Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Романс о финансах


Краудфандинг в сфере швейцарской культуры


Автор: Мартина Каммерманн (Martina Kammermann)


Руководительница хора Елена Хэги (Helene Haegi) особыми успехами в сфере краудфандинга похвастаться не может: «Члены нашего сообщества прекрасно контактируют друг с другом и имеют разветвленные социальные связи, но не через интернет». (zVg)

Руководительница хора Елена Хэги (Helene Haegi) особыми успехами в сфере краудфандинга похвастаться не может: «Члены нашего сообщества прекрасно контактируют друг с другом и имеют разветвленные социальные связи, но не через интернет».

(zVg)

Зачем богатой Швейцарии нужен метод сбора средств по принципу «с мира по нитке»? Вопреки распространенному заблуждению богатым в Швейцарии является общество, а не государство, поэтому-то так называемое «народное финансирование» (сrowd — «толпа», funding — «финансирование»), в рамках которого люди-доноры добровольно объединяют свои деньги или другие ресурсы, как правило через Интернет, чтобы поддержать проекты реципиентов, стало столь распространено в Конфедерации. Однако следует учитывать, что краудфандинг — не панацея и не гарантия успеха.

Для начала несколько цифр. В 2015 году швейцарские интернет-пользователи безвозмездно вложили в более чем 500 культурных проектов примерно 6 млн франков, и это несмотря на то, что в Швейцарии краудфандинг далеко еще не так развит, как в других странах. «В Соединенных Штатах частное меценатство имеет куда более долгие традиции, чем здесь», — говорит Мелина Росхард (Melina Roshard, 34), которая стояла у истоков швейцарского краудфандинга, а теперь является директором сайтаWemakeit — ведущей краудфандинговой платформы в Швейцарии. 

Краудфандинг в Швейцарии

— В 2015 году посредством краудфандинга 1 342 компании получили финансирование в объеме 27,3 млн франков;

— 75% проектов реализуются в городах;

— Из них почти 50% проекты в формате crowdsupporting;

— Инициаторы проектов и их спонсоры проживают в среднем в 12 км друг от друга;

— Вероятность успеха проектов в формате crowdsupporting составляет 65%;

— Наиболее распространенные области краудфандинга: музыка/фестивали, технологии/старт-ап, социальное обеспечение/общество;

— Самые известные интернет-платформы: «Wemakeit» и «100days».

«Впрочем, в музыке и в кино за последние годы краудфандинг укоренился довольно прочно и мне кажется, что тоже самое скоро будет происходить и в других cферах культуры», — убежденно говорит М. Росхард. И действительно, процесс этот набирает темп с каждым годом. Согласно результатам исследования, проведенного Университетом Люцерна, в прошлом 2015 году 90 тыс. интернет-пользователей вложили в разного рода проекты 27,3 млн франков, что вдвое больше показателей 2013 года.

В сети сейчас курсируют бесчисленные инструкции и руководства, рассказывающие, как можно запустить успешную кампанию по сбору средств, а США и Великобритании даже возникла и активно развивается цела индустрия консультационных услуг в области краудфандинга. «Все это предполагает кучу работы», — говорит журналист, диджей и музыкант-любитель из Цюриха Маркус Крукер (Markus Kruker). Вместе со своим другом он запустил в июле успешную краудфандинг-кампанию «Fred&Walt».

В течение трех лет оба работали над альбомом, на котором были записаны каверы их песен, исполненные другими музыкантами. Альбом они хотели выпустить на виниле, а для этого нужны были деньги. В итоге друзья прибегли к помощи краудфандинга: они сняли и выложили в сеть веселый видеоклип, придумывали и оказывали «донорам» какие-то ответные услуги, активно «пиарились» в соцсетях. Вдобавок они были горожане, и это оказалось заметным преимуществом, с учетом того, что многие артисты и музыканты, которые участвовали в их проекте, тоже были из одного с ними города, а ведь известно, что горизонтальные связи в акциях краудфандинга ценятся на вес золота.

Без личного участия не обойтись

Тем не менее кампания их проходила не без сложностей. «Скоро мы заметили, что одного пиара через социальные сети недостаточно. Ты должен обращаться к людям лично», — говорит 40-летний журналист Маркус Крукер. Поэтому они начали раздавать на улицах флаеры и рассылать по электронной почте массы личных обращений. Персональное участие и присутствие — и это подтверждают авторы других похожих кампаний — всегда, в итоге, дает наибольшую отдачу. В результате, как говорит Маркус Крукер, собрать им удалось даже больше, чем те 7 700 франков, которые были им так необходимы.

Группа «Fred&Walt»: «Скоро мы поняли, что пиар посредством социальных СМИ соврешенно недостаточен». (wemakeit)

Группа «Fred&Walt»: «Скоро мы поняли, что пиар посредством социальных СМИ соврешенно недостаточен».

(wemakeit)

Почти одновременно с Маркусом Крукером в городе Эглизау (Eglisau), расположенном в 25 км от Цюриха, стартовал проект «Родные звуки» («Heimatliche Klaenge»), запущенный руководительницей хора Еленой Хэги (Helene Haegi). Цель проекта: сформировать два мужских хора, которые исполнили бы мессу в стиле йодль, а выручка от проекта пошла бы на общественные нужды. Несмотря на выложенное в сети видео, хорошие связи и креативные встречные услуги, Елена Хэги собрала только 1 700 франков вместо необходимых 10 тысяч.

«Я, наверное, слишком уж завысила сумму», — считает она. Помимо этого, ее проблема состояла еще и в том, что ее целевая публика в силу разных причин не очень «дружит» с интернетом. «Члены нашего сообщества прекрасно контактируют друг с другом и имеют разветвленные социальные связи, но не через интернет», — говорит Е. Хэги. У некоторых участников хора есть даже учетная запись и страница в Фейсбуке, и они неоднократно размещали посты о ведущейся кампании по сбору средств, но никто так и не откликнулся. «К тому же многие пожилые люди скептически относятся к платежам через интернет». Так что преодолеть пропасть между поколениями краудфандингу пока не удается.

Навязчивая реклама или настойчивый промоушн?

Особенно же было сложно было ей найти границу между настойчивой информационной кампанией и навязчивой рекламой: «Ты должен постоянно ходить за кем-то, упрашивать, давить и тут есть опасность „перегнуть палку“. Иногда я просто не решалась возвращаться к теме и опять начинать „клянчить“ деньги». Поэтому ясно, что чем больше людей активно поддерживают кампанию, тем проще и быстрее добиться успеха. Учитывая накопленный опыт, Е. Хеги хотела бы сделать в будущем еще одну попытку.

Crowdfunding ≠ Crowdfunding

— Crowdsupporting — пользователи жертвуют деньги на проект и получают за это товары или услуги (обычно так делается в культурных или социальных проектах). Некоторые пользователи отказываются от услуг, тогда это Crowddonating.

— Crowdinvesting — пользователи вкладывают в проект свой частный капитал и в случае положительного результата получают часть прибыли.

— Crowdlending — пользователи дают проекту ссуду и получают за это проценты.

Эти примеры показывают, что краудфандинг — это вообще-то довольно авантюрный способ сбора денег. Он дает большие возможности, однако виды творческой деятельности, не столь пока популярные в массах, даже при помощи краудфандинга, редко когда собирают нужные им деньги, кроме того, без разветвленных связей в социальных сетях шансов на успех тут нет вообще никаких.

Краудфандинг ни в коей мере не сможет заменить ни государственную поддержку культуры, ни помощь со стороны солидных фондов, однако он способен заполнять лакуны, привлекать внимание, отражать новейшие моды и тенденции. Так что фактически краудфандинг используется сейчас в мире швейцарской культуры скорее в качестве некоего рыночного барометра.

Культура приближается к потребителю

Многие производные форматы краудфандинга в Швейцарии еще просто неизвестны. Таков, например, matched crowdfunding, в рамках которого финансирование осуществляется на партнерских началах одновременно государственными организациями, поддерживающими культуру и сетевыми пользователями. Так, какой-либо фонд может взять на себя обязательство вдвое увеличить сумму своей поддержки, при условии, что основная краудфандинг-кампания пройдет успешно. Например, в Англии некоммерческая интернет-платформа Creative England при помощи такого рода моделей целенаправленно поддерживает индустрию творчества, а в Роттердаме со строительством пешеходного моста «Luchtsingel» возникла первая общественная инфраструктура, профинансированная при помощи matched crowdfunding.

В Швейцарии также уже делаются первые шаги в этом направлении. Так, например, национальный швейцарский телекоммуникационный концерн Swisscom в рамках своего проекта Music Booster финансирует швейцарские поп-группы именно в формате matched crowdfunding, а в Цюрихе весной 2015 года возникла платформа Donxt, которая, как и ее американский прототип Patreon, финансово поддерживает людей искусства, перечисляя им определенные ежемесячные взносы. По мнению пользователей, платформа Donxt стартовала успешно и ожидается, что развиваться она будет довольно быстро. Так что индустрия культуры постепенно приближается к потребителю, тем более, что сегодня, благодаря интернету, меценатом может быть каждый, и неважно, сколько он внесет денег — 5 франков или 10 тысяч.


Перевод с немецкого: Юлия Немченко, swissinfo.ch

×