агрессии». Нас будут многократно возвращать к этой теме. На подробном плане города нанесено практически каждое попадание артиллерийского снаряда, отмечен каждый пожар, обозначена каждая когда-то разрушенная крыша, не говоря уже о 114-ти мучениках, о погибших в ходе осады города, чьи портреты собраны в специальную галерею памяти.

Нетронутая красота

Из Дубровника, расположенного на самой южной окраине страны, мы двигаемся дальше, к побережью, перед которым раскинулся архипелаг, состоящий из 1 165 островов. Здесь природа здесь еще практически девственна, и от нее просто захватывает дух!

Никаких мрачных бетонных гостиничных комплексов, которыми, стараниями инвесторов из России, уже практически забито все побережье соседней Черногории. Туристов здесь размещают «ближе к земле», чаще всего в домах местных жителей, отчего буквально повсюду видны надписи «Apartment» и «Sobe» (комнаты).

«Какая удача, что у нас нет денег», — иронично бросает Желько Йембрих (Zeljko Jembrih), инженер, работающий в рамках реализации одного из проектов по линии швейцарско-хорватского технического и гуманитарного сотрудничества.

Более дипломатично высказывается посол Швейцарии в Загребе Денис Кнобель (Denis Knobel), отмечая, что «война серьезно замедлила развитие туризма». Перо, со своей стороны, надеется, что вхождение в ЕС привлечет сюда инвесторов, а это приведет к созданию новых рабочих мест, а может быть, даже и к росту зарплат. Сам он зарабатывает 700 евро в месяц.

Инвесторы, правда, должны считаться с тем, что местное население серьезно подходит к вопросам охраны окружающей среды. Так, в последний выходной апреля здесь состоялся местный референдум, направленный против проекта строительства в регионе Дубровника центра для игры в гольф и комплекса жилой недвижимости класса люкс стоимостью до одного миллиарда евро.

«Это очень редкое событие для Балкан, да еще и организованное после ожесточенного сопротивления отдельных слоев общества», — отмечает посол Кнобель. В голосовании участвовали лишь 31,5% граждан, тогда как закон требует 50-процентной явки. Теперь израильские девелоперы смогут-таки выстроить свое «гетто для миллионеров».

Книн - потерянная крепость

Стоит покинуть побережье и углубиться внутрь страны, как природа опять берет верх над цивилизацией. Через нежно-зеленую растительность пробивается желтый галечник, а за ним взгляд притягивают к себе монументальные, упирающиеся прямо в небо, горные массивы.

Деревни все дальше отстоят друг от друга, и вот от них уже остается лишь по два-три дома, часто заброшенных. Впрочем, об их появлении уже за несколько километров нас все равно предупреждают желтые указатели, метки человеческого присутствия на фоне великого безлюдья. И еще — железнодорожные пути, уходящие в бесконечность.

Книн. Расположившись у подножия гор, на дороге, ведущей в Боснию, город живет в тени крепости, венчающей холм над городом уже как минимум целое тысячелетие. Перед войной большинство местных жителей были сербами. Книн, старинный королевский город Хорватии, стал столицей непризнанной республики Сербская Краина. После ее падения бежавшие отсюда сербы уже не вернулись, их заменили боснийские хорваты.

Повсюду одна и та история, что в Хорватии, что в Косово... Война разбрасывает жителей в разные стороны, и когда умолкают пушки и границы проводятся заново, многие избегают пересекать новые рубежи, чтобы не дай Бог не вернуться прямо в объятия к вчерашнему врагу. Непросто в этих условиях решить вопрос о том, кому какое достанется жилье.

Настроения в городе не слишком радужные. Мария, молодая официантка из кафе на привокзальной улице, в ответ на вопрос, что она ожидает от вступления в ЕС, находит только одно слово: «Ничего!» А как насчет инвестиций? «Мы знаем, в чьи карманы они пойдут...» Известно ли ей, что оранжевый домик неподалеку от ее террасы, выглядящий почти щеголем на фоне окружающих его ветхих строений, был реконструирован на швейцарские деньги?

В самом деле, швейцарская «Дирекция по развитию и сотрудничеству» (DEZA), вложила примерно 24 миллиона франков в дело послевоенного восстановления этого региона. Средства пошли на реконструкцию домов, на прокладку оросительных каналов, поддержку сельскохозяйственных кооперативов и на покупку автомобилей скорой помощи. Однако Желько, который вместе со своим другом Игорем Сустичем (Igor Sustic), химиком и специалистом по цементу, открыл в Загребе частное консалтинговое бюро, задается вопросом, а правильно ли были вообще выбраны приоритеты? «Мы должны были вначале восстановить заводы, и только потом селить людей. Стоило бы вернуть им работу еще до того, как давать крышу». Их сомнения оправданы — кажется, что у города и в самом деле нет никакого будущего...

Парадокс, но именно здесь живет больше всего детей и молодых людей по сравнению со всей остальной Хорватией. «Естественно, безработные с четырьмя детьми живут исключительно на пособия», — поясняет Игорь, и мы долго еще смотрим на то, как дети играют в мяч под мемориальной аркой, воздвигнутой в честь погибших за свободу, под единственным ярким памятником в центре всего этого безнадежного мрака. Войну тут не забудут еще очень долго...

Анте Готовина - герой!

Не забыла Хорватия и своего героя - боевого генерала А́нте Гото́вину (Ante Gotovina). Его портреты буквально везде, они на обочинах дорог, на стенах и даже на чашках и кружках, которые Лана продает в своем сувенирном магазинчике в Загребе. Для нее все просто: «Он освободил страну. Это настоящий благородный воин».

Жизнь генерала — это настоящий приключенческий фильм, смесь эпоса и ужаса. «Бывший солдат Иностранного легиона, бывший секретный агент, связанный с правоэкстремистскими силами Франции, военный инструктор в Латинской Америке, Анте Готовина может похвастаться и серьезным криминальным прошлым: ограбления, захват заложников, вымогательство. За эти преступления он был осужден во Франции», — информирует журнал «Балканский курьер».

В 1991 г. Готовина начинает целеустремленное восхождение по карьерной лестнице в хорватской армии. Четыре года спустя военная операция под названием «Буря» делает из него героя. Но чистых войн не бывает. В апреле 2011 года Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге приговорил его к 24 годам тюрьмы за военные преступления.

Затем, в ноябре 2012 года, после апелляции, МБТЮ снял с него все обвинения. В Белграде все аж задохнулись от возмущения. Карла дель Понте, бывший обвинитель МБТЮ, считает, что тем самым доверие к суду и его репутация были поставлены под большой вопрос. Действительно, до настоящего момента он осуждал практически исключительно сербов.

Впрочем, дело еще не вполне закрыто. Прокурор Серж Браммерц (Serge Brammertz) признал недавно «серьезные ошибки» суда, и согласился вновь открыть некоторые судебные процессы. Среди прочих изучается и возможность запросить пересмотр дела Готовины.

«Работа международного правосудия пока не завершена. А дальше пусть рассудят историки», — полагает посол Кнобель. «На первый взгляд, эта страна — практически Европа, но не стоит забывать, что больше всего времени требуется на изменение менталитета людей».

Вуковар: город-мученик

Еще одна дорога. Она пересекает Динарское нагорье перед тем, как добраться до просторных долин Славонии. Под небом голубым раскинулись рощи во французском стиле и деревни, бесконечно тянущиеся вдоль трассы.

В конце пути нас встречает Вуковар, порт на Дунае, который является сейчас городом на границе с Сербией. Вуковар пережил летом 1991 года, за четыре года до Сребреницы, самые страшные зверства, которые только видела Европа с момента окончания Второй мировой войны. Три месяца осады, почти 1 100 погибших с сербской стороны и 5 000 жертв с хорватской, этнические чистки, десятки тысяч беженцев и барочные красоты некогда многокультурного города, превращенные в дымящиеся руины.

Сегодня заметно, что денег тут на реконструкцию не пожалели. Памятники архитектуры стоят, как новенькие, но цветной макияж фасадов плохо скрывает их старые раны. Паром, связывающий два берега Дуная, работал пока только один раз, в ноябре 2010 года, перевезя президента Сербии Бориса Тадича (Boris Tadic), который прибыл с извинениями за военные преступления, совершенные его страной двадцать лет назад.

В начале этого года десятки тысяч хорватов выступили в Вуковаре и Загребе против того, чтобы названия улиц на указателях были здесь дублированы кириллицей. Но доля сербов в местном населении достигает 35%, и закон требует двуязычия, если процент того или иного этнического меньшинства превышает квоту в 33%. Коалиция из ветеранов военных действий и представителей правых политических сил потребовала отложить введение двуязычия на срок от 30 до 50 лет. Их поддержал и епископ Загреба Йосип Бозанич (Josip Bozanic). «Вуковар заслуживает особого отношения, и это должно выражаться в специальном подходе к некоторым болезненным темам», — пояснил он.

А пока что надписи на монументе, сооруженный в Вуковаре в память «жертв за свободу Хорватии», сделаны буквами латиницы и... глаголицы, старинной хорватской азбуки, которую средневековые священники использовали здесь вместо официальной латыни, по специальному, правда, разрешению Ватикана.

Кошмар Вуковара продлился три месяца. Первый всплеск варварства перед тем, как он охватил все Балканы. (swissinfo.ch)

Кошмар Вуковара продлился три месяца. Первый всплеск варварства перед тем, как он охватил все Балканы.

(swissinfo.ch)

Экономика в руинах

Вокруг Вуковара раны войны заметны еще сильнее. Фермы и фабрики в руинах, сельхозугодья пустуют, деревни обезлюдели. Славония, некогда главная сельскохозяйственная житница Югославии, сегодня живет хуже, чем в среднем остальная Хорватия.

«Тут творится черт знает что такое», — вздыхает Желько Йембрин. «Смотрите, Славония практически мертва, крестьяне стареют, молодежь уезжает, тогда как мы могли бы производить столько, что хватило бы пять раз накормить всю страну. Но у нас тут есть мощное импортно-экспортное лобби, которое предпочитает торговать с Европой».

Чего ожидать после вхождения Хорватии в ЕС? «Мы потеряем еще больше», — отвечает этот инженер, в 2012 году голосовавший против перемен. «Европейский союз шантажирует нас. Посмотрите на венгров, они стали подобием рабов. И гляньте на Болгарию, где выращивали великолепные фрукты — сейчас она должна импортировать их».

Менее пессимистично настроенный посол Борис Кнобель признает, тем не менее, что хорватская экономика все-таки «остается особо чувствительной к внешним воздействиям. Страна начала структурные реформы и она, по идее, должна очень быстро нарастить степень своей конкурентоспособности». Но это в теории... Правительство, по словам посла, ожидает наступления экономического роста уже в 2014 году, но во многом благодаря финансовой помощи при вхождении в ЕС (в оказании которой должна принять участие и Швейцария), а не в результате внутренних реформ.

«А инвесторы, чьи доходы опять уходят за границу, какую пользу принесут они нам»? — спрашивает Желько. Он полагает также, что открытие границ поспособствует тому, что наиболее квалифицированные хорваты покинут страну. Сам он — не кандидат в эмигранты. Как и его коллега Игорь Сустич. «Мы не оптимисты, но работаем над этим», — шутят они.

Многие разделяют их чувства. Зовут ли их Невенка, Здравко, Ана, Роман, Боржка или Бранко, мне не удалось встретить за эти дни ни одной официантки, студента, торговца или сотрудника отеля, мечтающего о европейским или швейцарском Эльдорадо. Большинство молодых людей, называющих себя евро-скептиками, а порой и откровенно враждебно настроенных по отношению к Евросоюзу, являются по национальности хорватами. А настоящие хорваты любят свою страну.

Республика Хорватия

Площадь: 56 542 кв км (в Швейцарии – 41 285 кв км).

Население: 4,4 млн человек (в Швейцарии – 8 млн человек).

Политика: С января 2010 г. президентом Хорватии является социал-демократ Иво Йосипович (Ivo Josipovic). Парламентские выборы в декабре 2011 г. принесли победу «Союзу за перемены», лево-центристской коалиции, получившей 80 мест из 151.

«HDZ», объединение националистов и христианских демократов, которое доминировало в стране практически без перерыва с момента распада Югославии, значительно сократило свою фракцию, получив только 47 депутатских мандатов.

ВВП на душу населения: (2010 г.) 13 720 долларов (для сравнения, в ЕС - 34 000 долларов, в Швейцарии - 67 245 долларов). Порядка 20% населения живет за чертой бедности.

Безработица: 15,8% (в 2012 г., по официальным подсчетам, но СМИ называют цифру порядка 20%).

Коньюнктура: последние пять лет Хорватия находится в процессе экономической рецессии (- 6% в 2009 году). В 2010 г. экономический рост был нулевым, в 2012 г. рецессия составила -0,5%. Прогноз на 2013 год очень скромный: +1%. При этом страна остается одной из самых экономически развитых на Балканах, после Словении.   

Скептицизм по отношению к ЕС: Хотя 66% хорватов проголосовали 22 января 2012 г. за вхождение в Евросоюз, первые выборы 12-ти хорватских депутатов в европейский парламент (14 апреля 2013 г.) привлекли лишь одного из пяти голосующих. В марте 2013 г. опрос общественного мнения показал, что лишь 45% жителей Хорватии положительно относятся к вступлению в Евросоюз.

Загреб - город искусств

Извилистые улочки с невысокими домами, веером расходящиеся от Кафедрального собора, который во время службы наполняют массы коленопреклоненных верующих, напоминают нам, что мы находимся в средневековом городе.

Загреб, расположенный у подножья холма, напоминает Вену эпохи Штрауса. Это город с популярными здесь желтыми фасадами и бесконечными парками, привлекающими собак, к которым здесь относятся с каким-то особенным трепетом, беря пример со стареющих стран Западной Европы.

Из окна моего отеля в сумерках я вижу высокое освещенное окно танцевальной студии. Стайка юных девушек репетирует балетные па под джазовую музыку. Это очень профессионально и современно. Загреб — город искусств. Он состоит из театров, концертных залов, музеев, галерей, музыкальных школ, и даже президент Хорватии Иво Йосипович — это признанный классической композитор.

Уличные шансонье любят местную музыку, но охотно примеряют на себя роли Чарли Паркера или Марка Кнопфлера. Кстати, в тот вечер, когда я улетаю, основатель и солист культовой группы «Dire Straits» дает сольный концерт на загребской «Арене».

И нельзя не вспомнить самую популярную здесь тему: футбол. Четверная в мировой классификации ФИФА, команда в красно-белой форме — наилучшая сборная родом из бывшей Югославии. А «звездные» хорватские футболисты играют в таких суперклубах, как «Реал Мадрид», «Олимпик Лион» и «Бавария Мюнхен».

С римским размахом

«Единственное, что в этой стране есть хорошего, это футбол», — говорили мне Игорь и Желько. Неужели? Конечно, их футбол прекрасен, но Хорватия заслуживает большего.

Потому что страна, которая изобрела галстук, где замечательно чистые улицы, где лучшая в Европе пена на капучино и повсюду есть мороженое в итальянских традициях, где все сходят с ума от экономичных лампочек и от повсеместно распространенного бесплатного «вайфая», где есть парки ветряных мельниц, где подают бифштексы, которые заставляют бледнеть от зависти поваров Парижа, где водители глушат мотор, стоя на красном свете, и где живут дружелюбные люди, скромные и прекрасно образованные, как это часто встречается в странах некогда победившего социализма, такая страна действительно достойна самой лучшей судьбы.

В Сплите, еще одной жемчужине Далмации, в Старом городе можно увидеть дворец эпохи Диоклетиана, римского императора, который специально выстроил себе здесь в начале 4 века н. э. эти роскошные хоромы для того, чтобы провести под их крышей свою старость. Римская империя, первый европейский интеграционный проект, обеспечил Европе 500 лет мира. Затем Старый свет в среднем каждые 15 лет увязал в новой войне. Но Европа меняется. И Хорватия, хочет она того или нет — она тоже является частью Европы.

Швейцария-Хорватия

Экономические отношения. Объем торгового обмена между двумя странами скромен и составил 300 млн. франков в 2011 году. Швейцария экспортирует, главным образом, фармацевтическую и машиностроительную продукцию и импортирует продукцию деревообрабатывающей промышленности.

Финансовая поддержка. Правительство Швейцарии предложило парламенту внести в так называемый «Европейский фонд сплочения» взнос в пользу Хорватии в размере 45 млн. франков, то есть сумму, пропорциональную той, что была Швейцарией выделена каждому из двенадцати новых членов ЕС начиная с 2004 года.

Иммиграция. В Швейцарии проживают порядка 40 тысяч хорватов. Все они в целом хорошо интегрированы. Со своей стороны Хорватию в качестве постоянного места жительства выбрали примерно 1 300 швейцарцев. Многие из них — мужчины, женившиеся на хорватках.

Волны эмиграции не ожидается. По мнению посла Дениса Кнобеля (Denis Knobel), «большинство экспертов не ожидает серьезной иммиграции из Хорватии в Швейцарию после присоединения к ЕС», даже если «среди населения существует латентная готовность к эмиграции, в основном, среди молодежи».

Прежде всего осторожность. Режим свободы передвижения между Хорватией и Швейцарией, не входящей в ЕС, не будет введен автоматически. Не исключено, что стараниями консервативной «Швейцарской народной партии» (SVP) этот вопрос будет вынесен в Швейцарии на общенациональный референдум.

Коррупция: есть над чем работать

«Хорватии пришлось провести, наверное, самые трудные переговоры по вопросу присоединения к ЕС, особенно если сравнивать со всеми предыдущими кандидатами. Переговоры длились более 6 лет», — напоминает посол Швейцарии в Загребе.

«Еврокомиссия добавила дополнительные условия, касавшиеся системы правосудия, правового государства и борьбы с коррупцией, и именно в этих областях страна достигла наибольшего прогресса. Целое поколение политиков и множество представителей экономического руководства страны — в тюрьме. Конечно, это только верхушка айсберга, но процесс, по мнению Еврокомиссии, уже пошел», - уточняет дипломат.

Индекс коррупции 2012 года, разработанный «Tranparency International», показывает, что Хорватия находится на 62 месте среди наименее коррумпированных стран (всего в списке 174 страны), ее индекс составляет 46 (наихудшая отметка 0, наилучшая 100). Хорватия выглядит хуже, чем ее соседка Словения (37-е место, индекс 61), но лучше, чем другие страны экс-Югославии и обходит граничащую с ней Италию, своего основного торгового партнера (Италия на 72-м месте, индекс 42).


Перевод с французского и адаптация: Людмила Клот и Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×