Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Натурализация


Права иностранцев в Швейцарии: везде по-разному!


Автор: Федерико Браганини (Federico Bragagnini)


На референдуме 25 сентября 2016 года граждане кантона Невшатель должны будут ответить на вопрос о том, желают ли они предоставить иностранцам право избирать и быть избранными на кантональном уровне. На фото: кантональный парламент Невшателя.  (Keystone)

На референдуме 25 сентября 2016 года граждане кантона Невшатель должны будут ответить на вопрос о том, желают ли они предоставить иностранцам право избирать и быть избранными на кантональном уровне. На фото: кантональный парламент Невшателя. 

(Keystone)

Если выпала Вам судьба быть иностранцем, проживающим в Швейцарии, то вам следует знать, что объем ваших политических прав во многом будет зависеть от места «прописки». Мы попросили одного из таких иностранцев, который по совместительству руководит нашей швейцарской редакцией, рассказать о своем опыте. В итоге получилась очень интересная картинка с весьма знакомыми очертаниями.

Швейцария — страна удивительная во многих отношениях, и прежде всего удивляет здесь весьма тесное сосуществование по меньшей мере трех великих национальных европейских культур (немецкой, французской, итальянской) на небольшом пятачке площадью всего-то в 41 с небольшим тыс. кв. км. Несмотря на относительно небольшие масштабы, эта страна умудряется, кроме того, обеспечивать наличие на своей территории удивительного культурного, языкового, религиозного, социального и... политического разнообразия.

Вот как раз о последнем и пойдет речь. Напомним, что, попадая в Швейцарию в статусе иностранца вы фактически обречены на то, чтобы всю жизнь так и прожить здесь в этом статусе. Процедура натурализации здесь децентрализована в высшей степени, права гражданства предоставляются местными общинами, у каждой общины может быть свой подход к вопросу натурализации «понаехавших». А это означает, что прав голосовать, избирать и быть избранным у вас нет, по крайней мере на федеральном уровне.

Правда, федеральный уровень в Швейцарии — дело вообще весьма незначительное. Прожив тут некоторое время вы на собственной, как говорится, шкуре очень быстро ощутите, что все в этой стране строится исключительно снизу вверх. Поэтому если вы просто никак не можете прожить без голосований и дебатов, то вам нужно внимательно присмотреться к общине и региону вашего проживания. 

 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

Лично я гражданин Италии, но родился в кантоне Юра. В моем родном поселке Баскур (Bassecourt) я имел право, начиная с моего 18-го дня рождения, голосовать как на местных, так и на кантональных выборах и референдумах. Но сегодня я живу и работаю в Берне, а в этом кантоне иностранцев к избирательным участкам не подпускают даже на пушечный выстрел. Впрочем, эту возможность я утратил еще раньше, во время моей трудовой эпопеи в Лугано, в «итальянской» части Швейцарии, которая в этой сфере придерживается той же практики, что и немецкоязычная часть страны.

С просьбой прокомментировать ситуацию я обратился к Аните Маначал (Anita Manatschal) из научно-исследовательского «Швейцарского форума по изучению вопросов миграции и населения» («Swiss Forum for Migration and Population Studies») при Университете г. Невшатель. Она тоже прекрасно видит, что в сфере политических прав иностранцев в Швейцарии явственно заметен так называемый «картофельный ров», своеобразная культурно-языковая линия, отделяющая немецкую Швейцарию от франкоговорящей (подробнее о «пропасти, объединяющей гельветов», можно прочесть здесь).

Невшательская премьера?

На референдуме 25 сентября 2016 года граждане кантона Невшатель должны будут ответить на вопрос о том, желают ли они предоставить иностранцам право избирать и быть избранными на кантональном уровне. В случае положительного решения это будет в истории Швейцарии исторической премьерой.

Кантон, являющейся колыбелью швейцарского часового искусства, имеет долгую традицию в плане предоставления политических прав иностранцам. Право голосовать на муниципальном/общинном уровне было введено здесь еще в 1848 году, затем, правда, отменено, введено вновь и снова отменено в конце 19-го века. В 1984 году оно окончательно вернулось в кантональное законодательство и так там до сих пор и остается.

В июне 2016 года кантональный парламент Невшателя одобрил поправку к кантональной конституции, закрепляющую за иностранными гражданами с видами на жительство категории «С» (буква латинская) право быть избранным в парламент и в правительство кантона. Теперь по этому вопросу предстоит проголосовать гражданам, и мы вас непременно первыми проинформируем о результатах исторического плебисцита.

Ров этот, кстати, может стать еще глубже в случае, если на референдуме 25-го сентября граждане кантона Невшатель выступят за то, чтобы предоставить иностранцам право избирать, избираться и голосовать на кантональном уровне. На самом деле это будет небывалый для Швейцарии шаг, в результате которого иностранец впервые сможет занять депутатское кресло в парламенте или пост в кантональном правительстве. Может быть, пора и мне «выбирать другую деревню на жительство» и переезжать в Невшатель?

Две концепции гражданства

Как говорит Анита Маначаль, ей тоже трудно оценить причины, по которым идея предоставления права голоса на кантональном уровне ни разу еще «не имела шанса на успех в немецкоязычной Швейцарии, хотя там эта тема выносилась на политическую повестку дня неоднократно». А она между прочим, посвятила свою диссертацию как раз сравнительному анализу политики интеграции иностранцев в составляющих Швейцарию 26-ти кантонах. И если уж она опускает руки...

Впрочем, некая рабочая гипотеза у нее есть. Разницу эту она склонна объяснять главным образом концептуальными и даже, если хотите, философскими факторами. По ее мнению, франкоговорящая Швейцария изначально находилась и продолжает находиться под влиянием идей республиканского французского либерализма, в рамках которого иностранцы фактически уравниваются с местными жителями в случае, если они готовы разделять положения как раз вышеупомянутого либерализма.

А вот немецкоязычные кантоны адаптировали у себя скорее немецкую модель, рассматривая предоставление прав гражданства в качестве заключительного, высшего этапа процесса интеграции иностранца в новое общество, причем достигнуть этой «стадии гражданского просветления» можно лишь предоставив убедительные доказательства свей лояльности и приверженности ценностям общины.

Эти столь разные подходы к проблематике предоставления прав гражданства в Швейцарии являются, если можно так сказать, основой стратегии натурализации, реализуемой кантонами в области миграции и интеграции, и именно поэтому мы и можем наблюдать здесь четкую линию «картофельного рва», по одну сторону от которого иностранцы имеют шансы получить право голоса на кантональном и общинном уровнях, тогда как по другую сторону получить паспорт и прилагающиеся к нему политические права весьма и весьма непросто.

А если присмотреться поближе...

Более детальный анализ этой проблематики, однако, дает нам возможность увидеть куда больше нюансов, в результате чего «картофельный ров» начинает теряет свою остроту... Ну, или, если хотите, глубину. Во-первых, Анита Маначаль предлагает нам обратить внимание на роль городов. Кантоны с наиболее жесткими законами в области натурализации, как правило, находятся в центральной части Швейцарии или в сельских регионах, где сильны еще чисто деревенские традиции неприятия чужаков, где доля иностранного населения меньше, что ведет, и это действительно парадокс, к отсутствию у людей живого опыта общения с иностранцами, место которого занимают умозрительные сценарии «заката Европы» под натиском «варваров».

А вот Берн или Цюрих, говорящие по-немецки, но с высоким процентом иностранцев, более лояльны к пришлым как раз потому, что они точно знают, что от них ждать и какие здесь могут быть стратегии решения возникающих проблем. Что проблемы тут есть — с этим никто и не спорит! Но ведь любую систему нужно анализировать не по наличию ошибок, а по реакции на эти ошибки. У Берна и Цюриха больше опыта в исправлении таких ошибок, у деревенских кантонов Центральной Швейцарии такого опыта меньше, при этом Цюрих дает гражданство проще, в Берне же натурализоваться куда сложнее.

Аспирант «SFM» Валентин Цубер (Valentin Zuber) отмечает со своей стороны, что и западная «французская» Швейцария тоже не единообразна. «Кантон Вале, где говорят на двух языках, и французском, и немецком, по каким-то причинам никогда не предпринимал шагов в смысле предоставления политических прав иностранцам. В кантоне же Граубюнден, на большей части которого говорят на немецком, а также на четвертом национальном языке Швейцарии, ретороманском, право голоса предоставлено иностранцам уже примерно в 20-ти процентах общин».

Юрский прецедент

Валентин Цубер указывает также и на кантон Юра, один из наиболее прогрессивных в этом вопросе. «Речь идет о по-настоящему удивительном примере: кантон практически полностью сельский, с относительно небольшим количеством иностранцев, и вроде бы пришлые шансов на получение политических прав не должны иметь совсем никаких. А получается ровным счетом наоборот».

В самом деле, право иностранцев избирать и избираться на коммунальном уровне закреплено в конституции этого кантона, который, напомним, отделился от Берна по результатам не завершенного до сих пор процесса, длящегося уже несколько десятилетий, и вошедшего в состав Конфедерации в качестве равноправного субъекта федерации в 1979 году (подробнее об истории юрассийского самоопределения можно прочитать в этом материале).

Как говорит Валентин Цубер, сделано это было по идеологическим соображениям, «дабы изначально устранить подозрение, что кантон Юра формируется исключительно по этническому принципу. Поэтому приобрести политические права здесь изначально могли все, кто проживал на территории кантона и платил здесь налоги, вне зависимости от языка, религии или миграционного статуса».

«Народники» в роли тормоза

Валентин Цубер добавляет также, что в немецкоязычных кантонах вопрос предоставления иностранцам права голосовать на уровнях кантонов или общин регулярно торпедировался представителями правой Швейцарской народной партии (SVP/UDC), в программе которой тема борьбы с иммиграцией находится едва ли не на первом месте.

По его мнению, решение не давать иностранцам права голоса, принятое в 2010 году на референдуме народом Базеля-городского, кантона, известного своей открытостью, как раз и стало результатом дебатов, навязанных обществу Швейцарской народной партией, выступившей в последние годы с целым рядом законодательных инициатив, направленных на торможение иммиграции.

В бытность свою с 1998 по 2008 годы специальным представителем правительства кантона Базель-городской по вопросам интеграции Томас Кесслер (Thomas Kessler) всегда старался вести в области политических прав иностранцев курс довольно прогрессивный, особенно если сравнивать с другими кантонами. И он также четко регистрирует разницу, существующую в этой области между франко- и немецкоязычными кантонами.

Хотя и он тоже видит тут весьма любопытные нюансы. По его словам, немецкие кантоны действительно подходят к вопросу политических прав иностранцев со значительным скепсисом, но при этом они же куда более продвинуты в плане чисто практической защиты их интересов в рамках повседневной жизни, кроме того, «немецкие» швейцарцы куда более эффективно, чем «французские», решают вопрос интеграции иностранцев на рынок труда.

«Заняться натурализацией»

Итак, «картофельный ров» разделяет в Швейцарии не только языки, но и характер отношения к иностранцам в плане их политических прав. Есть ли шанс этот ров как-то преодолеть, засыпать, навести какие-то мосты? Валентин Цубер полагает, что различия сохранятся и в среднесрочном будущем, политическое большинство в кантонах меняет свое мнение очень медленно, если только вдруг федеральный центр не решит стукнуть кулаком по столу и не привести вопрос политических прав иностранцев к какому-то единому знаменателю.

Лично я, правда, на это не очень рассчитываю, потому что, как я уже говорил, федеральный центр в Швейцарии играет по отношению к кантонам роль скорее подчиненную. А вот Анита Маначаль, напротив, считает, что «все течет, все изменяется». Она не исключает, что избирательное право может быть все-таки предоставлено иностранцам в Цюрихе или в Базеле относительно скоро, в связи, прежде всего, с ростом числа жителей этих кантонов, имеющих, как тут принято говорит, «миграционное прошлое».

Что же касается лично меня, то я бы не рекомендовал так уж сразу менять место жительства. Вместо этого следовало бы лучше заняться процедурой натурализации для того, чтобы в один прекрасный день получить-таки красный паспорт с белым крестом и с полным набором гражданских прав. Путь этот может показаться длинным, утомительным и очень недешевым (подробнее об этом можно почитать здесь), в зависимости от кантона, но оно того, в конечном итоге, стоит.

В каком кантоне какие права?

Иностранцы иметь право голосовать, избирать и быть избранным на уровне общин в восьми кантонах: Аппенцелль-Внешний (в добровольном порядке, то есть общины не обязаны, но могут предоставлять такие права), Базель-городской (также добровольно), Фрибур, Граубюнден (добровольно), Невшатель, Юра, Во и Женева.

Два кантона дали иностранцам право голосовать и избирать на кантональном уровне: это Юра и Невшатель. Но пока ни один кантон еще не предоставил иностранцам возможность занимать выборные должности на кантональном уровне. Гражданам Невшателя предстоит проголосовать по этому вопросу 25 сентября 2016 года.

Как показали результаты исследования, проведенного институтом «Avenir Suisse», либеральным «мозговым центром», число иностранцев, избранных на муниципальном уровне, остается по всей Швейцарии весьма невелико: в муниципальных законодательных органах работают 148 человек, 19 в местной исполнительной власти, и почти все они проживают во франкоязычной Швейцарии.

А какой у Вас есть опыт натурализации в Швейцарии? Как Вы получали гражданство Конфедерации? Расскажите о своем личном опыте! 

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот.

×