Jump to content
Возвращение конопли?
Загрузка
Проект

Каннабис в медицине

Целительная марихуана или возвращение запретной «травы»

Луиджи Йорио / Томас Керн / Карло Пизани

В 1890 году в статье «Терапевтическое применение и токсические эффекты конопли индийской» личный врач британской королевы Виктории Джон Рассел Рейнольдс впервые в истории заявил, что чистая, свободная от примесей конопля в руках осторожного и опытного врача является «самым ценным лекарством», которое только можно себе представить. Потом каннабис и производные от него продукты впали в немилость, но сегодня это растение находится на пороге триумфального возвращения в медицину. С чем это связано и к чему может привести? Опыт Швейцарии в нашем спецпроекте, посвященном культовой «траве».

Подходы, оценки и суждения, высказываемые по отношению к конопле (лат. Cánnabis), могут быть порой диаметрально противоположными. Практика, однако, показывает, что без конопли и препаратов на ее основе в настоящее время просто невозможно бороться с целым рядом серьезных недугов. Швейцария является лидером в разработке и применении медикаментов на базе этого растения. Портал swissinfo.ch предлагает познакомиться с людьми, судьбы которых тесно связаны с каннабисом. Производитель-фермер, фармацевт, врач и пациент: у каждого из них свой взгляд и своя правда. 

Фермер в белом халате

«Где мы сейчас? Скажем так: мы находимся в восточной части Швейцарии, неподалеку от Боденского озера. Этого достаточно». Маркусу Люди (Markus Lüdi) нечего скрывать. Опасаться полиции ему тоже не надо. И все-таки он предпочитает сохранять определенную степень конфиденциальности. Этот фермер и одновременно химик и ботаник выращивает индийскую марихуану, растения которой могут достигать в высоту двух метров. Понятно, что он не хотел бы привлекать к себе излишнее внимание, всегда ведь могут найтись злоумышленники, которым нет никакого дела до науки и медицины.

«Иной любитель «забить косячок» сначала может и в самом деле ощутить себя здесь как в раю», — смеется Маркус.  «Но уверяю вас, он быстро разочаруется». В его растениях содержится 5% тетрагидроканнабинола, «а это слишком низкая концентрация для того, чтобы «улететь» по-настоящему». Мы беседуем с Маркусом Люди на территории плантации под открытым небом, которая, впрочем, давно уже не просто земельный участок с кустами конопли. 

Markus Lüdi (swissinfo.ch)

Поле, которое арендует Маркус Люди, находится недалеко от скоростного федерального автобана. Отсюда хорошо видны гладь озера, несколько площадок для кемпинга на берегу, разбросанные вокруг картофельные и кукурузные поля. Стараниями фармацевта с особенной любовью к занятиям биологией здесь возник самый настоящий «научный институт», ведущий серьезную научно-селекционную работу.

«Я всегда хотел выращивать коноплю без всякой химии. Моя цель — в полном соответствии с самыми строгими критериями биологического земледелия производить исключительно чистый продукт». Миновав металлическую ограду, мы делаем несколько шагов и видим примерно две сотни кустов конопли. Все они укрыты пленкой и уже достигли требуемой степени зрелости. Маркус Люди облачается в белый халат и натягивает латексные перчатки.

Теперь он готов к сбору урожая. В первую очередь его интересуют соцветия. Именно в них содержатся основные активные вещества, которые потом используются для нужд фармакологии. Ему помогают трое сотрудников его «института». Для них это первый опыт сбора конопли!

«Праздник урожая»

Для фермера и фармацевта из кантона Берн Маркуса Люди сегодня особый день. После нескольких месяцев ожидания настало время сбора соцветий конопли, выступающих в качестве сырья для производства целого ряда лекарственных препаратов

«ТГК — это молекула, используемая в медицине. При этом она обладает и наркотическими свойствами.

Однако если добавить к ТГК точно рассчитанную дозу каннабидинола, то психотропный эффект будет в значительной степени снят, и на первый план выйдут медицинские свойства каннабиса».

Маркус Люди, химик

Все эти растения стали «результатом тщательной селекции», — поясняет выпускник Бернского университета Маркус Люди. По его словам, важно не столько содержание ТГК в листьях, сколько его соотношение с каннабидинолом, еще одним активным веществом конопли. «ТГК — это молекула, используемая в медицине. При этом она обладает и наркотическими свойствами. Однако если добавить к ТГК точно рассчитанную дозу каннабидинола, то психотропный эффект будет в значительной степени снят, и на первый план выйдут медицинские свойства каннабиса».

Растения конопли подразделяются на мужские и женские. Мужское растение генерирует пыльцу, с помощью которой опыляются цветы женского растения. Только после такого опыления оно способно приносить семена. Маркус Люди особенно внимательно следит именно за «женским» кустом. Все остальные растения являются, по сути, его клонами. Они укрыты в надежном месте, в теплице, оборудованной по последнему слову техники. Войти в нее так просто нельзя, факт нашего прихода тщательно регистрируется. Отгороженное помещение, где подрастет новое поколение саженцев, видно сразу: это единственное пространство в парнике, стеклянные стены которого оклеены бумагой. Температуру и влажность здесь регулирует компьютер.

«Все говорили мне, что это невозможно, потому что это невозможно никогда!», — рассказывает 60-летний Маркус, припоминая реакцию окружающих, когда он объявил, что хочет вплотную заняться выращиванием запретной «травы». Дело было в конце 1990-х, но уже тогда он, химик, трудившийся в компании, производящей растительные настойки, был абсолютно убежден в медицинском и экономическом потенциале марихуаны. Он, правда, наивно полагал, что натуральные медикаменты, произведенные на ее основе, вот-вот уже массово появятся на рынке. Как же он ошибался! Действительно, в то время в Швейцарии в медицинском сообществе наблюдался своего рода «бум» марихуаны. «И я был уверен, что за этим последуют быстрые изменения в действующем законодательстве. Но дожидаться этого мне пришлось почти десять лет».

Ветер перемен подул в 2008 году, когда граждане Швейцарии на референдуме высказались за возможность применять коноплю и ее дериваты с медицинскими целями. Получить же разрешение на выращивание конопли, а также на изготовление и продажу медицинских настоек, Маркус Люди, единственный в Швейцарии, смог лишь в 2011 году, после вхождения в силу новой редакции швейцарского закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» («Betäubungsmittelgesetz» / «Loi fédérale sur les stupéfiants et les substances psychotropes»). 

Что говорит закон?

Швейцарское законодательство запрещает разведение, потребление и торговлю коноплей с концентрацией ТГК на уровне более 1%. Любое растение этого вида с долей содержания ТГК, превышающей один процент, считается наркотическим и/или психотропным средством, его применение и выращивание возможно только на основе специального разрешения.

В 2008 году на референдуме швейцарские избиратели большинством в 63% отвергли народную законодательную инициативу, предусматривавшую реализацию комплекса мер по «декриминализации» каннабиса. Однако в ходе этого же референдума избиратели одобрили новую редакцию федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», позволяющую использовать каннабис в медицинских целях — в ограниченном масштабе и при условии жесткого контроля и учета (раньше экспериментировать с каннабисом разрешалось только в исследовательских целях).

Правительство Швейцарии поддерживает идею проведения специального исследования «с целью прояснить научные вопросы, методологию и юридические аспекты, связанные с медицинским применением препаратов на основе веществ, добываемых из соцветий конопли». Использование каннабиса в медицинских целях разрешено (или на практике не преследуется) во многих европейских странах (Германии, Италии, Испании, Португалии и Великобритании), в ряде стран Латинской Америки, а также в 23 штатах США.

В России производные препараты и вещества конопли считаются наркотическими веществами. За их приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта в «незначительных размерах» (марихуаны до 6 граммов и гашиша до 2 граммов) установлена административная ответственность (по статье 6.8. КоАП), для больших количеств — уголовная (Ст. 228 УК России). 

Сбор урожая продолжается недолго, во второй половине дня «закрома родины» уже полны коноплей нового поколения. Маркус доволен: полтора центнера — это очень неплохо. Воздух и одежда быстро пропитываются характерным едким смоляным запахом гашиша. После сушки коноплю доставят в фармацевтическую лабораторию «Berthoud» в городе Бургдорф, расположенном в получасе езды от Берна. Именно там химики начнут выделять из сырья активные компоненты. «Процесс этот достаточно простой, его вполне можно выполнять даже в домашних условиях», — говорит М. Люди. 

Настойка на конопле

Дипломированный химик Маркус Люди (Markus Lüdi) — единственный в Швейцарии специалист, способный производить лекарственные настойки на листьях и соцветиях конопли. Мы воспользовались любезным приглашением и посетили его лабораторию в городе Бургдорф в кантоне Берн.

Конопля содержит примерно 5% тетрагидроканнабинола.
Соцветия конопли вручную очищаются от листьев и веток. Ручной труд в этой области вообще очень распространен. 
После очистки и сушки 150 кг марихуаны-сырца превращаются всего в примерно 37 кг исходного фармацевтического сырья. 
В этой холодильной камере хранятся примерно 40 кг очищенных соцветий конопли.
Затем соцветия погружают в 70-процентный спиртовой раствор. 
Спиртовой раствор следует перемешивать не менее 30-ти минут. 
Процедуру следует повторить два-три раза.
Цель состоит в том, чтобы получить раствор, в одном миллилитре которого содержится 10 мг тетрагидроканнабинола.
Из 40 кг цветков конопли можно получить около 120 литров настойки.
Все этапы производства настойки стандартизированы, каждый шаг и каждое действие тщательно записываются и фиксируются.
Настойка конопли затем может продаваться в аптеках.

В свое время на выращивание конопли в медицинских целях Маркус Люди получал особое разрешение швейцарского Федерального ведомства здравоохранения (Bundesamt für Gesundheit — BAG). В Швейцарии такое разрешение обязаны иметь любые фирмы или предприятия, так или иначе имеющие дело с коноплей. Кроме того, они должны соблюдать строжайшие меры предосторожности, вся продукция подлежит самой строгой отчетности.

И это правильно, считает М. Люди, не говоря уже о том, что такая система защищает его бизнес от конкуренции. Но как только разговор заходит о государственной бюрократии, он бессильно разводит руками. Вырастить материнское растение, создать новую плантацию, утилизировать растительные отходы после сбора урожая: для каждой из этих операций необходимо запрашивать и получать особое разрешение властей.

Работать с марихуаной Маркус начал, как он сам говорит, «из чистого идеализма», ведь «это растение реально способно приносить облегчение многим тяжелобольным пациентам». Однако прошли годы, сейчас ему уже стукнуло 60, и он рассчитывает, что теперь его инвестиции начнут-таки приносить прибыль.

Не исключено, что 2015-й год станет первым годом, когда этот необычный фермер сможет, наконец, жить только на доходы от конопли. О каких суммах идет речь? «Несколько сотен тысяч франков прибыли в год», — произносит он с некоторой неловкостью, но тут же добавляет, что «на травке вообще-то не разбогатеешь».

Аптекарь из Лангнау

«Пациенты, как правило, обращаются ко мне, когда другие лекарства уже не помогают»

 Манфред Фанкхаузер, фармацевт

Раньше Манфред Фанкхаузер (Manfred Fankhauser, 52) хранил тут велосипеды. Но теперь каждый день после обеда здесь царит деловая суета. Он и его ассистенты готовят к отправке адресатам их заказы. Почтовое отделение закроется через пару часов, так что нельзя терять ни минуты. На полках специального стеллажа лежат 24 готовых к отправке бандероли. В них упаковки препаратов, полученных на основе конопляной настойки, в первую очередь, дронабинол.

Этот медикамент Манфред Фанкхаузер производит непосредственно в своей аптеке в городе Лангнау (Langnau) в историческом сырном регионе Эмменталь что в кантоне Берн. Кроме того, в предлагаемый им ассортимент входят и конопляные настойки, изготовленные его деловым партнером Маркусом Люди.

Потенциальные клиенты, имеющие те или иные вопросы на предмет медицинских свойств конопли, звонят в аптеку М. Фанкхаузера постоянно. Это и понятно, ведь препараты на основе каннабиса помогают, например, избавиться от тошноты и рвоты пациентам, проходящим курс химиотерапии. Кроме того, они стимулируют аппетит у людей, инфицированных ВИЧ и/или больных СПИДом, купируют спазматический синдром при рассеянном склерозе.

«Пациенты, как правило, обращаются ко мне, когда другие лекарства уже не помогают», — говорит М. Фанкхаузер. Продавать препараты на основе каннабиса он начал в 2007 году. Тогда у него не набиралось и десятка клиентов. Сегодня их порядка шести сотен, так что ему даже пришлось нанять новую сотрудницу специально для того, чтобы та отвечала на телефонные звонки. Цокольный этаж своего дома, то самое помещение, где раньше хранились велосипеды, пришлось переделать в самый настоящий «конопляный офис», находящийся под круглосуточной охраной. Драгоценное сырьё, - вещество ТГК в стеклянном флаконе, - заперто в неприступном сейфе.

Manfred Fankhauser (swissinfo.ch)

Киноафиша к фильму "Devil's Harvest" (1942 г.), в котором каннабис выступает в роли дьявольского снадобья. (swissinfo.ch)

Киноафиша к фильму "Devil's Harvest" (1942 г.), в котором каннабис выступает в роли дьявольского снадобья.

С недавних пор Манфред Фанкхаузер читает в Высшей технической школе Цюриха (ETHZ) курс лекций по истории фармацевтики. Он стал первым в Швейцарии аптекарем, вернувшим марихуану на прилавок. «Целительные свойства конопли известны человечеству на протяжении тысячелетий», — говорит он.

«Парадоксально, но факт: в период с 1850 по 1950 гг. в Швейцарии и других развитых странах Запада продавалось более сотни наименований медикаментов на основе конопли. Многие из них использовались в борьбе с мигренью, коклюшем, астмой, их прописывали в качестве снотворного. Продавать такие препараты, причем совершенно свободно, могла любая аптека», — напоминает М. Фанкхаузер.

Все изменилось после Второй мировой войны. Марихуана тогда выращивалась в основном в Индии. Обретение ею независимости от британской короны в 1947 году резко ограничило возможности поставок сырья на Запад. В ходе начавшегося процесса «импортозамещения» западная фармацевтическая промышленность начала быстро наводнять рынок аналогичными медикаментами, но произведенными на синтетической основе. Марихуана стала для нее нежелательным конкурентом. Резкое снижение объемов каннабиса на западном рынке при постоянном росте спроса привело к тому, что «трава» вдруг стала очень дорогим «инвестиционным» товаром.

В 1960-е годы марихуана превратилась в центр особой субкультуры, не всегда свободной от влияния преступного мира, но всегда тесно связанной, особенно в эпоху расцвета движения хиппи, с «богемными» кругами. Криминализация «травы», а также приобретение ею, наряду с синтетическими галлюциногенными препаратами, имиджа «двигателя контркультуры», привело к официальному запрету каннабиса на международном уровне.

В качестве компенсации мы имеем сейчас целое «психоделическое» направление в искусстве: рок-музыку («Пинк Флойд», «Дорз»), литературу (Тимоти Лири, Кен Кизи), кино (Дэвид Кроненберг, Дэвид Линч) и живопись (движение «Visionary art»). Но в целом ситуация создалась довольно странная: существовал действенный препарат, а использовать его во благо больных было невозможно. Как говорит Манфред Фанкхаузер, «в Швейцарии законодательство вообще полностью запрещало любое медицинское применение каких-либо частей растения конопли». 

Manfred Fankhauser (swissinfo.ch)

В то же время, уточняет он, запрета на каннабиноиды синтетического происхождения не существовало. Эта законодательная лакуна позволила М. Фанкхаузеру получить в 2007 году лицензию на импорт из Германии ТГК, полученного из лимонных корок. И все-таки он не хотел довольствоваться малым и стремился в полной мере использовать весь потенциал растения, «равного которому нет нигде в мире флоры».

Его целью было выпускать натуральную, сделанную в Швейцарии, конопляную настойку, подобную той, что производил в свое время личный врач королевы Виктории. «В отличие от дронабинола настойка содержит не только ТГК, но и все без исключения вещества конопли», — подчеркивает он.

Реализовать этот план, однако, он смог только в после вступления в силу в июле 2011 года новой редакции швейцарского закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и после знакомства с Маркусом Люди. А потом вдруг дело пошло! Да еще как! 

Прилипшее к нему прозвище «конопляный фармацевт» («Hanf-Apotheker») вызывает у него только улыбку, хотя некоторая доля истины тут все-таки есть, ведь большая часть медикаментов на базе конопли, распространяемых по всей Швейцарии, действительно производится именно здесь, в Лангнау, в его самой обычной аптеке.

Главная мотивация Манфреда Фанкхаузера – судьба пациентов. «Выслушивая больных, начинаешь понимать, какие мучения им приходится выносить». У многих жителей Лангнау, маленького городка в исконной швейцарской глубинке, существование этой «нарко-аптеки» вызывает отрицательные эмоции. Но есть и те, кто признает ее нужность и высоко оценивает помощь, которую оказывают ее сотрудники страдающим пациентам.

Манфред Фанкхаузер не скрывает, что препараты на основе конопли стали для него еще и важнейшим источником дохода. Торговля ими обеспечивает сегодня 20% всего торгового оборота его аптеки. И стоит только взглянуть на цены, как сразу понимаешь, почему так происходит. Флакон дронабинола, причем самый маленький, стоит 220 франков, то есть примерно 13 тыс. рублей. Это означает, что за каждую каплю препарата пациентам приходится платить не менее одного франка (58 рублей).

«Цена действительно высока, но ведь это, главным образом, вопрос спроса и предложения: каннабис остается нишевым продуктом с ограниченным предложением», — говорит М. Фанкхаузер. При этом его востребованность растет неуклонно, конкуренция среди производителей как из Швейцарии, так и из-за рубежа, становится все более острой, в результате чего на рынке появляются всё новые виды продукции, от спрея для полости рта до конопляных мазей.

«Сделать из марихуаны настоящее лекарство не так-то просто», — предупреждает фармацевт. Лабораторные тесты с целью контроля качества требуют очень серьезных инвестиций, да и цена ТГК, который пока, например, для производства дронабинола, приходится импортировать, просто заоблачная и начинается от 1700 франков (98 тыс. рублей) за грамм. Велики также административные издержки, возникающие из-за необходимости регулярно продлять лицензии и разрешения.

Сейчас отношение общества к конопле начало меняться в сторону либерализации. Но все равно Манфред Фанкхаузер знает, что он не может позволить себе совершить ни единой ошибки, будь то дозировка медикамента на основе каннабиса или условия и правила его пересылки. И это понятно, ведь контроль за ним осуществляет Кантональная служба по надзору в сфере здравоохранения, глава которой обязан регулярно отчитываться перед депутатами кантонального парламента и каждый раз заново доказывать им нужность и востребованность такого рода медицинского сервиса. 

Врач, избавляющий людей от страданий


В юности он делал печенье с коноплей и заваривал себе специальный «чай с травами», дабы на практике оценить воздействие каннабиса на организм и сознание. На лице его появляется улыбка, но тут же исчезает. «Забавный это был эксперимент», — вспоминает Клод Ване (Claude Vaney), уроженец Лозанны и главный невролог элитной «Бернской клиники», расположенной в не менее элитном курорте Кранс-Монтана что в кантоне Вале.

«Использовать для приятного времяпрепровождения опьянение в результате воздействия дельта 9-тетрагидроканнабинола для меня неприемлемо». Но при этом Клод Ване ничуть не сомневается в том, что «конопля — это ценнейший медикамент. В отличие от морфина он не провоцирует зависимости и не приводит к летальному исходу в случае передозировки. Расстаться с жизнью в результате перебора со снотворными препаратами очень легко, но от одного только переизбытка в организме марихуаны не умер еще ни один человек».

Впервые на целительные свойства конопли его внимание обратил примерно 20 лет назад один из пациентов. «Этот человек признался, что при наступлении приступов боли он обычно забивал «косячок» — и всё проходило», — рассказывает врач. Заинтересовавшись этой проблематикой, К. Ване выиграл федеральный грант на изучение воздействия каннабиса на больных рассеянным склерозом. Результаты этого уникального исследования полностью подтвердили его рабочую гипотезу. «Объективно измеренная степень спазматичности у пациентов не менялась, но субъективно больные ощущали значительное облечение. Они утверждали, что лучше себя чувствуют и легче засыпают ночью». 

Claude Vaney (swissinfo.ch)

«Конопля снимает боль, а саму болезнь не лечит»

Клод Ване, невролог

Сегодня за помощью к этому 63-летнему специалисту-неврологу обращаются не только люди, страдающие рассеянным склерозом (а таких в Швейцарии насчитывается порядка 8 тыс. человек). Среди его пациентов – больные с травмами спинного мозга, а также страдающие сильными мигренями и фибромиалгией (диффузной симметричной мышечно-скелетной болью хронического характера).  

«Я советую им начинать с малых доз, причем лучше в присутствии родных или близких, чтобы иметь возможность объективно проследить характер и степень воздействия каннабиса. И я не устаю повторять: конопля снимает боль, а саму болезнь не лечит». Но главное заключается все-таки в другом: используя каннабис в медицинских дозах, пациент практически не рискует оказаться объектом психотропного воздействия или ярко выраженных побочных эффектов. В худшем случае может появиться ощущение легкого головокружения или тахикардия (усиление сердцебиения).

К. Ване уверен в том, что долговременное регулярное воздействие чрезмерных доз ТГК может негативно повлиять на когнитивные и психомоторные функции человека. Особых иллюзий он не питает, будучи убежден, что конопля — это не панацея. Как показывает накопленный им опыт, благоприятный эффект в результате воздействия ТГК на пациентов отмечается только в 30-40% случаев.

Но и он предлагает не останавливаться на достигнутом. «Мы далеко еще не всё знаем о том, каков фармакологический потенциал этого растения», — подчеркивает он, будучи уверенным, что более глубокое изучение влияния ТГК и других каннабиноидов на человеческий организм потенциально может привести к открытию неожиданных терапевтических эффектов.

Профессор Рудольф Бреннайзен (Rudolf Brenneisen) потратил тридцать лет жизни на изучение психотропных растений и активных элементов конопли. Сейчас он возглавляет «Швейцарскую рабочую группу по изучению каннабиноидов в медицине» («Schweizer Arbeitsgruppe für Cannabinoide in der Medizin»), а в прошлом в качестве консультанта сотрудничал с Управлением ООН по наркотикам и преступности (UNDCP). Рудольф Бреннайзен также полагает, что это растение способно еще очень сильно удивить мир.

«Польза от использования препаратов конопли с терапевтическими целями не может подвергаться сомнению».

Герт Принтцен, FMH

Для того, чтобы иметь право работать с каннабисом, доктор К. Ване также должен иметь специальное разрешение швейцарского Федерального ведомства здравоохранения (BAG). Никаких привилегий по сравнению с фармацевтом или фермером у него нет. С точки зрения действующего в Швейцарии законодательства именно он, врач, несет полную ответственность за судьбу больных, которым он прописал лекарства на основе конопли.

У Клода Ване сотни пациентов, и ни разу еще, обращаясь за таким разрешением, он не получал отказа. «Любой врач способен это сделать», — говорит он. «Речь идет о простой формальности». И в самом деле, врачей, выписывающих рецепты на право применять препараты на основе конопли, становится в Швейцарии всё больше.

«Но они всё равно остаются в меньшинстве», — подчеркивает Герт Принтцен (Gert Printzen), член правления «Федерации швейцарских врачей» («FMH»). «Польза от использования препаратов конопли с терапевтическими целями не может подвергаться сомнению. Доказательства этого содержатся уже в очень большом количестве солидных научных публикаций», — указал он в письменном ответе, присланным на запрос swissinfo.ch.

Однако, как считает Клод Ване, политические деятели Швейцарии, а также общественное мнение все еще с большим скепсисом относятся к марихуане. Стоит только начать разговор о терапевтическом эффекте от использования препаратов на ее основе, как дебаты немедленно приобретают яркую политическую и эмоциональную окраску. Именно поэтому, уверен он, общественности необходимо еще более четко и доходчиво объяснить, сколь велика разница между коноплей-наркотиком и коноплей-лекарством. 

 (swissinfo.ch)

Андреа Гайссенбюлер (Andrea Geissbühler), сотрудница городской полиции Берна и одновременно депутат федерального парламента от консервативной Швейцарской народной партии (SVP/UDC), считает, что границу между этими двумя ипостасями конопли провести не так-то просто.

«Марихуана была и остается наркотиком, риск злоупотреблений в этой сфере непропорционально велик. Широкое применение препаратов на основе конопли является недопустимым шагом в сторону легализации каннабиса как такового», — считает она.

«Реакция человеческого организма на воздействие ТГК непредсказуема. Научных исследований по этому вопросу проведено еще слишком мало, нам не хватает убедительных, четких и однозначных выводов. И именно по этой причине препараты на основе конопли не фигурируют в базовом перечне лекарственных препаратов, оплачиваемых в Швейцарии за счет ОМС».

Но доктор Клод Ване продолжает настаивать, что медицинская польза от препаратов на основе каннабиса во много раз перевешивает риск злоупотреблений. Пациенты стремятся ведь не к получению удовольствия, но к ослаблению боли, к возможности забыть о ней на какое-то время, почувствовать себя лучше. «Что же до тех, кто ищет наркотического опьянения, то они, я думаю, скорее предпочтут не глотать капли из аптеки, а сразу купить «траву» у дилера на улице».

Пациентка со спасительным флаконом

Моника Коэлла (Monika Koella) испытывает постоянные боли во всем теле. У нее болят спина, шея, живот и суставы. У нее частично удален кишечник, а под кожу вшит нейростимулятор, который постоянно корректирует работу головного мозга. Несмотря на четыре десятка хирургических операций и огромное число лабораторных анализов, эта 58-летняя женщина так и не получила ответа на вопрос, от какой же болезни она так страдает.

«Врачи не в состоянии поставить мне диагноз», — говорит она. Мы беседуем с Моникой у нее дома в одном из районов Берна. Единственной очевидной и ясной константой в ее жизни являются постоянно возникающие приступы нестерпимой боли — и так вот уже более 30 лет.

Обычный день без боли...

Моника Коэлла (58) вот уже многие годы страдает рядом хронических заболеваний, одним из проявлений которых были регулярные приступы острой боли. Болезнь полностью изменила её жизнь. Чтобы понять, что это значит, жить с неизлечимым недугом, мы провели с ней нескольких часов одного дня. Этот день бы такой же, как и все другие дни в ее жизни... День без боли, и всё благодаря препарату на основе конопли.

Немного погулять с собакой: это единственное осмысленное занятие, которое доступно сейчас для Моники Коэллы за пределами ее квартиры. 
В 2012 году Моника начала принимать дронабинол.
«Все началось просто с болей в спине и суставах», — вспоминает Моника.
Моника Коэлла: «Когда я еще работала, то я чаще возвращалась домой в карете скорой помощи, чем на автобусе».
Большая часть работы по дому теперь легла на плечи ее супруга Роланда.
Занятия готовкой теперь для Моники слишком утомительны. 
Большую часть дня Моника проводит в компании своих собак.
До своей инвалидности Моника работала менеджером в банке. 
Моника Коэлла: «Проблемы с желудком появились, видимо, из-за воздействия препаратов, которые мне раньше прописывал врач».
Моника Коэлла: «Мой врач сказал мне, что у меня артрит шейных позвонков как у человека в возрасте 80-ти лет. А между тем мне всего только 40 лет».
Она предпочитает не вспоминать о прошлом...
Моника Коэлла: «Дни мои ничем таким особенным не заполнены... Они, на самом деле, очень скучные...».

«Возвращение конопли в общедоступные аптеки есть лишь вопрос времени»

Рудольф Бреннайзен, фармаколог

Сначала она принимала по двенадцать капель настойки каннабиса в сутки, обычно вечером. Но этого оказалось недостаточно. Теперь Моника Коэлла намерена увеличить дозу, но не для усиления эффекта, а для того, чтобы более равномерно распределить имеющееся лекарство, и, таким образом, всегда иметь в крови определенную концентрацию ТГК.

Каждая капля препарата для нее буквально на вес золота. Флакон дронабинола, которого хватает меньше, чем на два месяца, стоит почти 900 франков или 52 тыс. рублей. Пока все расходы берет на себя её касса обязательного медицинского страхования. Но сколько еще это продлится? Моника опасается, что однажды страховщики скажут «довольно!» и прекратят оплату. В принципе, компания ОМС имеет на это полное право.

По крайней мере, так утверждает Кристоф Кемпф (Christophe Kaempf), специалист по связям со СМИ межотраслевого объединения швейцарских компаний и фондов медицинского страхования «Santésuisse». Страховщики могут принять решение об оплате такого дорогого медикамента в виде исключения, если это ведет «к значительному позитивному эффекту» и если доказано, что других эффективных методов лечения нет. А если «позитивный эффект» отсутствует? Пока, по статистике, в Швейцарии компании ОМС дают положительные ответы на примерно половину ходатайств пациентов об оплате сильных обезболивающих средств в ситуациях, схожих с положением, в котором оказалась Моника.

Депутату федерального парламента Швейцарии от партии «Зелёных либералов» Маргрит Кесслер (Margrit Kessler, «Grünliberale Partei») этого недостаточно. Будучи президентом «Швейцарского фонда защиты интересов пациентов» («Schweizerische Stiftung SPO Patientenschutz»), она хочет, чтобы к новым препаратам на основе естественных веществ применялась если и не автоматическая, то хотя бы упрощенная процедура их сертификации и допуска на рынок.

Сейчас же, указывала она в своем депутатском запросе в адрес правительства Швейцарии, процедура выдачи сертификатов слишком сложна, цены на болеутоляющие и другие сильные препараты чрезмерно высоки, а потому пациенты, страдающие от хронических болевых синдромов различной локализации, всё равно предпочитают «лечиться» продуктами каннабиса, невольно превращаясь в людей, нарушающих закон.

В начале июня 2015 года Национальный совет, большая палата федерального парламента, одобрил данный запрос М. Кесслер и постановил официально передать его на рассмотрение в кабинет министров. Само правительство, со своей стороны, также поддерживает в настоящее время идею проведения специального исследования «с целью прояснить научные вопросы, методологию и юридические аспекты, связанные с медицинским применением препаратов на основе веществ, добываемых из соцветий конопли».

А пока суд да дело, Моника Коэлла старается расходовать свои капли как можно более экономно, ведь иногда даже дронабинол уже не оказывает ожидаемого эффекта, хотя сейчас она просто не может представить себя без этого «магического флакончика». «Он вернул мне часть моей жизни», — говорит она. 

Значит ли это, что конопля станет, упрощенно говоря, «аспирином 21-го века»? «Это было бы преувеличением», — полагает Манфред Фанкхаузер. «Сегодня практически в каждом случае можно найти медикаменты, эффективно заменяющие препараты на основе каннабиса». Он надеется, однако, что пациенты смогут получать доступ к таким лекарствам быстро и легко, а не только в качестве последнего средства. «Если врач считает необходимым выписать препарат каннабиса, он должен иметь возможность сделать это на основе обычного рецепта».

Профессор Рудольф Бреннайзен уверен, что возвращение конопли в общедоступные аптеки есть лишь вопрос времени. «Достаточно посмотреть на то, что происходит уже сейчас в многих штатах в США или в Уругвае». Доктор Клод Ване также уверен, что через пять-десять лет каннабис будет широко применяться в Швейцарии в медицинских целях. «Не следует думать, что все больные рассеянным склерозом внезапно «оставят костыли», приняв немного ТГК», — предупреждает он. «Но свободная продажа марихуаны с терапевтическими целями сможет сделать жизнь многих из них намного лучше».

Автор и перевод

Луиджи Йорио / Luigi Jorio

Перевод на русский язык и адаптация: Людмила Клот и Игорь Петров

Фотографии

Томас Керн / Thomas Kern

Видео

Карло Пизани / Carlo Pisani

Техническое обеспечение

Дюк-Кван Нгуэн / Duc-Quang Nguyen

Джузеппе Чилиберто / Giuseppe Ciliberto 

Флориан Гильген / Florian Gilgen 

Девапракаш Гиретерен / Devaprakash Giretheren 

Филипа Кордейро / Filipa Cordeiro 


@swissinfo.ch