Сёстры Блеттлер
Загрузка
Проект

Сестры-суахили

Слон в саду или долгие странствия сестёр Блеттлер

Ананд Чандрасекхар / Джиорджина Гудвин


В свое время сестры Даниэла и Марина Блеттлер покинули тесную Швейцарию, променяв ее на африканские просторы. И они нашли то, что искали — благодаря кенийским рыбакам и женщинам племени масаи в Танзании.

«Сегодня я не смогла бы больше жить в Швейцарии. Там я ощущаю себя под тотальным контролем», — говорит 52-летняя Даниэла Блеттлер (Daniela Blaettler). Уроженка Лугано, сегодня она живет на острове Ламу, который является одним из трёх островов одноименного архипелага в Индийском океане у северного побережья Кении. Отец ее родом из городка Айроло (кантон Тичино), а мать — из города Понтрезина (кантон Граубюнден), семья у них была большой, крепкой и любящей: три дочери и сын. В 19 лет Даниэла покинула родной дом и уехала в солнечный Сан-Тропе. Своих родных и близких она очень любила, но желание уехать из страны, в которой она родилась, оказалось сильнее.

«Швейцария прекрасна, но мне всегда требовалось что-то большее, что-то, что выходило бы за рамки просто красоты. Я искала сложностей, преодоления препятствий, потому что жизнь для молодежи в Швейцарии, на мой взгляд, слишком простая и легкая», — рассказывает она. Но и гламурный Сен-Тропе не стал тем, о чем она мечтала и чего искала. После семи лет на Лазурном Побережье, где Даниэла работала в сфере продаж недвижимости, ее вновь охватила жажда странствий. Импульсом к началу нового этапа жизни стал ее визит к парикмахеру. Там, ожидая своей очереди и перелистывая затертый номер журнал «Пари Матч», она обратила внимание на необычную фотографию, на которой были изображены люди, катающиеся верхом на африканском слоне.

«Мне всегда хотелось иметь ну если не крокодила в ванне, то хотя бы слона в саду, вместо собаки». Снимок так понравился Даниэле, что ей захотелось узнать, где именно он был сделан. Оказалось, дело происходило в центре реабилитации слонов в Ботсване. Туда-то она и адресовала свое письмо. Год спустя оттуда пришел ответ: молодую женщину приглашали поработать в слоновьем центре. Так начался новый этап ее жизни, полный странствий и приключений. «Мы делали фильмы, рекламу и организовывали сафари для тех, кто хотел увидеть слонов в непосредственной близости. Цель проекта была в спасении слонов, замученных жизнью в зоопарках разных городов мира и в переселении их в Африку, где они могли бы вернуться в свои естественные природные условия обитания», — рассказывает она.

Одна семья, разные судьбы

Много лет спустя сестра Даниэлы, Марина Оливье Блеттлер (Marina Oliver Blaettler), тоже решилась на побег из Швейцарии. На тот момент Марине было 34 года, она работала на фирме, производящей компьютерное программное обеспечение, и вела размеренную комфортную жизнь. «В одно прекрасное утро я проснулась и решила, что все это — не то, чем мне хотелось бы заниматься до конца моей жизни. Я чувствовала себя скованной и связанной, Швейцария была для меня слишком маленькой», — рассказывает эта швейцарка, которой сегодня 56 лет.

Вначале Марина намеревалась совершить кругосветное путешествие. По ее замыслу, ей предстояло вначале побывать в Африке, в гостях у сестры, а затем продолжить путь по миру. Но реализовать удалось только первую его часть. «Мы с сестрой всегда были очень похожи. Наши сердца всегда бились в унисон», — смеется Даниэла, объясняя тогдашнее решение Марины покинуть Европу и остановиться в Африке.

Отъезд в Африку второй из сестер стал шоком для всей семьи, которая, правда, всегда активно поддерживала своих детей во всех их начинаниях. «Денег мне мои родители не дали, но они сказали, в их сердце всегда будет любовь к нам, а в доме — свободная комната на случай, если я вернусь. Понимание того, что у меня есть тыл, и дало мне, в итоге, силы решиться на отъезд», — заявляет Даниэла. «Наша мать сделала бы то же самое, принадлежи она к нашему поколению. А отец, хоть и был очень типичным швейцарцем, но и он тоже понимал наше стремление открыть для себя окружающий мир», — добавляет Марина.

Запаса авантюризма, однако, на всех членов этой большой семьи явно не хватило. Единственный брат, правда, тоже уехал из Швейцарии, но «всего лишь» в Испанию, а старшая сестра так и осталась в Лугано, где она совершенно счастлива. «Она живет буквально в двух сотнях метрах от родительского дома. У нее есть муж, трое детей и в саду собака. Видите, дальние страны манят отнюдь не всех».

Африканская реальность

Не успев приземлиться в Ботсване, куда Марина прилетела в гости к своей сестре Даниэле, она поняла, что здесь, в этой стране, ей суждено остаться очень надолго. «Не знаю, чем это можно было бы объяснить, но, наверное, это был сам воздух, пропитанный неизвестными мне ранее запахами, я не знаю!», — вспоминает она. Пока Даниэла занималась со слонами, Марина получила предложение занять должность управляющей Центром. От такой возможности она на могла отказаться. «Я вернулась в Швейцарию, чтобы продать дом, машину и все остальное, а затем приехала в Ботсвану уже всерьез», — рассказывает она. 

Жить полной жизнью на кенийском побережье

Фото: Джорджина Гудвин / Georgina Goodwin

Уроженка Лугано, сегодня она живет на острове Ламу, который является одним из трёх островов одноименного архипелага в Индийском океане у северного побережья Кении. 


Вместе они организовали туристический сафари-лагерь рядом с городом Аруша (Arusha), на севере страны. Особой радости эта работа ей не доставляла, но потом ее подруга, руководившая в Милане неправительственной организацией, сделала ей предложение, от которого она и сама не захотела отказываться. «Та спросила меня, не желаю ли я поработать в проекте, целью которого является наладить для женщин племени масаи сбытовую цепочку по продажам произведений их традиционного фольклорного прикладного искусства. Речь шла о разного рода бижутерии. Я согласилась при условии, что проект должен будет работать с целью выйти на самоокупаемость».

Два года спустя из этой задумки родилась независимая ассоциация под названием «Tanzania Maasai Women Art». Сегодня в ней трудятся две сотни женщин. «Примерно 10% от полученной выручки ассоциации удается реинвестировать на цели развития бизнеса», — поясняет Марина. «Едва ли не 99% моих сотрудниц неграмотны и живут в бедности. Я не могу радикально изменить их жизнь, но нам хотя бы удается заработать немного и улучшить их самооценку».

Жизнь женщин племени масаи тяжела. Они должны собирать дрова и носить воду, а потом еще и ухаживать за домашним скотом. Мнение женщин не играет никакой роли, все решения принимает община, нередким является и физическое насилие. Марине понадобился год, чтобы завоевать их доверие. И она надеется, что в один прекрасный день женщины масаи смогут сами управляться с делами фирмы, а она сможет начать новый проект, создав центр конной терапии для детей-инвалидов. «У Марины сильный характер. Она любит то, чем занимается, она способна еще и морально поддержать остальных. И женщины масаи счастливы, получая новые заказы», — подтверждает Маргарет Габриэль, сама — из племени масаи, которая с апреля 2016 года отвечает за организацию продаж.

Швейцария? Слишком много правил!

О Швейцарии сестры уже почти не думают, уж очень далека теперь от них эта страна, хотя они и навещают ее раз в год. «Когда я в Швейцарии, то чувствую себя как в отпуске, или на курорте, где «все включено». Все такое чистое и так хорошо организовано», — говорит Даниэла. В «отпуске» она, как примерная туристка, ест швейцарскую пищу, поднимается на горы и ходит на закупки в неизбежную троицу магазинов «Мигро», «Кооп» и «Деннер». «Но теперь я больше ощущаю себя суахили, чем швейцаркой. Конечно, я ценю, что люди тут приходят вовремя на встречи, но ведь случись им опоздать, то что будет? Да ничего страшного не произойдет ведь!».

Даниэла уже глубоко интегрировалась в местное сообщество на острове Ламу и усыновила четверых детей в возрасте от 3 до 18 лет. У нее есть собственное местное имя: Калила. «Ламу — это мирный и очень красивый уголок, жить в нем полезно для телесного здоровья, а также для сердца и души», — считает она. «Я просыпаюсь на рассвете, отправляюсь на прогулку к пляжу, вечером любуюсь закатом. Но в то же самое время я могу сесть на поезд из Момбасы в Найроби и поехать на материк, заниматься делами».

И хотя порой ей не хватает швейцарского шоколада, Даниэла все равно говорит, что не могла бы теперь вернуться в Швейцарию, потому что там чувствует себя слишком «под контролем». «Там так много наглядной информации с разными указаниями и запретами», — объясняет она. «В Ламу мы пользуемся большой свободой, несмотря на опасности, которые нас окружают». А главная опасность — это «Харакат аш-Шабаб» («Молодёжное движение моджахедов»), террористическая группировка исламистов из Сомали, страны, побережье которой от острова находится относительно недалеко.

«На острова они пока еще не нападали, но уже несколько месяцев подряд у нас наблюдается повышенная боеготовность, на дорогах, площадях и около крупных отелей можно увидеть солдат национальных сил безопасности», — говорит Али Ламу, ее партнер и друг. Он очень переживает за Даниэлу, взявшую под свое крыло четырех детей. «У нее есть старшая сестра, но порой она одинока и сама нуждается в помощи, особенно когда ее приемная дочь болеет».

Под покровом небес

Образ нынешней жизни ее сестры Марины так же решительно отличается от типичной швейцарской жизни. Сейчас она живет в монгольской юрте на ферме одного из друзей в компании с лошадью, двумя собаками и осликом. «Швейцария вызывает у меня клаустрофобию. Мне очень нравятся здешние открытые пространства: горы, леса и степи», — говорит она. Дни Марины не похожи один на другой — да и жизнь в Танзании в целом полна сюрпризов. Но ей все-таки удается привнести в них некоторую организованность. 

Найти смысл жизни у танзанийских масаи

Фото: Джорджина Гудвин / Georgina Goodwin

Вначале Марина намеревалась совершить кругосветное путешествие. По ее замыслу, ей предстояло вначале побывать в Африке, в гостях у сестры, а затем продолжить путь по миру. Но реализовать удалось только первую его часть. 


«Мой день начинается с прогулки на лошади, затем я иду в магазин и в офис в Аруше. Вернувшись домой вечером, я совершаю долгую прогулку с собаками, наблюдаю за закатом и порой выпиваю бокал-другой и ужинаю с друзьями», — рассказывает она. Здесь нет опасных диких животных, которые в изобилии встречаются в Ботсване, львов или леопардов, зато попадаются мелкие хищники, такие, как гиены и шакалы. В выходные Марина садится на велосипед и отправляется по деревням масаи, чтобы поговорить с людьми о будущих деловых проектах и возможностях заработать.

Тем не менее, она подчеркивает, что реальная Африка далека от образов на почтовой открытке. «Многие люди завидуют мне, но здесь полно своих трудностей», — отмечает она. «Техника часто отказывает, досаждают бюрократия и коррупция». Недавно она рассталась с мужем. Кроме нескольких подруг особого общества у нее нет, рассчитывать ей приходится только на себя. Тем не менее, возвращаться в Швейцарию Марина пока не собирается.

«Швейцария — маленький остров, и это видно даже по тому, как люди мыслят. Все их мысли заканчиваются у национальных границ», — говорит она. Впрочем, и у нее есть своего рода ностальгия: по снегу, лыжам, а также швейцарской пунктуальности и организованности. «В условиях третьего мира очень сложно делать высококачественные вещи для рынка высокоразвитых стран. Кроме того, вечная танзанийская медлительность порой ужасно действует на нервы», — признается она.

Открытое для нового сердце

Бывшая Маринина коллега Маргарет Габриэль (Margaret Gabriel) испытывает беспокойство. Ей кажется, что Марина работает слишком много и слишком тяжело, не щадит себя. Еще она весьма озабочена туманным будущим предприятия, в которое Марина так много вложила своих сил и эмоций.

«Ей стоило бы задуматься о преемственности поколений, поскольку некоторые наши женщины стареют, зрение у них портится, нанизывать бусины на нитки так, они это делали в прошлом, у них уже не выходит», — говорит Маргарет Габриэль. «Марине надо придумать работу для молодых девушек, чтобы обеспечить будущее своего бизнеса».

Несмотря на большую нагрузку и ответственность, которую Марина несет на своих плечах, она ни о чем не жалеет. «Я воплощаю в реальность собственные мечты. У меня имеется все, что нужно, пускай это и приносит очень мало денег. Зато в душе у меня мир и гармония, а в этом и заключается цель моей жизни».

У ее сестры Даниэлы нашлось несколько советов для других швейцарцев, которые хотели бы однажды покинуть родную страну. «Друзья считают меня смелой, но я так не думаю. Куда больше смелости нужно, чтобы остаться в Швейцарии до конца жизни. Следуйте велению вашего сердца, не бойтесь и не заботьтесь о деньгах. Нет ничего невозможного, если ваше сердце открыто для нового».