Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

10 лет цунами в Юго-Восточной Азии


Вселенский потоп и волна солидарности


Автор: Луиджи Йорио при поддержке Наттхапхола Виттайарунгрота*, о. Ко Пра Тонг, Таиланд


Таиландский остров Ко Пра Тонг (Ko Phra Thong) был одним из многочисленных островов Индийского океана, попавших 10 лет назад под удар «Рождественского цунами». Самое крупное поселение на острове, деревня Пак Чок (Pak Choke), была полностью разрушена. (Bodhi Garret)

Таиландский остров Ко Пра Тонг (Ko Phra Thong) был одним из многочисленных островов Индийского океана, попавших 10 лет назад под удар «Рождественского цунами». Самое крупное поселение на острове, деревня Пак Чок (Pak Choke), была полностью разрушена.

(Bodhi Garret)

Десять лет назад гигантское цунами опустошило прибрежные регионы Индийского океана. Потом вода схлынула, после чего на пострадавших обрушилась настоящая волна… финансовой помощи. Деньги, собранные по всему миру, в том числе и в Швейцарии, пошли на восстановление причалов, мостов, школ и домов, многие из которых стоят сегодня пустыми. Что же произошло? Помощь была излишней? Читайте в нашем репортаже.

Джу Койкаев ожидает нас на пристани, где несколько рыбаков перекладывают свои сети. Нетерпеливым жестом Джу приглашает нас свою лодку. Нужно быть очень осторожным, чтобы не оскользнуться на влажных досках. Мы отчаливаем. Табличка с надписью, призывающей перед отплытием непременно надеть спасательный жилет, начинает отдаляться, становясь все меньше и меньше.

Мы медленно плывем сквозь мангровые заросли и направляемся затем к острову Ко Пра Тонг (Ko Phra Thong), расположенному в Андаманском море в 150-ти километрах севернее от всемирно известного курорта Пхукет. Остров этот известен своим уникальным биологическим разнообразием и исключительно интересной морской фауной. Среди знатоков он считается настоящим раем на земле.

Гораздо менее, однако, остров известен в качестве родины почти 1200 человек, наиболее сильно пострадавших от катастрофического цунами, обрушившегося на Таиланд 26 декабря 2004 года. Тогда жертвами стихийного бедствия по всей стране стали примерно 8 200 человек. Половину из них составили туристы, а также служащие отелей, тоже, как правило, иностранцы.

Наше путешествие продолжается примерно час. И вот мы на месте. Пляж покрыт лесом из похожих на хвощи деревьев семейства казуариновых и кокосовыми пальмами. Густая растительность надежно скрывает следы трагедии, разыгравшейся здесь десять лет назад. «Вот тут была деревня Пак Чок», — говорит Джу Койкаев. «Сегодня от нее ничего не осталось». 

Чтобы выжить, они влезли на дерево

Пак Чок, единственное поселение на острове, расположенное практически на самом берегу и выходящее напрямую к морю, было разрушено практически полностью. Погибли 76 человек — четверть населения деревни. Выжившие приняли решение покинуть остров и отправиться жить на материк. Многие до сих пор так и не избавились от психологических травм, связанных с цунами. Не покидать родную деревню решила всего лишь одна супружеская пара из числа местных жителей.

«Наш дом находился на самой окраине деревни, дальше всех от моря. Теперь никого, кроме нас, тут не осталось. А мы с женой просто не захотели уезжать после того, как прожили здесь больше 30-ти лет», — рассказывает 64-летний Сомчан Конгкаев. Стоя в тени своей скромной деревянной хижины он вспоминает о том воскресном дне. Прошло десять лет, но то, что произошло тогда, никогда больше не изгладится из его памяти.

«Вначале послышался громкий удар. В тот момент я подумал, что это, наверное, столкнулись два корабля. А затем мы увидели огромную массу воды, которая стеной надвигалась на нас. Мы едва успели вскарабкаться на дерево. Это нас и спасло». Час спустя, когда вода отступила, вокруг уже не было ничего, кроме гор мусора, обломков и мертвой рыбы. Деревянный домик Конгкаевых был на месте, пусть и сильно поврежденный, а вот все остальное — лодка, рыболовецкие снасти — всё исчезло.

Сомчан Конгкаев (Somchan Kongkaew) и его супруга Каинита Суетон (Kanittha Saetong) перед своим домом. Белая линия на фасаде отмечает наивысший уровень, до которого поднялась вода в результате цунами. (swissinfo.ch)

Сомчан Конгкаев (Somchan Kongkaew) и его супруга Каинита Суетон (Kanittha Saetong) перед своим домом. Белая линия на фасаде отмечает наивысший уровень, до которого поднялась вода в результате цунами.

(swissinfo.ch)

Новую лодку Сомчан получил от одной из благотворительных тайских организаций, но этим всё и ограничилось. Отремонтировать дом он смог только благодаря добровольным помощникам-иностранцам.

«Нам пришлось начинать жизнь с нуля. Те же, кто приезжал сюда после цунами с целью оказывать помощь, могли хотя бы привезти нам какое-никакое снаряжение для рыбалки и инструменты для возделывания земли. А они вместо они понастроили здесь новых домов, от которых нет никакой пользы», — жалуется Сомчан Конгкаев.

Деревня-призрак

Пройдя еще несколько сотен метров, мы начинаем понимать, что он имел в виду. Здесь, словно по линейке, выстроились несколько десятков домов из дерева и бетона. Когда-то они были новенькими и смотрелись очень красиво, но сегодня в них никто не живет, а сами дома того и гляди сдадутся и рухнут под натиском сорняков и термитов. А вокруг — ни единой живой души.

В деревне Бан Лайон (Ban Lion) построили 150 домов, но заселен только десяток. (swissinfo.ch)

В деревне Бан Лайон (Ban Lion) построили 150 домов, но заселен только десяток.

(swissinfo.ch)

Именно так выглядит сейчас деревня Бан Лайон (Ban Lion), построенная после цунами на деньги международной неправительственной нерелигиозной организации «Lions Clubs International». Предполагалось, что здесь, в относительной безопасности, поселятся уцелевшие жители деревни Пак Чок, однако сегодня Бан Лайон выглядит пусто и заброшенно.

Дома тут можно было получить бесплатно, говорит нам подросток, которого мы случайно встретили на деревенской улице. «Достаточно было просто сказать, что вы лишились жилья во время цунами. Такое проделывали даже и те, кто вообще был не с нашего острова». По его словам, вначале население деревни Бан Лайон резко выросло. Но потом люди поняли, что работы тут все равно нет, а потому многие из них собрались и уехали на материк.

В центре этой деревни-призрака расположилось длинное здание на классических тайских сваях, школа, «построенная при поддержке швейцарского народа». Об этом напоминает черная табличка, прикрепленная к стене. Проект осуществлялся по линии Дирекции по сотрудничеству и развитию (DEZA), подразделения МИД Конфедерации, которая смогла привлечь в Таиланд примерно 3 млн. франков. Эти деньги, став частью настоящей «финансовой волны», накрывшей Таиланд, были потрачены, в частности, на восстановление пострадавших населенных пунктов.

Так была построена и эта школа, классные комнаты которой, равно как и дома вокруг, сейчас совершенно безлюдны. Учеников с каждым годом здесь становилось все меньше, пока, наконец, школа не закрылась. Об этом нам рассказывает местная пожилая жительница. «Насколько мне известно, школа сейчас используется только в качестве избирательного участка», — говорит она.

Брошенная школа, построенная после цунами на швейцарские деньги.  (swissinfo.ch)

Брошенная школа, построенная после цунами на швейцарские деньги. 

(swissinfo.ch)

Не было бы счастья, да цунами помогло

Немного обескураженные после всего того, что нам довелось только что увидеть, мы продолжаем свой путь по фактически единственной здесь асфальтированной дороге. Шофер везет нас в деревню Та Паэ Йои (Tha Pae Yoi). Это самый сейчас большой на острове населенный пункт, где живет целых 300 человек. Удачно расположенная на берегу небольшой бухты, деревня не была затронута цунами напрямую, хотя опосредованные следы той катастрофы заметны и здесь. 

Население этой деревни довольно пестрое, кого тут только нет: тайцы, бирманцы, китайцы и даже так называемые «люди моря» или «морские цыгане». «Они все жили тут дружно, проблем никогда не было», — вспоминает Вират Косакун (Wirat Kosakun), сидя за рулем своего пикапа. «Увы, после цунами в обществе разгорелись конфликты, прежде всего между теми, кто получил много гуманитарной помощи, и теми, кому ее не досталось».

К примеру, Чану Самутварее (Chanu Samutwaree), 31-летний сотрудник одного из туристических комплексов на острове, рассказал нам, что ему предоставили дом на материке, хотя его жилище в деревне Та Паэ Йои от цунами совсем не пострадало. Сегодня там живут его родители. «Им очень повезло, потому что теперь у них есть доступ ко всей настоящей материковой инфраструктуре, включая больницы, школы и так далее...», — доволен он.

По словам Чану Самутварее, многим жителям пострадавших от цунами областей были предоставлены новые дома, земли, лодки, выданы денежные компенсации. Эта помощь была очень полезной, она позволяла уехать на материк и там начать свое собственное дело, например, открыть ресторан или магазин. Для многих «после цунами наступила настоящая эпоха возрождения».

Такое мнение разделяет и Бодхи Гаррет (Bodhi Garret), американец, поселившийся в этом регионе полтора десятка лет тому назад, основатель благотворительной инициативы «North Andaman Tsunami Relief», цель которой — обеспечение устойчивого развития морского побережья острова. По его словам, его экономика уже до цунами переживала очевидный спад, причиной чего было сокращение масштабов рыболовного промысла при одновременной жестокой эксплуатации тропических лесов.

«Немало жителей Ко Пра Тонг залезло к моменту цунами в долги, ведь, чтобы купить себе рыболовецкие снасти и вообще все, что требуется для рыбной ловли, им пришлось брать кредиты под очень высокие проценты. После цунами все они воспользовались полученной помощью, чтобы покинуть остров. Многие заимели свой собственные дома и перестали зависеть от кредиторов. Им не надо было больше брать деньги в долг, чтобы выжить», — поясняет Бодхи Гаррет.

По его словам, у цунами были и другие, если можно так сказать, «положительные последствия». «Катастрофа привлекла к острову внимание защитников окружающей среды, правительственных чиновников и работников гуманитарных организаций. До цунами же этот остров если и всплывал когда в новостях, то только в связи с нерешенными вопросами его территориальной принадлежности».

Следы разрухи и запустения

А мы тем временем продолжаем наше путешествие по практически совершенно плоскому Ко Пра Тонгу. Грунтовая дорога пересекает живописную саванну и приводит нас прямиком в деревню Тунг Дап на самой южной оконечности острова.

На поляне в центре деревни растет пальма, нагнувшаяся под углом 45 градусов к земле — свидетельница того, что цунами добралось и сюда. Большая часть домов в деревне была разрушена, среди них и дом Тепа Коммуайе (Thep Kommuaye). К счастью, бывшему заместителю мэра деревни удалось спастись, эвакуировав на тракторе и себя и всю свою семью.

Теп Коммуайе (Thep Kommuaye, 59 лет) является одним из самых заметных на острове Ко Пра Тонг политических активистов.  (swissinfo.ch)

Теп Коммуайе (Thep Kommuaye, 59 лет) является одним из самых заметных на острове Ко Пра Тонг политических активистов. 

(swissinfo.ch)

Тот же самый трактор позже верой и правдой послужил острову, перевозя строительные материалы для строительства домов, финансируемых из Швейцарии по линии «DEZA». Правда, самому водителю трактора нового жилья не досталось. Хотя он и провел на острове всю свою жизнь, но у него, как и у большинства односельчан, не было никаких оформленных прав собственности.

«Швейцарцы занимались постройкой только на тех землях, относительно которых существовали официальные правоустанавливающие документы. Но люди, у которых такие документы были — в большинстве своем инвесторы в сфере туризма — покинули остров сразу после цунами», — объяснил он. В результате на швейцарские деньги здесь было построено семь домов, но только в одном из них живет молодая семья, а остальные стоят пустыми, ветшают и разрушаются. 

Дом в деревне Тунг Дап (Thung Dap), построенный на деньги из бюджета швейцарской Дирекции по развитию и сотрудничеству (DEZA). (swissinfo.ch)

Дом в деревне Тунг Дап (Thung Dap), построенный на деньги из бюджета швейцарской Дирекции по развитию и сотрудничеству (DEZA).

(swissinfo.ch)

При этом жители Тунг Дап, кажется, вовсе не в обиде на швейцарцев за это «ненужное» строительство объектов инфраструктуры, включая сооружение нового здания школы, которая тоже не понадобилась. Скорее, они склонны жестко критиковать собственные власти, которые, как считает, в том числе, и сам Теп Коммуайе, не сделали ничего, чтобы остановить отток жителей с острова.

«Они не наняли достаточного числа учителей, заставив школьников учиться в единственной на острове школе в деревне Та Паэ Йои (Tha Pae Yoi). От нас она находится в 10-ти километрах, добраться до школы в сезон дождей просто нереально. Не удивительно, что многие семьи с детьми предпочли уехать на материк», — отмечает Теп Коммуайе. Итог печален: за десять лет остров потерял треть своих жителей.

В ответ на запрос swissinfo.ch в «Дирекции по сотрудничеству и развитию» («DEZA») подчеркнули, что реализация всех инфраструктурных проектов в регионах, пострадавших от цунами, была завершена еще в 2008 году. В последующий период, как отмечает Дирекция в специальном коммюнике, «истощение рыбных ресурсов и улучшение жилищных условий и перспектив занятости на континенте привели к изменениям в структуре расселения людей, что сказалось и на пользовании построенными ранее объектами инфраструктуры».

В целом же «DEZA» склонна позитивно оценивать свой вклад в восстановление объектов, разрушенных в результате цунами. «Проведенный как нашими собственными, так и независимыми внешними экспертами анализ характера и степени эффективности гуманитарной помощи, оказанной по линии „DEZA“ в Шри-Ланке, Индонезии и Таиланде, показывает, что реакция на большинство восстановительных проектов, разработанных и реализованных в связи с последствиями цунами, была, как правило, положительная», — говорится далее в уже упомянутом коммюнике.

Второе цунами

Так называемое «Рождественское цунами» 2004-го года останется в истории не только из-за беспрецедентного числа жертв (до 225 тыс. человек) и пострадавших стран (их было порядка двух десятков на трёх континентах), но и благодаря самой широкой международной поддержке и настоящей волне солидарности, позволившей собрать гуманитарной помощи и денежных средств на сумму в 14 млрд. долларов.

 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

В Швейцарии эта трагедия вызвала повсеместный общественный подъем. Один только швейцарский гуманитарно-благотворительный фонд «Glückskette» («Chaîne du Bonheur») собрала пожертвований на 227 млн. швейцарских франков, что в почти в четыре раза превышало сумму, собранную ею же после землетрясения на Гаити в 2010 году.

Цунами в Юго-Восточной Азии

26 декабря 2004 года в Индийском океане произошло подводное землетрясение, вызвавшее цунами, признанное самым смертоносным стихийным бедствием новейшей истории. Магнитуда землетрясения составила, по разным оценкам, от 9,1 до 9,3 баллов.

Цунами достигло берегов Индонезии, Шри-Ланки, юга Индии, Таиланда и других стран. Высота волн превышала 15 метров. Цунами привело к огромным разрушениям и огромному количеству погибших людей, даже в Порт-Элизабет, в ЮАР, в 6 900 км от эпицентра. Наиболее сильно пострадали Индонезия, Шри-Ланка, Индия и Таиланд.

Погибло, по разным оценкам, от 225 тысяч до 300 тысяч человек. По данным Геологической службы США (USGS), число погибших составило 227 898 человек, среди них около сотни швейцарцев. Почти два миллиона человек остались без крыши над головой, общий ущерб оценивается в 10 млрд. долларов.

При составлении отчета о проектах, осуществленных благодаря швейцарской солидарности в Индии, Индонезии и Шри-Ланке, независимый консультант Адриан Ферф (Adriaan Ferf) подчеркнул парадоксальную ситуацию, сложившуюся после цунами. «Слишком много, больше, чем необходимо, было собрано денежных пожертвований от желающих помочь», – заявил он в интервью swissinfo.ch.

Бодхи Гаррет, который в качестве внешнего эксперта участвовал в анализе степени эффективности гуманитарных проектов — в том числе и швейцарских — осуществленных на острове Ко Про Тонг, говорит о настоящей «второй волне», накрывшей остров, правда, на сей раз это была волна финансового характера. По его мнению, в некотором смысле «это второе цунами было не менее, а то и более разрушительным, чем первое». 

На пострадавшие регионы буквально обрушились международные гуманитарные организации — только на острове Ко Пра Тонг их было не меньше двух десятков. Принеся с собой «много денег, они, с другой стороны, стремились как можно скорее продемонстрировать положительные результаты. Отчаянная конкуренция среди тех, кто стремился „причинять добро и наносить пользу“ лишили местных жителей достоинства и права на самоопределение», — утверждает Боди Гаррет.

«Я припоминаю, что когда лагерь, где жили эвакуированные, затопило дождем, люди дожидались, что им заплатят за рытье каналов для отвода воды от их же собственных палаток. Я отказался им платить, но они-то прекрасно знали, что рано или поздно придет какая-нибудь организация и исполнит их требование», — подчеркивает Б. Гаррет.

«Возможно, основной урок, который следует извлечь из цунами, заключается в том, что успех гуманитарного проекта, как оказалось, определяется не количеством вложенных в него денег, но тем, как этими деньгами управляют и распоряжаются. Ответственность же за это несет тот, кто дает деньги, а не тот, кому они предназначены», — резюмирует он.

*Наттхапхол Виттайарунгрот / Natthaphol Wittayarungrot является главным редактором англоязычной газеты "Phuket Gazette".


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот, swissinfo.ch

×