Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Иоганн Шнайдер-Амманн:


«В нашей стране последнее слово принадлежит народу!»


Автор: Петер Зигенталер и Игорь Петров, г. Берн


В наступившем 2016 году функции Федерального президента Швейцарии будет исполнять министр экономики, известный предприниматель Иоганн Шнайдер-Амманн. В Конфедерации президент избирается на один год из числа федеральных министров на основе принципа ротации и никаких особых полномочий он не получает, имея только право формально председательствовать на заседаниях кабинета. Тем не менее, даже будучи всего лишь «первым среди равных», президент все-таки способен расставить и свои собственные акценты.

В Швейцарии между государством и гражданином существуют отношения доверия. (Rolf Amiet, swissinfo.ch)

В Швейцарии между государством и гражданином существуют отношения доверия.

(Rolf Amiet, swissinfo.ch)

В эксклюзивном интервью порталу SWI Swissinfo Иоганн Шнайдер-Амманн подчеркивает, что его цель заключается в согласованной работе со всеми коллегами-министрами по обеспечению «свободы, безопасности и благосостояния» страны. Иоганн Шнайдер-Амманн выступает за открытую миру Швейцарию, указывая, одновременно, на необходимость укрепления ее суверенитета и традиций прямой демократии.

Он не входит в число политиков, постоянно мелькающих в прессе и на экранах телевизоров, и какой-то особенной популярностью в массах тоже не обладает. С другой стороны, персону федерального президента в Швейцарии определяет не народ, а парламент, который в начале декабря 2015 года избрал Иоганна Шнайдера-Амманна на пост президента с очень хорошим результатом.

Президент в Швейцарии должен «нравиться», прежде всего, не массам избирателей, но парламентариям, и такая особенность вполне сознательно была заложена в основание швейцарского политического здания с тем, чтобы исключить превращение министров в заложников легко меняющейся политической конъюнктуры и дать им возможность спокойно решать конкретные задачи, связанные с повседневным управлением страной.

На посту Федерального президента Иоганн Шнайдер-Амманн намерен обращать особое внимание, прежде всего, на проблемы в области труда и занятости. В интервью порталу SWI Swissinfo он указал, что его перспективная задача — сделать так, чтобы «каждый человек имел профессиональную перспективу». Однако Швейцария — маленькая страна с очень узким внутренним рынком, поэтому, как подчеркивает Федеральный президент, решить задачу полной занятости будет невозможно без развития сети соглашений о свободной торговле с важнейшими иностранными партнерами. 

Приоритетное значение для него имеет и укрепление отношений с Европейским союзом, которые вошли в стадию кризиса после согласия народа на референдуме 9 февраля 2014 года с так называемой «Антимиграционной законодательной инициативой». Напомним, что эта инициатива предписывает руководству Швейцарии разработать и принять комплекс мер по «регулированию», а фактически ограничению трудовой иммиграции из стран Европейского союза. 

«В нашей стране последнее слово принадлежит народу, именно от него исходит вся полнота власти», — напоминает Иоганн Шнайдер-Амманн, намереваясь, при этом, за время своего президентства приложить максимум усилий для стабилизации фундамента двустороннего сотрудничества Берна и Брюсселя. Однако начинаем мы наш разговор с Федеральным президентом с проблемы терроризма и беженцев.

swissinfo.ch: В настоящее время вопрос беженцев и обеспечения национальной безопасности занимает Швейцарию, наверное, в наибольшей степени. Терроризм пришел в Европу — таково мнение, которое повсеместно распространилось после парижских терактов. Значит ли это, что терроризм пришел и в Швейцарию?

Федеральный президент Иоганн Шнайдер-Амманн (Johann Schneider-Amman): Охватившее сейчас Европу новое «великое переселение народов» является самым большим вызовом из всех, с которыми сталкивался Старый свет с момента окончания Второй мировой войны. Терроризм не является для Европы совершенно неизвестным явлением, однако парижские события показали, что сейчас мы имеем дело с каким-то ранее неизвестным измерением этого зла.

Мы не должны видеть в каждом беженце потенциального преступника. Однако нам следует быть очень осторожными. Необходимо внимательно смотреть за тем, кто прибывает к нам в качестве вынужденных мигрантов. И если мы предоставляем кому-то убежище на основании убедительных гуманитарных причин, то это означает, что такие люди со своей стороны будут обязаны приложить максимум усилий для интеграции в наше общество. Тем же, кто не получит права остаться, придется покинуть Швейцарию.

swissinfo.ch: То есть Вы все-таки считаете, что волна беженцев привела к повышению степени террористической угрозы?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Для меня очень важно не стричь всех беженцев под одну гребенку. При этом ни для кого не секрет, что среди них имелись и джихадисты, и приверженцы «Исламского государства». Так что опасность (терроризма) существует. Наши органы безопасности очень внимательно проверяют всех, кто попадает к нам в страну из кризисных регионов. Однако, повторю еще раз, в действительности подавляющее большинство этих людей как раз и пытается спастись от того самого террора, который причинил недавно столько горя в Париже.

swissinfo.ch: То, что произошло во Франции, вполне может произойти и в Швейцарии. Какие меры предпринимает Конфедерация в области противодействия террористической угрозе?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Мы не можем исключить возможности терактов в нашей стране. Однако швейцарские органы безопасности работают очень профессионально. Швейцарская погранохрана, полиция и другие ведомства традиционно решают поставленные перед ними задачи очень добросовестно, все равно, в нормальных ли условиях, или же в ситуации повышенной опасности, как сейчас. Недавно Федеральный совет принял решение в очередной раз укрепить их кадровый состав, увеличив количество рабочих мест в соответствующих структурах. Кроме того, мы весьма плотно сотрудничаем с коллегами из зарубежных спецслужб.

swissinfo.ch: Отношения с Европейским союзом, которые вошли в стадию кризиса после согласия народа на референдуме 9 февраля 2014 года с так называемой «Антимиграционной законодательной инициативой», имеют для Швейцарии огромное значение. Будет ли эта инициатива реализована даже с учетом угрозы возможного разрыва швейцарско-европейских кооперационных связей?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Федеральный совет преследует две цели. Во-первых, мы хотим поставить отношения с ЕС на твердую основу. Во-вторых, мы, разумеется, уважаем волю швейцарского народа и мы будем ограничивать трудовую иммиграцию. Обе цели правительство планирует достичь при помощи так называемой «защитной статьи». Она позволит нам сократить приток трудовой иммиграции в Швейцарию, не ставя под вопрос принцип свободы перемещения людей и капиталов, закрепленный в первом пакете секторальных (билатеральных) соглашений между Швейцарией и ЕС.

swissinfo.ch: Вы только что обрисовали точку зрения Швейцарии. А что думает по этому поводу Евросоюз?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Мы хотим добиться решения, которое отвечало бы интересам как Швейцарии, так и Евросоюза. Однако если такое решение окажется невозможным, то тогда нам придется ввести «защитную статью» в одностороннем порядке. В начале нового года я намерен продолжить консультации с председателем Европейской комиссии Жаном-Клодом Юнкером, столь блестяще начатые моей предшественницей Симонеттой Соммаругой. И я буду отстаивать нашу, швейцарскую, позицию, а не позицию ЕС.

swissinfo.ch: Вы говорите, что Швейцария намерена воспользоваться «защитной статьёй» даже в одностороннем порядке, но не усложнит ли она тем самым себе жизнь?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Федеральный совет очень хорошо подумал, прежде чем принимать такое решение. Кроме того, мы ведь получили от народа конституционный наказ — ограничить иммиграцию. И мы обязательно реализуем волю избирателей, потому что в нашей стране последнее слово принадлежит народу, а народная воля в Швейцарии традиционно уважается и претворяется в жизнь! Так будет и в этот раз...

swissinfo.ch: ...даже если придется пожертвовать отношениями с ЕС?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Мы намерены предотвратить такой сценарий. Мы не знаем, как отреагирует ЕС. Однако Евросоюз очень дорожит отношениями со Швейцарией, высоко оценивая их нынешнее состояние. Мы поддерживаем активные торгово-экономические связи, объем которых достигает миллиарда франков за один рабочий день.

Стоимость продукции, вывозимой Евросоюзом в Швейцарию, на 70 миллиардов франков в год превышает стоимость товаров и услуг, экспортируемых Конфедерацией в ЕС. Так что Брюссель должен будет спросить себя, а стоит ли, с учетом непростой ситуации в сфере занятости, воздвигать между собой и Швейцарией лишние экономические барьеры? Не думаю, что Брюссель решится, что называется, взять и «вырвать провода», поставив крест на сотрудничестве с нами.

Россия — это европейская страна и важный торговый партнер. Россия забрала себе Крым. Швейцария, как и другие страны, не признала этот шаг.  (Rolf Amiet, swissinfo.ch)

Россия — это европейская страна и важный торговый партнер. Россия забрала себе Крым. Швейцария, как и другие страны, не признала этот шаг. 

(Rolf Amiet, swissinfo.ch)

swissinfo.ch: В настоящий момент экспортные секторы швейцарской экономики испытывают значительные сложности из-за укрепления швейцарского франка. С момента отказа ЦБ от поддержки фиксированного обменного курса франка к евро прошел уже год, и за это время многие предприятия уже либо уже сократили тысячи рабочих мест, либо приняли меры по переносу части своих производственных мощностей за рубеж. Что Вы, в том числе и в качестве министра экономики, намерены предпринять с тем, чтобы остановить процесс оттока рабочих мест за границу?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Что касается ситуации с обменным курсом, то здесь мы имеем дело с монетарной политикой, находящейся в исключительной компетенции Центрального банка. Если же взять экономический курс правительства, то мы сразу же постарались сделать все, что только было в наших силах. Так, в уже в конце января 2015 года я разрешил компаниям, особенно пострадавшим от укрепления франка, временно перейти на укороченную рабочую неделю [в Швейцарии в таких случаях недополученный заработок компенсируется работникам за счет средств, накопленных в бюджетах национальной системы страхования от безработицы — прим. ред.].

В самое ближайшее время я предложу Федеральному совету увеличить предельные возможные сроки работы в укороченном режиме с 12 до 18 месяцев. Кроме того, Федеральный совет недавно на 20 млн франков увеличил средства, находящиеся в распоряжении федеральной Комиссии по технологиям и инновациям (KTI). Эти деньги будут направлены прямиком на поддержку малых и средних предприятий, работающих на экспорт. Мы знаем, что такого рода меры были уже высоко оценены экономическими кругами.

Сейчас мы размышляем над тем, какие из всех вышеперечисленных мер мы могли бы взять с собой в новый 2016-й год. Однако вне зависимости от принятых решений мы намерены и дальше делать главное, а именно, снижать степень административного давления на бизнес, укрепляя тем самым позиции Швейцарии в качестве мирового экономического центра. Здесь мы исходим из очевидного правила: меньше бюрократии — меньше непроизводительных издержек.

swissinfo.ch: Не могли бы Вы привести несколько конкретных примеров?

Иоганн Шнайдер-Амманн: В частности, мы перелопатили все существующие законодательные предписания в области сельского хозяйства. Соответствующему подразделению Министерства экономики я дал указание просмотреть все нормативные и прочие документы, оценив по результатам проделанной работы степень их действенности. В итоге за очень короткое время мы идентифицировали примерно сто законов и инструкций, утративших свою эффективность, и в настоящее время мы готовимся к тому, чтобы полностью отменить их.

Конечно же, такие шаги нельзя назвать каким-то фундаментальным прорывом, для отдельных компаний они могут оказаться совершенно нечувствительными. Однако тем самым мы заложили еще один маленький камешек в общую мозаику, сделали еще один шажок в сторону успешной дебюрократизации экономики. Что касается лично меня, то такая работа могла бы вестись куда более быстрыми темпами. Однако я прекрасно понимаю, насколько она сложна и трудоемка.

swissinfo.ch: Будучи предпринимателем, Вы не понаслышке знаете, как работает экономика. Недавно один из крупных швейцарских бизнесменов заявил о необходимости пойти на снижение уровня заработной платы в отдельных секторах промышленности, если, конечно, эти секторы заинтересованы в том, чтобы производимая ими продукция и дальше оставалась конкурентоспособной на мировом рынке. Разделяете ли Вы такое мнение?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Мне посчастливилось исполнять функции министра экономики в стране, в которой существует развитая система так называемого социального партнёрства [состоящая из профсоюзов, организаций работодателей и представителей органов местной власти — прим. ред.]. Вопросы заработной платы и прочие проблемы, связанные с условиями труда, находятся в компетенции социальных партнеров, опирающихся при этом на действующее трудовое законодательство.

Но ведь в конечном итоге речь идет о том, чтобы наша экономика и дальше сохраняла свою высокую конкурентоспособность, степень которой зависит от того, насколько эффективен труд, насколько высокими являются его качество и производительность, насколько интенсивно идет внедрение технических инноваций. Разумеется, еще одним важным фактором является и стоимость труда. Но это только один фактор из многих.

Насколько я знаю, большинство фирм в борьбе с последствиями сильного франка предпочитают не урезать заработную плату, но жертвовать нормой прибыли. Это, конечно, выход, но весьма, как представляется, краткосрочный, потому что в долгосрочной перспективе скромная маржа ведет к снижению склонности компаний к инвестированию в сферу инноваций, что может негативно отразиться на международной конкурентоспособности нашей экономики в целом.

swissinfo.ch: В последние годы на Швейцарию в качестве мирового финансового центра оказывалось довольно заметное давление. Знаменитая швейцарская банковская тайна фактически уже прекратила свое существование, по крайней мере, в рамках отношений с иностранными клиентами. Для самих швейцарских граждан на внутреннем рынке финансовых услуг она пока продолжает действовать. Справедливо ли это?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Да, справедливо, потому что в Швейцарии между государством и гражданином существуют особые отношения доверия, на которые и опирается клиентская банковская тайна. У нас гражданин заполняет декларацию, а власти проверяют ее на достоверность. Если вдруг выяснится, что гражданин сознательно указал информацию, не соответствующую действительности, то тогда он понесет ответственность по закону. Но тот, кто все делает честно, имеет право надеяться, что государство не будет совать свой нос в его частные дела.

swissinfo.ch: То есть, выходит, что в налоговом смысле швейцарцы оказываются гораздо добросовестнее иностранцев?

Иоганн Шнайдер-Амманн: У нас в стране действуют относительно низкие ставки налогообложения, а потому подавляющее большинство людей честно декларируют все свои доходы и состояния. Высокие ставки налогов, когда гражданин, условно говоря, с января по сентябрь работает на государство, и только остаток года — на себя, принуждают людей изобретать разного рода уловки, что ведет к росту экономической преступности. Представляется, что уровень налогообложения должен позволять государству финансировать свои важнейшие расходы — и не более того. Убежден, что это очень хороший принцип, и его не стоит сознательно ставить под вопрос.

swissinfo.ch: В свое время Вы много сделали для успешного заключения Соглашения о свободной торговле между Швейцарией и Китаем, и чуть больше года назад этот документ вступил в законную силу. Интересно, что за это время объем взаимной торговли между Берном и Пекином вырос очень заметно, и это несмотря на то, что таможенные барьеры хотя и начали снижаться, но полная их отмена произойдет еще только через несколько лет. Как бы Вы объяснили этот феномен?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Мы договорились, что Соглашение о свободной торговле между Швейцарией и Китаем вступит в силу 1 июля 2014 года. И пусть пока не все таможенные барьеры и тарифы отменены — этот документ, действительно, уже показал свою действенность. Более того, китайский рынок стал качественно более привлекательным для нашей экономики уже в 2012 году, то есть сразу после окончания технических консультаций экспертов на министерском уровне. Деловые люди уже тогда осознали, что торговля с Китаем очень скоро начнет развиваться в совершенно новых таможенных условиях, и одно только это обстоятельство сразу стало мощным стимулом, обеспечившим резкий рост объемов взаимной торговли.

А в 2014 году, как уже упоминалось, Соглашение вступило в законную силу. Показатели по итогам первого года его работы нас вполне удовлетворяют. Например, общий объем швейцарского экспорта за это время вырос на 0,9%. На китайском же направлении мы получили рост в 2,3%. Это соглашение открыло для наших компаний новые возможности, что помогло сохранить в Швейцарии занятость на прежнем уровне.

Иоганн Шнайдер-Амманн

Родился в 1952 году в городе Сумисвальд (Sumiswald), регион Эмменталь (Emmental), кантон Берн.

Получил диплом инженера-электротехника в Высшей технической школе Цюриха (ETH Zürich).

В 1982 - 1983 гг. обучался во французской бизнес-школе INSEAD, получив степень Master of Business Administration. Женат, имеет двух сыновей.

В 1981 году начал работать в городе Лангенталь на фирме Ammann-Gruppe, принадлежавшей семье жены, а в 1990 году возглавил эту фирму.

В 2010 году был избран в состав Федерального совета, правительства Швейцарии.

С 1999 года является председателем влиятельного объединения Swissmem, представляющего интересы предприятий машиностроительной и металлообрабатывающей отраслей.

Член партии швейцарских либералов (FDP.Die Liberalen).

Руководит федеральным Департаментом (Министерством) экономики, образования и научных исследований (WBF).

В декабре 2015 г. избран парламентом в качестве Федерального президента на 2016 год. 

Сотрудничество швейцарских и китайских властей развивается очень конструктивно. Если вдруг возникают какие-то спорные вопросы, то у нас уже налажены каналы, по которым эти вопросы решаются быстро и эффективно. Я каждый день получаю информацию, которая подтверждает, насколько важным является данное Соглашение. Что же касается наших европейских партнеров, у которых такого Соглашения с Пекином нет, то на их фоне мы в лице этого документа получили очень серьезное конкурентное преимущество.

swissinfo.ch: Заключение этого Соглашения, и в самом деле, получило полное одобрение швейцарских промышленных кругов. Вместе с тем были слышны и критические голоса. Утверждается, что, подписывая Соглашение, Швейцария сознательно закрывала глаза на происходящие в Китае нарушения прав человека. Что бы Вы могли сказать в ответ на эту критику?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Хотел бы напомнить, что в преамбуле Соглашения делается ссылка на Устав ООН, тем самым, опосредованно затрагивается и вопрос соблюдения прав человека. Кроме того, в рамках этого документа мы согласовали с китайскими партнерами особую статью, касающуюся экологических вызовов и угроз. Наконец, мы подписали дополнительное соглашение, речь в котором идет о социальных аспектах труда и занятости.

Исходим из того, что, чем плотнее Китай будет вовлечен в систему мирохозяйственных связей, чем пристальнее будет внимание, которое мировое сообщество будет обращать на эту страну, тем в большей степени Пекин будет учитывать социальные и экологические проблемы. Могу сослаться при этом на свой собственный опыт. Будучи предпринимателем, я работаю на китайском рынке начиная с 1987 года, и я могу смело утверждать, что трудовые условия в сегодняшнем Китае не идут ни в какое сравнение с тем, что можно было наблюдать там еще в 1980-е годы.

swissinfo.ch: Договор с Китаем обеспечил позиции Швейцарии на очень важном китайском рынке. Но куда более значительным является рынок американский. США и ЕС скоро создадут так называемое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) — без участия Конфедерации. Как такая ситуация отразится на Швейцарии?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Велика вероятность, что ТТИП будет создано еще до конца президентского срока Барака Обамы. Мы стараемся быть как можно ближе к процессу ведения консультаций, по итогам которых будет подписан соответствующий документ. Наша цель — иметь возможность быстро среагировать в нужный момент. Еще в 2012 году мы получили от американской администрации заверение в том, что нас будут постоянно держать в курсе всех событий, связанных с ТТИП.

Я лично несколько раз встречался с американской уполномоченной по ведению торговых переговоров [Сьюзан Шваб, — прим. ред.]. Последний раз я разговаривал с ней летом 2015 года в Вашингтоне. И каждый раз нам четко давали понять, что Швейцария вполне сможет присоединиться к подписанному ТТИП на общих основаниях. Как говорится, «c’est à prendre ou à laisser» [в вольном переводе с фр. «хочешь — бери, хочешь — не бери», — прим. ред.].

То есть для нас открыты все опции, но при этом мы должны учитывать, например, следующее обстоятельство: после вступления в силу Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства между ЕС и США немецкий производитель комплектующих деталей для американской автомобильной промышленности получит возможность, — по сравнению со своими швейцарскими конкурентами, работающими на ту же промышленность, — снизить свои таможенные издержки на 6-8%.

Тем самым немцы окажутся в более выгодных условиях. Швейцария должна будет как-то реагировать, в противном случае мне мои коллеги по машиностроительной отрасли однажды просто скажут: сорри, но мы хотели бы перебраться в Южную Германию с тем, чтобы иметь возможность поставлять свою продукцию на выгодных условиях, обеспеченных ТТИП. Моим же лозунгом всегда был простой тезис: «Работать сообща для сохранения рабочих мест в Швейцарии».

Этот тезис я исповедовал и до моего избрания Федеральным президентом, сохранит он для меня свою значимость и после того, как срок моих президентских полномочий завершится. Я стремлюсь к переходу Швейцарии к состоянию полной занятости, хочу, чтобы у нас в стране профессиональную перспективу имел буквально каждый. Поэтому мы уже сейчас, оставаясь за кулисами, работаем над тем, чтобы создание ТТИП не нанесло ущерба экономике нашей страны.

swissinfo.ch: В рамках ЕАСТ Швейцария сейчас ведет переговоры с Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана о подписании Соглашения о свободной торговле, такого же, как с Китаем. На какой стадии находятся сейчас эти переговоры, каковы их перспективы и какую роль играют в рамках этой проблематики санкции, которые в ходе украинского кризиса были введены Евросоюзом против ряда физических и юридических лиц в России?

Иоганн Шнайдер-Амманн: Россия — это европейская страна и важный торговый партнер. Россия забрала себе Крым. Швейцария, как и другие страны, не признала этот шаг. Многие государства ввели санкции. Мы не стали присоединяться к ним. Но мы предприняли ряд мер с тем, чтобы Швейцарией не злоупотребляли в качестве возможного пути обхода этих санкций.

Мы продолжаем развивать с Россией политические, экономические и культурные контакты. Я очень надеюсь на скорейшую нормализацию международного положения. Однако переговоры о заключении соглашения о свободной торговле мы приостановили, и так будет продолжаться до тех пор, пока существовавший международно-правовой порядок не будет восстановлен. И как только у нас появится возможность продолжить переговоры, мы начнем их там, где они остановились в апреле 2014 года.

Россия — это очень привлекательный рынок, нуждающийся в технологиях. В качестве министра экономики я очень заинтересован в нормализации ситуации. Но, опять же, существуют международно-правовые правила игры, обязательные для всех. 


Перевод с немецкого: Игорь Петров

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×