Jump to content
Семья Хоштеттлер
Загрузка
Проект

Кристина и Ханс Хоштеттлер

С Бернского нагорья в джунгли Парагвая

Марсела Агила / Родриго Муньос


Для них это было подобно путешествию в историческое прошлое: Кристина и Ханс Хоштеттлер покинули Швейцарию и уехали в парагвайские джунгли, где не было ни дорог, ни электричества, ни водопровода. В итоге им удалось-таки найти свое место под солнцем, став убежденными активистами-экологистами. «Хотим ли мы вернуться в Швейцарию? Нет!» — категорически отвечает Кристина. «Здесь у нас так много свободы и возможностей для творчества! В Швейцарии мы себе ничего подобного даже и представить себе не могли».

Имеющиеся у них свободы они используют в полной мере, создав природоохранную ассоциацию, запустив программу экологического туризма и создав фермерское хозяйство с опорой на принципы биологического земледелия, дав ему имя «Nueva Gambach» в честь их родной швейцарской деревни. С побывавшим у них в гостях журналистом испанской редакции портала swissinfo.ch они поделились хлебом-солью и своими воспоминаниями о 36-ти годах жизни в качестве граждан «5-й Швейцарии».

Разговор шел о ностальгии, о тоске по оставленным на родине семье и друзьям, о швейцарской культуре, о «типично швейцарских порядке и организации», обо всем том, чего им, по всей видимости, все же порой так не хватает! И все-таки, несмотря на все это, домом для них был и остается именно Парагвай, а точнее, город Альто Вера (Alto Vera), что в департаменте Итапуа (Itapúa), рядом с национальным парком-заповедником Сан Рафаэль (San Rafael). Кстати, дом, не фигуральный, а совершенно реальный, дом, в котором они живут, Хоштеттлеры построили собственными руками, точнее, сделал это лично Ханс!

Опасное призвание

История семьи Хоштеттлер тесно связана с историей борьбы за сохранение так называемого Бразильского атлантического леса (Mata Atlântica do Brasil), богатейшей из известных экосистем нашей планеты, при этом, наверное, в наибольшей степени пострадавшей от антропогенного воздействия — сейчас из миллиона квадратных километров девственных лесов осталось около 7%. Кристина до сих пор не может забыть один воскресный день в 2008 году. «Я была одна дома и услышала шум снаружи. Я вышла из дома и оказалась лицом к лицу с мужчиной в маске, который наставил на меня револьвер 38-го калибра».

Кристина до сих пор не знает, то ли ей просто повезло, то ли убийца плохо прицелился, нажимая на курок, но выстрел ее не задел. А потом словно какие-то добрые силы помогли и Хансу, когда неизвестные обстреляли его самолет, на котором он совершал облет леса на предмет обнаружения нелегальных вырубок, пожаров и незаконных посадок. «Они думали, что, если убьют нас, то борьба за лес закончится. Но все получилось иначе, теперь мы не одни, у нас много сторонников», — с гордостью заявляет Кристина.

Холод Бернского нагорья

Но вернемся к исходной точке их пути, в Бернский Оберланд, в конец 1970-х годов. Семья Хоштеттлер тихо и спокойно проживает в городе Гамбах (Gambach) что в общине Рюшегг (Rüschegg). Наверное, жизнь у них была уж слишком размеренной и скучной. Так или иначе, однажды они узнали о возможности приобрести в собственность участок земли по другую сторону Атлантического океана. «Это интересно. Надо попробовать...», — сказали они. Сказано — сделано!

При поддержке родителей они приобрели 250 гектаров земли в Парагвае, в мире, который оказался для них действительно совершенно новым. «Нам показалось, что нас унесло по времени на несколько столетий назад», — улыбается Кристина, рассказывая о том, как они прибыли в этот на вид райской уголок, лишенный какой бы то ни было инфраструктуры. В Швейцарии они жили в прохладном климате и вели монотонный образ жизни, но зато при этом у них были гарантированный комфорт и безопасность. Обо всем этом им пришлось забыть.

Кристина приехала в Парагвай в феврале 1979 года с дочерью Бригиттой на руках. Ханс эмигрировал за шесть лет до них с целью подготовить место для жизни, причем в самом буквальном смысле слова. Бывшему моряку для начала пришлось расчистить площадку в лесу для того, чтобы выстроить на ней деревянный дом для всей семьи. Умелый мастеровой, Ханс год за годом совершенствовал свое жилище, собственными руками провел электричество, выстроив для этого плотину на озере. В последующие годы он восстановил старую косилку, а потом собрал сверхлегкий самолет «Люси» — из деталей, выписанных по почте.

Джунгли Парагвая и личный рай на земле

Фото: Родриго Муньос / Rodrigo Muñoz


Кристина и Ханс Хоштеттлер и их собственный рай на земле.
Ханс Хоштеттлер (Hans Hostettler) со своим старым приятелем и собакой перед домом.
Кристина в своем рабочем кабинете.
Кристина и Ханс Хоштеттлер активно развивают экологический туризм.
Ханс Хоштеттлер в джунглях.
В Парагвае Кристина научилась делать сыр.
Ханс Хоштеттлер любит наблюдать за растениями в джунглях.
Курица — это на самом деле очень важная птица.
Личный самолет в джунглях просто необходим. 
Здешние почвы очень хороши для выращивания овощей.
Ханс все делает сам по дому: провел электричество, устроил водопровод.
Всей семьёй на прогулке.
Листья падуба парагвайского (Ílex paraguariénsis) можно заваривать и получать освежающий чай.
Фермерское хозяйство «Nueva Gambach».  


Годы борьбы

Самолет «Люси», правда, появился только в 2005 году, а до этого момента швейцарской семье пришлось пережить тяжелые месяцы и годы лишений и разочарований. Надоедливые насекомые, тропическая влажность, проблемы со здоровьем у маленькой Бригитты заставили их остро почувствовать всю свою беспомощность перед лицом властной дикой природы. Постепенно, но все-таки потом их жизнь стала приходить в норму.

Ферма начала давать молоко в товарных количествах, Кристина сама научилась делать домашний сыр, а у Бригитты появились сестра Тереза и брат Педро. Сегодня основной продукт фермы — это биологическая соя, которая дает хорошие и стабильные урожаи, так что теперь у семьи Хоштеттлеров есть достаточно времени для того, чтобы заниматься еще и защитой природы. А тот самый самолет, приобрести который им удалось при участии Всемирного фонда охраны дикой природы (WWF), стал едва ли не главной формой поддержки, получаемой ассоциацией «Pro Cosara», занимающейся проектами в деле сохранения Атлантического леса.

Созданная Хоштеттлерами в 1997 году, эта организация пытается, вместо государства, приобретать у частных владельцев земельные и лесные угодья и тем самым спасать их от гибели в результате жестокой эксплуатации. Наличие частных наделов, владельцы которых так и не сошлись с государством в продажной цене, пока еще не позволяет превратить всю эту зону площадью 73 тыс. гектаров в единый экологический парк. Альтернативой же парку является интенсивная фермерская деятельность, точнее, культивация сои. Процветают здесь так же незаконные плантации и нелегальная вырубка лесов.

Новый фронт

Целью Кристины и ее команды единомышленников является превращение ассоциации в заметного международного игрока с мощной группой поддержки и сетью контактов по всему миру. На базе ассоциации «Pro Cosara» сейчас разрабатываются и реализовываются как научно-исследовательские программы с целью изучения нынешнего состояния уникального природного заповедника, каким является Атлантический лес, так и образовательные программы в сфере экологии и технологий устойчивого развития.

Наладив работу ассоциации «Pro Cosara», Кристина вышла в феврале 2016 года из состава ее правления, оставаясь при этом членом наблюдательного совета. Сделала она это потому, что к тому моменту она открыла для себя новый фронт борьбы за сохранение местной природы, а именно, проект в области экологического туризма. Недавно, например, по линии этого проекта здесь побывали студенты из США, которым удалось описать и зарегистрировать как минимум 70 различных видов местных птиц.

Здешняя природа — это действительно настоящий рай... Но ведь и Бернское нагорье в этом смысле тоже является вполне идиллическим уголком. Так было ли решение эмигрировать из Швейцарии правильным шагом? «Это было, без сомнения, одно из лучших решений в нашей жизни», — отвечает Кристина без тени сомнения. Наряду со всеми уже упомянутыми творческими свободами в области самореализации она очень рада и тому, что их дети выросли на лоне природы, научившись понимать ее язык и уважать ее потребности.

Швейцария по-прежнему рядом

Дом, семья, ферма, фермерство, охрана природы: всего этого вполне достаточно для интересной и насыщенной жизни. Но страна, в которой они родились, по-прежнему остается рядом с ними, в их помыслах и воспоминаниях. Их дочери сегодня живут в Швейцарии, родители регулярно бывают у них в гостях. В Парагвае они принимают участие в различных мероприятиях вместе со своими соотечественниками-экспатами, а Кристина пять лет добровольно работала, помогая швейцарским пенсионерам в этом регионе и дальше получать свои пенсии.

Почти сорок лет прошло с момента их отъезда. Какой видит сегодня Кристина свою родину? «Там сейчас произошли радикальные изменения. Это больше не та Швейцария, какой я ее помню. Наши родители много лет работали бок о бок с иностранцами, те пользовались своими правами, но не пытались навязывать всем нам свою культуру. Сегодня же мне кажется, что ситуация качественно изменилась, и я опасаюсь, что Швейцария может потерять свою уникальную идентичность».

Что она может посоветовать тем, кто намеревается покинуть Швейцарию? «Перед тем, как принять окончательное решение об отъезде, стоит побывать в выбранной новой стране и прожить там хотя бы три месяца. Ведь есть люди, которые вначале отправляют контейнеры с вещами, тратят все свои сбережения и слишком поздно осознают, что выбранная ими судьба не имеет ничего общего с их мечтами и представлениями».

Сама семья Хоштеттлер, покидая Швейцарию, не стала все-таки, несмотря на весь энтузиазм молодости, забирать свое имущество. Например, их мебель еще много лет оставалась в Рюшегге, и лишь недавно они перевезли свои последние вещи в Парагвай. Уехав, они никогда не сжигали за собой все мосты. И это, наверное, правильно!