Русская литература Тысячи книг на русском языке в Цюрихе


Автор:
Марина Карлин, Людмила Клот, Цюрих


Гостеприимная книжная атмосфера: Евгения Сато и Элина Неустроева встречают покупателей в магазине ZentRus.

Гостеприимная книжная атмосфера: Евгения Сато и Элина Неустроева встречают покупателей в магазине ZentRus.

(swissinfo.ch)

Последние зимние выходные в Цюрихе станут настоящим подарком поклонникам изящной словестности: 24-26 февраля здесь впервые пройдут «Дни русской литературы». Их организатор, Литературный дом Цюриха, регулярно приглашает для выступлений известных писателей, но впервые он обращается к представителям современной литературы на русском языке.

Людмила Улицкая, Гузель Яхина, Михаил Шишкин, Сергей Лебедев, Виктор Мартинович, Мария Степанова, Ирина Щербакова и другие писатели, аналитики, эссеисты, а также их переводчики и швейцарские литераторы — в трехдневной программе. Ознакомиться с ней (на немецком языке) можно здесьВнешняя ссылка.  Для нас же это стало поводом вновь заглянуть в один из центров русской литературы в Швейцарии — книжный магазин «ЦентРус»Внешняя ссылка в Цюрихе. Он станет одним из партнеров Литературных дней.

Век 20-й: от Пинкуса к «ПинкРусу»

Всю жизнь Тео Пинкус (Theo Pinkus) искал, собирал и продавал книги. В 1933 году он, молодой продавец книг и коммунист, вынужден был покинуть Германию. В его паспорте красовалась буква «J», что означало «еврей». Вслед за ним эмигрировали в Швейцарию коробки с 1500 книгами. Квартира Пинкусов в Цюрихе превратилась в открытую частную библиотеку. К 1968 году в нее входило уже более 10 тыс. книг: работы, переводы и первые издания социалистов, книги о рабочем движении, книги по истории литературы и культуры.

Пинкусы вели активную политическую и общественную деятельность, которая волновала швейцарскую полицию. Более 250 дел с грифом «Происки Тео Пинкуса» хранятся в полицейских архивах Цюриха. В 1971 году Тео вместе со своей женой Амели основал учебную библиотеку, которая насчитывает сегодня более 50 тысяч книг. Магазин русской книги в Цюрихе был основан Пинкусами в 1997 году. Еще год те сами руководили им своим книжным предприятием, а потом продали его. После этого в магазине русскоязычной книги и прессы добавили букву «R» в название и получилось PinkRus — чтобы «русскость» в нем улавливалась сразу.

С 2004 по 2016 годы PinkRus располагался в угловом здании переулка Шпигельгассе (Spiegeldasse) и улицы Унтере Цойне (Untere Zäune). На здание соседнего дома, под номером 14, прибита мемориальная доска, уведомляющая о том, что более года, до начала апреля 1917-го, здесь проживал Ленин.

Новая хозяйка книжного дома

Евгения Сато родилась в Советском Союзе в необычной семье: фантастическое трудолюбие у нее от мамы — японки, душевная щедрость — от папы, украинского сибиряка. Твердость характера формировали годы и страны, разные менталитеты и собственные устремления. В Швейцарию она приехала из России в 1996 году и, окончив здесь гимназию, уехала в Японию.

По окончании института культуры и языков в Киото (где, кстати, состоялась первая выставка ее фотографий) Сато получила приглашение от компании в Осаке работать у них в качестве руководителя отдела международных проектов. На фирме никто, кроме Евгении, не говорил по-английски и по-немецки, поэтому она работала круглые сутки, общаясь с США, Европой и Азией, соответственно их часовым поясам. С тех пор и появилась привычка не спать по ночам. Решив углубить знания в области рекламы и маркетинга, она переехала в Америку, где окончила Art Institute of Chicago, совершенствуя навыки фото- и графического дизайна.

Вернувшись в 2012 году в Швейцарию, с головой окунулась в жизнь и работу. Занимаясь Family Office, «поставила на ноги» собственную фирму. Осенью 2013 года она приобрела находившийся тогда в кризисе магазин «PinkRus», прекрасно отдавая себе отчет в том, что «книжный бизнес не является средством быстрого зарабатывания денег». Так она стала хозяйкой единственного в Швейцарии книжного магазина, предлагающего книги и журналы на русском языке. Вскоре тот поменял офис, из «ленинского» переулка» переехав в самый центр города, в коммерческую его часть, на Seidengasse 13. Слегка модифицировалось и его название: на «ZentRus».

Современность: книги о политике больше не интересуют

Всего в магазине «ZentRus» более 6000 наименований книг: это огромный ассортимент классической и современной русской литературы, публицистика и переводные книги, словари и учебные пособия, детские издания. «Разница между работой книжного магазина на русском языке за границей и в России велика: мы, например, заказываем книги буквально в штучном варианте, а не сотнями, как коллеги в Москве. И выбор должен быть очень широким. Я прислушиваюсь к пожеланиям читателей, изучаю каталоги издательств. А к таким мероприятиям, как, например, «Дни русской литературы в Литературном доме» мы готовим книги тех авторов, которые приедут — Улицкой, Шишкина, Яхиной и других, а также и их переводы», — поясняет Евгения Сато. 

Что именно пользуется особенным спросом? «Практически все, кроме политики, — констатирует Евгения. — Наши читатели политикой уже пресыщены либо получают информацию о ней из других источников. Есть интерес только к книгам на немецком об истории России, о политических деятелях. А также аналитические сборники статей западных авторов, например, о Майдане. Закончилась эпоха «ПинкРуса», когда двадцать лет назад всех очень интересовали книги о Перестройке, разоблачения Советского Союза. С тех времен у нас осталась большая коллекция книг, которые мы, возможно, никогда уже не продадим. Они так и останутся свидетельствами эпохи перемен». 

Какая самая дорогая книга? «Это было эксклюзивное подарочное издание, которое уже нашло своего покупателя: громадная, буквально метрового размаха иллюстрированная книга о российских храмах. Она стоила 650 франков», — вспоминают в магазине. В целом же цены тут соответствуют тем, что читатель заплатит за книгу в швейцарском магазине. За счет расширения сети поставщиков Cато удается удерживать определенную ценовую политику и не поднимать цен на книги. Евгения говорит, что любит красивые и качественно напечатанные книги, она и заказывает для своих клиентов только такие, стараясь удовлетворить спрос даже студентов на недорогую литературу. Есть тут и небольшой раздел уцененной литературы, зато полностью отсутствует практика, к которой нередко прибегают русские книжные за рубежом: продавать подержанные издания.

Детские игрушки и новогодние украшения с выставки «Советской утопии». «Представляете, у детей в СССР не было Рождественской елки, а была Новогодняя», — раскрывает посетителям секрет эпохи Женевьева Пирон, специалист по России и один из кураторов выставки.

Место перед кассой от пола до потолка занимает большой и насыщенный раздел литературы об Азии — здесь и переводы китайских, японских писателей, и книги писателей русскоязычных об этом регионе. Справа, на всем размахе стены, литература для детей и школьников. Адресована она родителям, которые не хотят, чтобы дети теряли связь с русским языком и начинается книгами с картинками для самых маленьких. Немало тут и школьных пособий. И, разумеется, словари, а также пособия для изучения русского как иностранного: при всем богатстве выбора языковых онлайн-курсов бумажные пособия не утеряли своего значения. Кстати, в магазине можно купить словари и разговорники не только на русском: есть, например, украинско-немецкий и белорусско-немецкий.

Электронная или бумажная?

На актуальнейший вопрос современности: «Остается ли место печатной книге в современном компьютеризированном мире?», Евгения Cато отвечает не в первый раз улыбаясь. «К нам, в книжные магазины, потихоньку возвращаются те, кто испробовал «е-литературу». Несомненно, электронные книги (е-Bооk) — практичная вещь, но для меня она всегда являлась несерьезной заменой книгам.

Те, кто предпочитают е-Bооk, оправдывают свой выбор, краснея, опуская взгляд и проводя рукой в волосах: «Знаете, я в поездку… Чемодан полный...» или «Да я во время обеда порой, пару страничек... на мобильном». Почему им неловко? Читать — не только переживать описываемое, но и почувствовать, полистать, черкнуть пару слов на полях, посмотреть, сколько страниц осталось до конца, вставить закладку (фотографию, трамвайный билетик или список покупок, забытый перед походом в магазин).

А кто не любит аромат и прелесть новой книги со специфическим запахом типографской краски, со своеобразным переживанием новизны, таящей в себе что-то магическое, дающее ощущение таинственной и не познанной еще информации? Электронная книга — равнодушный способ передачи информации, а печатная — теплое, личное, сердечное. Я бы даже сказала — интимное. При переезде в Швейцарию с двумя чемоданами, битком набитыми книгами — частью меня, и рюкзачком с одеждой, помню первое швейцарское разочарование — отсутствие книжной полки дома».

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


×