Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Ангела Меркель в Берне


«Канцлер Германии очень симпатичный человек»


Автор: Ренат Кюнци (Renat Kuenzi), г. Берн


 Другие языки 1  Языки 1

Завершился однодневный визит федерального канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Берн. В четверг самая влиятельная женщина Европы выступила в Бернском Университете и официально приняла почетную степень доктора этого вуза, присужденную ей еще в 2009 году. 

Студенты, которых впечатлил гуманизм Ангелы Меркель: Симон Мюллер (Simon Müller), Кальтрина Бейта (Kaltrina Bejta), Элвин Шмид (Alwin Schmid) и Нора Соммер (Nora Sommer), слева направо. Андреаса Видемана (Andreas Wiedemann) на снимке нет. (swissinfo.ch)

Студенты, которых впечатлил гуманизм Ангелы Меркель: Симон Мюллер (Simon Müller), Кальтрина Бейта (Kaltrina Bejta), Элвин Шмид (Alwin Schmid) и Нора Соммер (Nora Sommer), слева направо. Андреаса Видемана (Andreas Wiedemann) на снимке нет.

(swissinfo.ch)

В своей благодарственной речи, а затем в рамках дискуссии со студентами она затронула целый ряд проблем, от миграционного кризиса до кризиса на востоке Украины, завоевав симпатии слушателей четкими и ясными, но при этом очень «по-человечески» сформулированными высказываниями.

Выступление в Бернском университете стало настоящей кульминацией всего визита федерального канцлера в Швейцарию. Не исключено, что её речь надолго останется как в истории старинного вуза, так и в памяти всех тех, кто собрался вчера в его главной аудитории — Auditorium Maximum — включая студентов, профессорско-преподавательский состав и журналистов, перед глазами которых за очень небольшой отрезок времени глава берлинского кабинета предстала последовательно сразу в нескольких ипостасях.

Сначала она выглядела немного одиноко, эта женщина, которую многие считают самым влиятельным политиком не только в Европе, а может быть и даже в мире. Сидя немного устало в мягком кресле, модель которого была в свое время разработан самим Корбюзье, она внимательно выслушала выступление ректора университета Мартина Тойбера (Martin Täuber), который, хотя и старался всячески демонстрировать уверенность и спокойствие, все равно выглядел как студент перед сложным экзаменом.

Затем она была несколько смущена, наверное, немного в данной ситуации излишней швейцарской точностью, когда разодетая в эффектную форму женщина-ассистент парламентской службы официального протокола (таких сотрудников в Швейцарии называют «вайбель») подвела ее к точно обозначенной на паркете подиума точке, на которой надлежало находиться канцлеру в момент произнесения ею ее собственной речи.

Затем все увидели Меркель такой, какой она и есть на самом деле — мировой лидер, четко обрисовавший в своем выступлении основные кризисные моменты актуальной мировой повестки дня, с которыми в самом ближайшем будущем как-то предстоит справляться Германии, Европе, всему миру, не исключая и Швейцарии — начиная с миграционного кризиса и заканчивая кровавым конфликтом на востоке Украины.

Пример для Европы

В ходе своего однодневного визита в Берн федеральный канцлер Германии особенно отметила преимущества и позитивные стороны швейцарской политики в области регулирования миграции.

С ее точки зрения опыт Швейцарии, накопленный ею в этой области, мог бы стать «источником вдохновения для всей Европы».

Однако тот, кто ждал от Меркель сигналов в плане возможности провести все-таки переговоры по новой редакции соглашения о свободе перемещения людей между Швейцарией и ЕС, поставленного под вопрос итогами референдума 9 февраля 2014 года, остался разочарованным.

Никаких подвижек тут замечено не было, а это значит, что ЕС остается на своих старых позициях: либо полная свобода перемещения и отказ Берна от дословной реализации одобренной народом «антимиграционной инициативы», либо денонсация всех семи договоров «Первого пакета» секторальных соглашений Швейцарии и Евросоюза.

Берну остается пока утешать себя словами Меркель о том, что отношения между двумя странами «являются сердечными, даже можно сказать братскими».

И, наконец, все увидели в завершение Меркель-человека, естественного и дружелюбного собеседника, спокойно и с достоинством сидящего в черном кожаном кресле. На вопросы из публики, порой весьма критические, она отвечала уверенно и со знанием дела, вдумчиво и однозначно, не забывая при этом всякий раз привнести в свои рассуждения нотку слегка философски выдержанного гуманизма.

За словом в карман не лезла

Один из вопросов касался программы экономии бюджетных расходов, реализовать которую обязана Греция в рамках своей сделки с Евросоюзом: будет ли эта программа продолжена, если А. Ципрас победит на предстоящих внеочередных парламентских выборах? «Все равно, с каким результатом завершатся выборы, у нас есть вполне разумный шанс на полную реализацию третьей программы (экономии)», — ответила Ангела Меркель, добавляя, что «данная программа отнюдь не ограничивается просто экономией средств».

По ее словам, в ее рамках предусмотрен целый ряд мер, направленных на борьбу с уклонением от уплаты налогов, на совершенствование законодательной основы системы регулирования деятельности банковского сектора страны вплоть до либерализации условий международной торговли такими, например, товарами, как сухое молоко. Удивительно, но факт: до недавнего времени греки могли покупать его только в аптеках.

«Когда тема беженцев, наконец, окажется в списке самых неотложных проблем ЕС?», — спрашивает ее второй студент из зала. «Эта проблема должна решаться в духе солидарных европейских ценностей», — подчеркивает она, указывая на идеалы, закрепленные, например, в Женевских конвенциях. «Страны (ЕС) должны разработать новую систему общей политики в области предоставления убежища», — успевает она добавить еще один аргумент.

«Это такое счастье, что люди связывают с Германией надежду»

«В связи с готовностью Германии, если понадобится, принять у себя до 800 тыс. беженцев, в стране учащаются проявления агрессивной ксенофобии. Не испытываете ли особого беспокойства в связи с такими событиями, и какие, на Ваш взгляд, существуют пути и методы борьбы с ненавистью к «чужим»? — следующего вопроса долго ждать не приходится. Однако Меркель и здесь сохраняет полное спокойствие и ясность мышления. Она подчеркивает, что политика и Германии в целом, и ее кабинета в частности, однозначно исходит из принципа «нулевой терпимости» к любым формам ксенофобии. Эти слова она уже говорила на прошлой неделе, обращаясь к германским СМИ.

«В отношениях с людьми действуют определенные правила. Даже претенденты на получение убежища, рассмотрение дел которых завершилось негативно, имеют право на человеческое достоинство», — подчеркнула А. Меркель. «Мы можем справится с этой задачей, и мы справимся с ней. Ведь сегодня люди в мире связывают именно с Германией надежду на лучшее будущее — и это самое настоящее счастье для нас. Когда мне было 30 лет, и речи об этом быть не могло».

Однако время летит, и вот уже ректор Мартин Тойбер просит задать последний вопрос. «На этот раз, пожалуйста, пусть вопрос задаст женщина, а то все предыдущие вопросы задавали одни мужчины», — просит канцлер. Не ожидавший такого поворота ректор слегла удивленно обращает свой взгляд в зал, в котором повисла напряженная тишина. «Конечно, если у дам вопросов нет, я согласна выслушать и еще одного мужчину», — говорит Меркель и зал отвечает ей несколько облегченным смехом.

Однако, о чудо, желание главы кабинета все-таки оказывается выполненным. «Как Вы намереваетесь защитить европейскую культуру от ислама», — задает ей вопрос одна из представительниц прекрасного пола. «На Ваших плечах лежит политическая ответственность в сфере беженцев и миграции. Но ведь Вы в такой же степени обязаны защитить Европу, потому что сейчас многие испытывают серьезный страх перед исламом и исламизмом».

Ответ А. Меркель, как всегда, выдержан в спокойных, подчеркнуто рациональных тонах. Во-первых, убеждена госпожа Канцлер, Европа сама вносит свой вклад в поддержку исламизма, поскольку в рядах исламских радикалов сейчас немало выходцев из стран ЕС. Во-вторых, как известно, страх всегда был и остается плохим советчиком. В-третьих, в Германии сейчас живет четыре миллиона мусульман, поэтому спорить о том, является ли ислам составной частью нашей страны, уже не приходится». И точка.

По ее мнению, именно сейчас наступил своего рода момент истины, когда мы, европейцы, имеем шанс разобраться в собственных отношениях с нашими христианскими корнями, когда мы, набравшись мужества, можем четко обозначить свою принадлежность к христианской вере! «Однако если спросить сейчас в первой попавшейся немецкой школе, что такое Троица, и что отмечают христиане в этот день, то ответы будут получены нами едва ли удовлетворительные».

Поэтому госпожа Меркель предлагает «нам всем слезть «с высокого коня морального превосходства» и перестать громко критиковать ислам и выставлять его в качестве опасности». Аплодисменты, которыми завершается ее выступления, оказались, и в самом деле, как бурными, так и продолжительными.

Очарованные учащиеся

«С собой из Университета я унесу сегодня положительный опыт. Особенно мне понравились ее финальные тезисы», — говорит Андреас Видеман (Andreas Wiedemann), студент четвертого курса медицинского факультета. «Она с самого начала произвела довольно позитивное впечатление, и это очень отличается от телевизионной картинки, где она часто кажется очень далекой от приземленной жизни», — подчеркивает этот 23-летний уроженец Мюнхена.

«Оказывается, она умеет шутить, да и вообще Меркель оказалась нормальным человеком — и это было здорово! А вот там, где речь шла о беженцах, я остался не очень довольным. Здесь она, как говорят студенты, просто лила воду», — резюмирует А. Видеман. Его коллега Нора Соммер (Nora Sommer) тоже изучает медицину, и она тоже весьма впечатлена увиденным и услышанным.

«Она умеет очень ясно и четко излагать собственное мнение, и это вызывает симпатию. Особенно было интересно узнать, что она думает об исламе и беженцах». По ее мнению, госпожа Канцлер, как видно, принимает эту проблематику очень близко к сердцу, и она действительно хочет чего-то добиться в этой непростой области.

Убедительным было выступление высокого гостя и в другой сфере. «Создается впечатление, что она очень дорожит хорошими отношениями Германии и Швейцарии. Как видно, ей очень понравился ее нынешний визит в Берн. Насколько это обстоятельство потом можно будет учесть в рамках конкретных двусторонних проблемных досье — этого никто пока не знает. Но я надеюсь, что она и дальше будет на нашей стороне, на стороне Швейцарии».

«Очень убедительно, достоверно и при этом вдумчиво», — таков вывод студента-экономиста Альвина Шмида (Alwin Schmid). «Там, где речь идет о Европе, я по большей части с ней согласен. Очень важно, чтобы Европа в этой сложной ситуации сохраняла солидарность. Еще важней, чтобы она оставалась человечной и гуманной, особенно в вопросе беженцев».

Фактор гуманизма

Студентка экономического факультета Кальтрина Бейта (Kaltrina Bejta) также осталась довольной. «Она действительно старается! Канцлер стремится искать и быстро реализовывать решения проблем. Именно поэтому она и предлагает, наконец, сменить «немецкую основательность» на «немецкую же гибкость». В особенной степени ее впечатлила часть речи Канцлера, которая касалась проблематики беженцев. «Это было очень по-человечески, мне кажется, она очень симпатичный человек».

Кальтрина признает, что пожелание Меркель услышать вопрос от женской части зала застал ее врасплох. «Я как-то не была готова! Но мне понравился такой ход, потому что и в самом деле все вопросы задавали одни коллеги мужского пола, а я как-то сначала на это даже не обратила внимания. Однако потом прозвучавший все-таки вопрос был довольно провокационным. Религиозная тематика сделала до того довольно рациональную дискуссию более эмоциональной».

С точки зрения Саймона Мюллера (Simon Müller), который сам себя причисляет скорее к левому политическому лагерю, «госпожа Меркель оказалась уж очень центристским политиком». Там, где речь шла о Греции и о программе приватизации, он был с ней совершенно не согласен. «Греческое государство по дешевке распродаст свою недвижимость и собственность, а эффект от этого будет нулевым, причем принуждает его к тому прежде всего Германия. Что же касается ее „человеческой нотки“, то здесь я с ней абсолютно солидарен», — резюмирует С. Мюллер.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров

×