Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Война и культура


Швейцария сохранит культурное наследие Сирии?


Автор: Томас Стивенс (Thomas Stephens)


Фотография без даты, распространенная боевиками Исламского Государства в социальных сетях. На ней запечатлен момент уничтожения 2000-летнего храма Баалшамина в Пальмире. (Keystone)

Фотография без даты, распространенная боевиками Исламского Государства в социальных сетях. На ней запечатлен момент уничтожения 2000-летнего храма Баалшамина в Пальмире.

(Keystone)

Война в Сирии длится вот уже больше пяти лет и когда она завершится не знает никто. Погибшие люди, разрушенные варварскими бомбардировками города — все это стало настоящей трагедией. При этом мало кто помнит, что Сирия — это еще и страна с богатейшей историей, фактически колыбель современной европейской цивилизации. Мы поговорили с тремя специалистами-археологами, которые рассказывают нам об опыте, накопленном Швейцарией в деле безопасного хранения памятников культурного наследия, а также их реставрации и восстановления.

Невозможно себе представить, что должно твориться на душе у археолога, наблюдающего за тем, как варварски уничтожаются исторические памятники и музеи, как гибнут под бомбами или от взрывчатки места уникальных археологических раскопок. «Будучи сирийским археологом, я не испытываю ничего, кроме глубочайшей печали. То, что происходит, это действительно трагедия нашего культурного наследия», — говорит Мохамад Фахро (Mohamad Fakhro), доцент Университета Алеппо, города, наиболее пострадавшего от гражданской войны. 

Конференции TEDx

ТEDх (technology, entertainment and design — технологии, развлечения и дизайн) — глобальная серия конференций и симпозиумов, работающих под общим лозунгом «Идеи, которые заслуживают того, чтобы о них знали все» («Ideas Worth Spreading»).

Обычно эти идеи презентуются в форме коротких докладов длительностью не более 18-ти минут.

С недавних пор ТEDх перешла фактически к технологии франчайзинга, предоставляя независимым организациям бесплатную лицензию, дающую право проводить подобные конференции — но только, и это единственное условие, — под лейблом TEDx.

«Но моей первой реакцией на известие о разрушении Храма Баалшамина в Пальмире стал невольный вопрос, который я задал сам себе, а именно, как мы потом будем восстанавливать эти памятники, многие из которых, в том числе и этот храм, находятся в списке культурного наследия ЮНЕСКО? Но мы ведь археологи, а не политики или солдаты. Цель нашей работы заключается в том, чтобы сохранять национальное культурное наследие», — подчеркивает Мохамад Фахро.

Принимая решение поучаствовать в научно-практический конференции, прошедшей недавно в Берне под эгидой международной сетевой организации «TEDx» (см. инфобокс), Мохамад Фахро, аспирант кафедры археологии Университета Берна, специализирующийся на археологии Передней (или Западной) Азии Мохаммед Аль-Халид (Mohammed Alkhalid), а также Синтия Даннинг (Cynthia Dunning), директор консалтинговой компании «ArchaeoConcept», занимающейся вопросами археологии и охраны памятников культуры, руководствовались именно этими соображениями.

В своей презентации они сосредоточилась на рассказе о работе проекта «Shirin» (см. инфобокс). Синтия Даннинг, в частности, напомнила, что является консультантом международного комитета этой инициативы. «Я надеюсь, что мои коллеги из швейцарских кантонов, университетов или из сферы частного бизнеса также присоединятся к нам и помогут нам изыскать возможности продолжить профессиональное обучения для тех (из числа сирийских археологов), кто в этом будет заинтересован», — уточняет С. Даннинг в разговоре со swissinfo.ch.

В Швейцарии вопросами сохранения и перемещения предметов искусства и культуры занимается Федеральное Ведомство по делам культуры (Bundesamt für Kultur, автономное подразделение Департамента (министерства) внутренних дел, das Eidgenössische Departement des Innern, EDI). «Швейцария в качестве надежного места хранения культурных ценностей – это дело весьма необычное», - считает С. Даннинг, которая с 1998 по 2010 гг. возглавляла Археологическую службу кантона Берн (Archäologischer Dienst des Kantons Bern).

«В соответствии со швейцарским законодательством правительство страны имеет право организовать перемещение в Швейцарию культурных ценностей из страны, на территории которой идут военные действия. Например, многие афганские культурные ценности были доставлены в свое время в Швейцарию и хранились здесь вплоть до окончания войны. В других странах такого законодательства нет, в этом и состоит особенность Швейцарии».

Конференция TEDx в Берне (на англ. яз.).

Однако это вовсе не означает, что Швейцария просто предлагает помощь, а затем археологи берут и отправляют в Конфедерацию объекты искусства. Не всё так просто! «Правительство иностранного государства, в данном случае Сирии, должно одобрить идею такого перемещения культурных ценностей и официально обратиться к Швейцарии с просьбой организовать безопасное убежище для культурного наследия. Но сейчас не тот случай: сирийское правительство в Дамаске подобных запросов в Швейцарию не направляло», — указывает С. Даннинг.

Мохамад Фахро говорит, что он пытается обратить внимание коллег из Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры в Дамаске на имеющуюся возможность передать некоторые культурные ценности на безопасное хранение в Швейцарии, однако действующее сирийское законодательство не дает им таких полномочий. «И речи о чем-либо подобном сейчас быть не может. Там считается, что, если в такой ситуации просить о помощи, то это будет истолковано как слабость режима», — объясняет он. «Мы попросили наших коллег в Сирии отправить хотя бы те объекты, которые были найдены в Турции и Иордании, но им не разрешили сделать даже это. Увы, всё сейчас решает политика».

Международные усилия

Для Синтии Даннинг уничтожение культурных ценностей равноценно гибели национальной памяти. «Привлекая специалистов, да и всех способных как-то помочь нам, к восстановлению нормальной жизни в этих странах, будь то Афганистан, Сирия или Ирак, мы как раз и стараемся противодействовать этому варварству».

Фотография разрушенного в октябре 2015 года боевиками Исламского Государства античного храма в Пальмире. Существуют планы его восстановления.  (Keystone)

Фотография разрушенного в октябре 2015 года боевиками Исламского Государства античного храма в Пальмире. Существуют планы его восстановления. 

(Keystone)

Причем здесь необходимо предпринимать усилия на глобальном уровне, потому что в итоге жертвой такого разрушения культурных ценностей становится весь мир, уверен Мохаммед Аль-Халид. «Культурное наследие принадлежит всем нам. Таким образом, это уже международная проблема, а не только сирийская. Это касается всех нас». В самом деле, гражданская война в Сирии, жертвой которой уже стали сотни тысяч погибших и миллионы беженцев, не обошла стороной ни музеи, ни уникальные археологические памятники. Какие-то из них пострадали случайно, просто потому, что рядом шли боевые действия, другие стали объектами грабежей и целенаправленного разрушения.

Инициатива «Shirin»

Организация «Syrian Heritage in Danger: an International Research Initiative and Network» («Shirin», «Сирийское культурное наследие, находящееся под угрозой: международная исследовательская инициатива и сеть контактов») является инициативой международного сообщества ученых-археологов, историков искусства и специалистов по истории античного Ближнего Востока.

Главная цель инициативы состоит в оказании поддержки государственным учреждениям, НКО и общественным организациям, занимающимся сохранением культурного наследия Сирии, включая места археологических раскопок, памятники культуры и музейные учреждения.

Кафедра археологии бернского Университета (Das Institut für Archäologische Wissenschaften der Universität Bern) является на данный момент единственным учебным заведением в Швейцарии, предлагающим возможность изучения археологии и филологии Передней Азии. Учеба включает в себя прохождение археологической практики в Сирии, Турции и Туркменистане.

(Источник: Shirin)

«Культурные ценности уничтожаются ведь не только в Пальмире, а везде в Сирии. По всей стране сейчас идут, в частности, незаконные раскопки», — рассказывает Мохамад Фахро, который раньше был начальником Отдела археологии Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры в Алеппо.

«Проблема заключается в следующем: вы не можете просто взять, остановить незаконные раскопки и вернуть все в первоначальное положение, потому что, единожды нарушив порядок залегания культурных слоев и сдвинув артефакты с их изначального места, вы раз и на всегда уничтожаете уникальный исторический памятник. Я уже не говорю о том, что найденные в ходе таких раскопок предметы становятся объектами незаконных торговых операций, попадая в итоге в Европу, а потом и в другие регионы по всему миру».

«Надежда умирает последней»

Сейчас большое число как государственных учреждений, так и неправительственных организаций выступают с инициативами, направленными на защиту археологических памятников, на тщательное документирование случаев грабежей и мародерства и на противодействие нелегальной торговле незаконно перемещенными культурными ценностями.

Куда более скромными, однако, являются успехи в области организации учебных программ, направленных на подготовку и переподготовку экспертов и специалистов-археологов и музейщиков, в которых Сирия очень будет нуждаться после войны. Война ведь не может длиться вечно, а значит, рано или поздно, но настанет время, когда надо будет начинать восстанавливать музеи, реставрировать экспонаты, очищать археологические памятники от противопехотных мин и других следов войны.

По словам Синтии Даннинг, все крупные международные организации из сферы культуры, такие как ЮНЕСКО, Международный совет по охране памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) и Международный совет музеев (ИКОМ) имеют один, но большой недостаток. «Они ведут диалог только с теми, кто близок к правительству, оппозиционные силы для них не существуют. И вот как раз здесь для НКО может открыться поле деятельности, они ведь могли бы попытаться собрать вместе археологов как с проправительственными взглядами, так и с оппозиционными. Ведь по сути все они ученые, и они могли бы работать сообща. Их многое объединяет, и говорить друг с другом для них не составит проблем, даже несмотря на принадлежность к разным религиям и приверженность к разным политическим идеям».

Ну а как же могло бы выглядеть будущее? «Мы обязаны быть оптимистами!», — говорит Мохаммед Аль-Халид. «Хотя лично я настроен не слишком оптимистично. Но надежда, как известно, умирает последней. Мы надеемся, что конфликт в Сирии закончится, и мы можем что-то сделать для спасения культурного наследия уже после войны». Мохамад Фахро тоже настроен скорее реалистично. «Трудно сказать, что принесет будущее, но мы должны сделать все возможное для послевоенного восстановления и подготовить для этого ресурсы — составить команду специалистов, запасти необходимые материалы и оборудование. На данный момент ситуация выглядит не лучшим образом, но без надежды работать невозможно».

Так выглядят разрушения в городе Алеппо, снятые с беспилотника. Запись предоставлена «Медиацентром Алеппо».

А как Вы отреагировали на новость о варварском разрушении памятников античной культуры на Ближнем Востоке?

Война в Сирии

Гражданская война в Сирии началась в марте 2011 года после акций протеста оппозиции. Протестующие выступали против коррупции и нарушений прав человека правительством Башара аль-Асада. Несмотря на попытки правительства подавить демонстрации, вскоре стало ясно, что ситуация выходит из-под контроля, и против протестующих были развернуты регулярные войска.

В настоящее время основными действующими лицами этого конфликта являются сторонники действующего президента Асада (Сирийская арабская армия), формирования «умеренной» сирийской оппозиции (Свободная сирийская армия), курдские силы (Отряды народной самообороны), а также различного рода исламистские террористические группировки (ИГ, Фронт ан-Нусра и т. д.).

По данным Международного комитета Красного Креста, на данный момент почти 8 млн человек в Сирии стали внутренними беженцами, около 4,5 млн живут в блокированных городах, и еще 4,5 млн человек стали беженцами и проживают в сопредельных странах или в дальнем зарубежье. В ходе войны (по состоянию на октябрь 2016 года) ранения получили 1,5 млн человек, и около 250 тыс. были убиты.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch



Гиперссылки

×