Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Рейтинг политических прав


Фонд Бертельсмана проанализировал швейцарскую демократию


Автор: Бруно Кауфманн (Bruno Kaufmann)


На фото: активисты общественного движения «Operation Libero» укрепляют на стене плакат, агитирующий против т.н. «усилительной» инициативы (Durchsetzungsinitiative), призывавшей высылать из страны иностранцев, нарушивших закон. (Daniel Rihs / 13 Photo)

На фото: активисты общественного движения «Operation Libero» укрепляют на стене плакат, агитирующий против т.н. «усилительной» инициативы (Durchsetzungsinitiative), призывавшей высылать из страны иностранцев, нарушивших закон.

(Daniel Rihs / 13 Photo)

Свое новое исследование, результаты которого были опубликованы недавно, влиятельный немецкий Фонд Бертельсман посвятил проблеме качества и доступности гражданам ОЭСР и Евросоюза основных демократических прав и свобод. По итогам исследования первое место заняла Швейцария, однако Фонд и на швейцарском демократическом солнце сумел найти существенные пятна. 

Сразу отметим, что свое исследование Фонд Бертельсман (Bertelsmann-Stiftung) проводил среди стран членов ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, OECD) и Европейского союза. Страны, где идет очевидный демократический регресс (бывшие советские республики, кроме стран Балтии), а также Китай, в этом исследовании не учитывались. Зато учитывались более или менее демократические развитые государства, входящие в ОЭСР, в организацию, членами которой, наряду с западноевропейскими демократиями, являются, например, Турция и Израиль, страны Азии (Япония и Южная Корея), страны Америки (США, Канада, Мексика и Чили), а также государства Океании (Австралия и Новая Зеландия).

Правилен ли такой подход и насколько результаты данного исследования являются адекватными и применимыми с пользой — ответ на этот вопрос выходит за рамки данного материала. С учетом этого обстоятельства следует сделать вывод, что речь в исследовании шла скорее не о собственно доступности гражданам политических прав, а о качестве этих реально существующих прав и об особенностях их реализации. 

И тут исследование очевидным образом показало то, о чем мы все, в общем-то, давно догадывались, а именно, что в области реализации народных политических прав Швейцария твердо занимает первое место в мире. Эта страна стала единственной из более чем четырех десятков политических систем, проанализированных в ходе исследования, получившей от экспертов максимальные десять баллов. «Система принятия политических решений в форме прямой демократии имеет много преимуществ», — признают эксперты Фонда в комментариях к результатам исследования.

Они подчеркивают, что «умелое встраивание элементов прямой демократии в систему традиционного политического представительства в принципе может помогать обуздывать „тиранию большинства“ и противодействовать проявлению популистских тенденций, а это, в свою очередь, способно в значительной степени увеличивать степень удовлетворенности граждан имеющейся в их распоряжении политической системой».

За Швейцарией в рейтинге следовали Латвия, Литва, Словения и США (у всех итоговая оценка — 8; девять баллов не набрал из них никто). Затем идут Болгария, Италия и Польша (по 7 баллов). В нижней части рейтинга — Дания, Нидерланды (по 4 балла), а также Турция и Норвегия (2). Такой результат может показаться весьма странным, однако эксперты Фонда указывают, например, на богатую нефтью монархическую Норвегию и подчеркивают, что там «у граждан нет вообще никаких формальных возможностей для принятия участия в формировании политической повестки общества».

«Война рейтингов»

В последнее время все большее количество разных НИИ, фондов и «мыслительных фабрик» прямо-таки с ног сбиваются, пытаясь переиграть друг друга на поприще составления всяческих рейтингов. К ним относятся, в том числе, рейтинг глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (WEF) в Давосе, рейтинг стран мира по уровню политических и гражданских свобод американского экспертного центра «Freedom House» или недавний рейтинг гостеприимства «Expat Insider», составленный немецким институтом Internations.

В рамках этого рейтинга, кстати, экспаты классифицировали Швейцарию как страну, по степени гостеприимства отстающую даже от Вьетнама и Уганды (здесь можно прочесть подробности). Интересные рейтинги регулярно публикует британский еженедельник «The Economist», в редакции которого был создан даже собственный отдел научных исследований «Intelligence Unit» с целью как раз сбора и анализа разного рода данных и создания глобальных рейтингов.

 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

Тем не менее, все такого рода публикации суть вещи очень порой коварные, прежде всего потому, что научные критерии, на основе которых они создаются, никем не проверены, а потому нередко их основу составляют выгодные и яркие критерии, которые позволяют, например, измерить степень участия граждан в формировании политической повестки дня общества только при помощи такого показателя, как количество людей, организованных в профсоюзы.

Это может привести к странным результатам. Например, Норвегию, граждане которой действительно очень редко высказываются на референдумах и плебисцитах, эксперты почему-то возводят в ранг страны с едва ли не «идеальной демократией», одаривая ее максимальным количеством пунктов как раз по такому критерию, как участие граждан в политике, чего в рамках монархии, очевидно, ожидать изначально не приходится. 

Камни преткновения

Так что к надежности всех таких исследований я бы рекомендовал относиться с определенной долей скепсиса и осторожности. И тем не менее, опыт Фонда Бертельсман, попытавшегося в рамках проекта «Индикаторы устойчивого государственного управления» («Sustainable Governance Indicators») проанализировать доступность основных демократических прав в странах ОЭСР и ЕС, заслуживает определенного внимания.

И связано это не только с возможностью получить, наконец, в наше распоряжение более или менее адекватный рейтинг степени распространенности инструментов прямой демократии, но и с методами проведения этого рейтинга, с учетом того, что его авторы весьма небезуспешно попытались избежать получения размытых и неточных ответов, задавая четко и ясно сформулированные критерии оценки, например, ставя вопрос, насколько в той или иной стране сильны правовые позиции структур прямой демократии? Без сложностей, конечно, не обходилось.

Некоторые эксперты, к которым обращались авторы рейтинга, вероятно, просто не понимали, например, что имеется в виду под понятием «народная законодательная инициатива». Говоря о Швеции, например, они утверждали, что в стране инициативные группы с целью организации общенациональных плебисцитов, с одной стороны, формируются редко, но что «все-таки иногда это происходит», что не соответствует действительности ни с ни юридической, ни с политической точки зрения, по одной простой причине, а именно, потому, что у граждан Швеции просто (пока) нет в распоряжении такого рода прав.

Ошибались эксперты Фонда Бертельсмана и в случае с Мальтой. Так, в рейтинге указывалось, что граждане этой страны не имеют права инициировать референдумы путем сбора подписей, и это при том, что 11 апреля 2015 года на острове как раз прошел самый первый инициированный гражданами референдум по вопросу весенней охоты на горлицу и перепёлку. Это была попытка экологических организаций запретить на Мальте весеннюю охоту, но небольшим перевесом голосов избиратели проголосовали за ее сохранение (явка составила 74,8%).

Финансовая прозрачность – Швейцария отстаёт?

Впрочем, куда интереснее для нас все-таки были бы комментарии в связи с демократическими достижениями лидера рейтинга, а именно, Швейцарии. Так, эксперты Фонда указали, что в этой стране в выборах и голосованиях в среднем «принимает участие мало людей, на уровне от 40 до 50% от общего числа избирателей». Звучит само по себе как-то нелогично, особенно если посмотреть на цифры и понять, что разные вопросы, выносимые на референдумы, интересуют в Швейцарии разные общественные группы в разной степени.

Поэтому вполне может быть так, что сегодня голосовать пойдет одна группа избирателей, а в следующий раз другая. В этом смысле куда более важным представляется вывод, к которому пришло исследование, попытавшись выяснить, какова доля людей, за последние четыре года вообще ни разу не участвовавших в Швейцарии в выборах и голосованиях. Так вот – таких совершенно невосприимчивых к демократическим процедурам людей насчитано было не более 10%. Это и в самом деле очень «небольшое количество» ясно говорит о том, что народ Швейцарии в политике участвует как раз более чем активно.

Но это все можно было бы, в конечном итоге, списать на неточности статистики. Куда более серьезными являются обвинения относительно отсутствия в Швейцарии финансовой прозрачности там, где речь идет о финансировании политических партий. По этому критерию Конфедерация получила наихудшую позицию среди всех сравниваемых стран. С чем это связано? Тот, кто захочет получить исчерпывающий ответ на этот вопрос, должен будет прочитать материал «Золото партий останется в Швейцарии тайной» (см. справа).

Итак, подводя итоги, можно сказать, что исследование Фонда Бертельсман по теме народных политических прав стоит рассматривать в качестве первой независимой попытки провести рейтинговый анализ потенциалов демократических систем ведущих стран мира с особым акцентом на роль инструментов, позволяющих гражданам непосредственно принимать участие в политическом процессе. И здесь, как говорится, нет предела совершенству – это касается как реальных демократий, так и данного рейтинга немецких аналитиков. Им всем есть еще куда развиваться!

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого языка и адаптация: Надежда Капоне.

×