Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Юбилей Академии наук


Как в Швейцарии 200 лет назад осознали пользу науки


Автор: Селия Лутербахер (Celia Luterbacher)


Знаменитый эрратический валун «Pierre Féline»: его общий объем составляет 3 тыс. куб. м., а на поверхности видна только «верхушка айсберга» в 800 кубов. (swissinfo.ch)

Знаменитый эрратический валун «Pierre Féline»: его общий объем составляет 3 тыс. куб. м., а на поверхности видна только «верхушка айсберга» в 800 кубов.

(swissinfo.ch)

Основанная в 1815 году швейцарская Академия наук призвана выполнять функции связующего звена между учеными и обществом. На ее долю выпала почетная, но очень сложная задача убедить консервативных швейцарцев в том, что денег на науку жалеть нельзя ни в коем случае. А началось всё с таинственных, невесть откуда взявшихся валунов гигантских размеров...

Каждый, кто хоть однажды проезжал по автотрассе, соединяющей Лозанну с Женевой, наверняка пользовался небольшой автостоянкой, расположенной сразу после выезда в направлении города Ньон (Nyon). Там, на самом ее краю, в тени деревьев можно разглядеть огромный фрагмент горной породы, объемом, как говорят ученые, в 800 куб. метров.

Известный знатокам под именем «Pierre Féline» («Кошачий камень») он имеет все основания претендовать на звание по-настоящему «местного жителя», поскольку на своем нынешнем месте он находится уже примерно 15-20 тысяч лет. Ученые полагают, что здесь он оказался в результате перемещения доисторического ледника. Впрочем, при всей своей импозантности этот валун отнюдь не уникален.

В регионе швейцарского Центрального плато похожие гигантские образования, называемые эрратическими блоками или валунами (эрратические валуны — от лат. erraticus, «блуждающий» — общее название валунов, или глыб, перенесенных ледником на значительные расстояния, — прим. ред.) встречаются довольно часто.

Действительные академики швейцарской Академии наук (SCNAT), носившей сто лет назад имя «Швейцарского общества естествоиспытателей» («Schweizerische Naturforschende Gesellschaft»), во время торжественной церемонии в Женеве по случаю 100-летия со дня его основания. (zVg)

Действительные академики швейцарской Академии наук (SCNAT), носившей сто лет назад имя «Швейцарского общества естествоиспытателей» («Schweizerische Naturforschende Gesellschaft»), во время торжественной церемонии в Женеве по случаю 100-летия со дня его основания.

(zVg)

Их активно исследуют ученые, их превращают в туристические достопримечательности... Но еще 200 лет назад эрратические валуны были для науки полной загадкой. Геологические характеристики этих объектов совершенно не совпадали с геологией среды их актуального расположения, поэтому многие были уверены, что данные камни являются непосредственными следами... библейского Потопа.

Разгадал же этот ребус швейцарец Луи Агассис (Jean Louis Rodolphe Agassiz; 1807, Швейцария — 1873, США), естествоиспытатель, один из основоположников гляциологии. В 1837 году он выступил с докладом на заседании «Швейцарского общества естествоиспытателей» («Schweizerische Naturforschende Gesellschaft» — «SNG»), из которого потом выросла современная швейцарская Академия естественных наук («SCNAT»). Выводы, сделанные им в докладе, многими считались тогда просто невероятными. 

"Особенности пространственного распределения мест нахождения эрратических блоков не следует, таким образом, более рассматривать только в качестве следствия одной из катастроф, произошедших в силу значительных изменений, вызванных состоявшимся в доисторическую эпоху падением атмосферной температуры." - Луи Агассис, Невшатель, июль 1837 г.

Луи Агассис (в тот момент он был председателем «SNG»), утверждал, что массивные эрратические валуны были перенесены в Швейцарию медленно передвигавшимся глетчером во время последнего ледникового периода. Сенсацией же для того времени было даже не утверждение, что лед может двигать камни, а тезис о том, что наша планета способна переживать такие всеобъемлющие метаморфозы, становиться то теплее, то холоднее. Эта идея была тогда абсолютной новацией.

«В период с 1810 по 1840 годы проблема происхождения эрратических валунов была в Швейцарии причиной жарких дискуссий, в которых принимали участие как ученые, так и любители, наблюдавшие и анализировавшие эти валуны в разных регионах Альп», — рассказывает Эммануэль Рейнар (Emmanuel Reynard), профессор физической географии Университета Лозанны. «Благодаря выступлению на конференции в 1837 году Луи Агассис прославился как ученый, а сама его гениальная догадка о том, что в прошлом ледники и глетчеры могли быть намного больше, чем сейчас, быстро распространилась в международном научном сообществе».

Существенную роль в этом процессе, однако, сыграло именно «Швейцарское общество естествоиспытателей», которое стало своего рода открытым форумом для обсуждения любых, пусть даже на первый взгляд совершенно невероятных научных гипотез. В долгосрочной перспективе обсуждение идей Л. Агассиса привело к значительному прогрессу в сфере климатологии, метеорологии и геологии, внеся свой вклад в создание новой научной дисциплины — гляциологии.

Полезные отечеству

В отличие от других научных организаций этого времени «SNG» допускало в свои ряды не только представителей научной элиты. Основатели Общества, фармацевт Анри-Альберт Госс (Henri-Albert Gosse, 1753-1816) и физик и богослов Якоб Самуэль Виттенбах (Jakob Samuel Wyttenbach, 1748-1830), преследовали универсальную, важную не только для Швейцарии, но и для всего мира, цель превращения естественных наук, процветавших тогда в Европе исключительно под эгидой монархической власти, в утилитарный инструмент и общедоступный ресурс гражданского просвещения.

«Академия создавалась с тем, чтобы сделать науку полезной тому, что ее основатели называли „patrie“, то есть Отечеству», — говорит Тьерри Курвуазье (Thierry Courvoisier), президент «SCNAT» и по совместительству глава общей Академии наук Швейцарии, составными элементами которой являются, наряду со «SCNAT», также «Академия гуманитарных и социальных наук» («SAGW»), «Академия медицинских наук» («SAMW») и «Академия технических наук» («SATW»).

«В то время «Швейцарское общество естествоиспытателей», как и Академия сейчас, решала задачи, связанные с распространением научной информации в мире политики», — напоминает Тьери Курвуазье. Сегодня формулируются эти задачи несколько иначе, но главной целью Академии всё также является создание условий, при которых политическое руководство страны, принимая свои решения, учитывало бы и накопленные научные знания.

«Мы пытаемся донести результаты и значение наших исследований до парламентариев и политиков, используя любые возможности. Мы предлагаем обществу услуги по созданию синтеза фундаментальных знаний с эмпирическими данными, релевантными для той или иной проблемной сферы. Тем самым мы поддерживаем процесс принятия адекватных политических решений», — указывает он. 

Члены SCNAT в Берне в 2015 году во время празднования двухсотлетия со дня основания швейцарской Академии естественных наук. (zVg)

Члены SCNAT в Берне в 2015 году во время празднования двухсотлетия со дня основания швейцарской Академии естественных наук.

(zVg)

Такой подход оказался довольно плодотворным. Многие научные институты, созданные Академией в 19-ом веке, были потом преобразованы в административные ведомства федерального уровня.

Таковы, например, Федеральное ведомство метеорологии и климатологии («Bundesamt für Meteorologie und Klimatologie»), Федеральное ведомство геодезии и картографии («Bundesamt für Landestopografie»), заповедник «Швейцарский национальный парк» («Schweizerische Nationalpark») и Швейцарский национальный научный фонд («Schweizerische Nationalfonds»).

«Сохраните эрратические валуны!»

Но вернемся к нашим эрратическим валунам. В 19-ом веке швейцарцы нередко дробили их в щебень и охотно использовали этот «даровой» материал в целях капитального строительства. Поэтому в 1867 году швейцарские ученые, геолог Альфонс Фавр (Jean Alphonse Favre, 1815 — 1890), а также минералог, альпинист и педагог Бернхард Штудер (Bernhard Rudolf Studer, 1794 — 1887) решили, что пора действовать и буквально спасать валуны от исчезновения.

С их точки зрения это были не просто камни, но объекты природного и культурного наследия. Общество, правда, поначалу оставалось глухо к их аргументам, и тогда А. Фавр и Б. Штудер решили воззвать к патриотическим чувствам. Используя организационные и административные ресурсы «SNG» они организовали «Призыв к швейцарскому народу о сохранении эрратических валунов» («Aufruf an das Schweizer Volk, erratische Blöcke zu bewahren»).

Призыв был распространен во всех 26-ти кантонах страны, а также во Франции и Германии. И эта стратегия сработала: неожиданно прозрев и осознав важность сохранения природных ландшафтов Швейцарии, кантональные правительства объединили свои усилия и создали «Реестр» всех известных на тот момент эрратических блоков. В результате многие из этих камней получили даже статус охраняемых памятников.

А в 1908 году крупнейший эрратический валун Швейцарии — глыба «Pierre des Marmettes» в кантоне Вале — был выкуплен за ошеломительную по тем временам сумму в 31 500 франков с целью не дать ему стать жертвой разворачивавшегося как раз тогда в Швейцарии строительного бума. Сегодня камень находится в собственности «SCNAT» и его очертания часто можно увидеть на открытках и календарях.

Достойная жизнь на Земле

Уникальные геологические памятники Швейцарии позволили «SCNAT» стать авторитетным и признанным актером в рамках международного научного сообщества, которое находилось еще только в самом начале процесса своей «глобализации». «Самые первые действительные члены „SCNAT“ находились в тесном контакте с коллегами по всему миру, став ведущими экспертами во многих важных областях науки», — рассказывает Т. Курвуазье.

«Этому не в последнюю очередь способствовала и география Женевы, города, в котором ученые часто собирались для того, чтобы обменяться информацией — социальных сетей ведь тогда еще не было. Но зато сразу рядом с Женевой располагались горы, позволявшие забираться на высоту нескольких тысяч метров и проводить метеорологические замеры. Благодаря этому швейцарская Академия естественных наук очень скоро стала ведущим центром изучения геологии и атмосферной физики».

В период до конца 19-го века при поддержке федерального правительства «SCNAT» создала общенациональную сеть метеорологических станций, число которых доходило до 88-ми. Стремясь наладить современную практику международного научного сотрудничества, Академия активно выступала за унификацию системы мер и весов. А сегодня она является участником «Европейского академического научно-экспертного совета» («European Academies Science Advisory Council» — «EASAC»), определяя курс, которым пойдет европейская фундаментальная наука в будущем.

Как говорит Т. Курвуазье, из-за своих небольших размеров Швейцария очень рано поняла всю пользу международных академических обменов, ведь в маленькой стране особенно отчетливо можно убедиться в том, что важнейшие общественные процессы и явления природного характера, как правило, не останавливаются перед государственными границами». Впрочем, свою родину Академия тоже не забывает. Под ее эгидой сегодня в Швейцарии создана целая сеть в составе примерно 35 тыс. специалистов, представляющих более 130-ти инновационных компаний из всех 26-ти кантонов.

«В ближайшие годы задача „SCNAT“ останется прежней — поддерживать информационный обмен между теми, кто в той или иной форме занимается естественнонаучными исследованиями. Это касается как астрофизиков, изучающих вселенную, так и тех, кто принимает вполне приземлённые решения, от которых будет зависеть завтрашний облик нашей планеты», — заявил Т. Курвуазье в июне 2015 года в своей речи, произнесенной на официальной церемонии по случаю празднования 200-летия со дня основания «SCNAT».

По его словам, «Земля нуждается в создании глобальной системы управления с опорой на фундаментальное научное знание — эта потребность стала сегодня очевидной реальностью. Наша Академия, равно как и ведущие научные учреждения из всех стран мира, готова внести свой посильный вклад в глобальные усилия, целью которых является превращение нашей планеты в место, где человек имеет шанс вести по-настоящему достойную жизнь».

200-летний юбилей

Юбилей Академии естественных наук (SCNAT) будет отмечаться в течение всего года.

Особенно следует отметить проект «Живая наука» («Forschung live»), в рамках которого в пешеходных зонах 12-ти городов по всей Швейцарии будут развернуты стенды с инсталляциями на тему «Время и перемены» («Zeit und Wandel»).

Они призваны наглядно рассказать всем интересующимся о том, какие проблемы и вопросы стояли перед наукой в прошлом, и что обещает нам наука в будущем.

Кроме того, «SCNAT» выпустила недавно программу-приложение «Научный Гид» («ScienceGuide»), с помощью которой можно получить информацию о том, где, когда и какие состоятся в Швейцарии мероприятия, посвященные науке.


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×