Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Взгляд за кулисы


Швейцарские политики не хотят быть профессионалами


Автор: Дженни Вурц (Jeannie Wurz)


Зал заседания Национального совета, большой палаты парламента Швейцарии, полон, потому что идут выборы состава правительства (Федерального совета).  (Keystone)

Зал заседания Национального совета, большой палаты парламента Швейцарии, полон, потому что идут выборы состава правительства (Федерального совета). 

(Keystone)

В основе системы швейцарского парламентаризма лежит так называемый «милиционный» принцип. Это означает, что депутаты парламента, избравшись в одну из палат, продолжают работать по своей прежней специальности, приезжая четыре раза в год в Берн на парламентские сессии. Считалось, что такой «непрофессиональный» парламент помогает депутатам не терять связей с реальностью. В последние годы, однако, многие из них уже посвящают политике значительную часть своего рабочего времени, упорно избегая «клейма» «профессиональный политик». Что это — попытка выдавать желаемое за действительное? Портал swissinfo.ch попытался разобраться в ситуации.

Карин Келлер-Зуттер (Karin Keller-Sutter) стоит, оперевшись о стену, в коридоре здания швейцарского парламента и что-то спокойно рассказывает журналисту. Трудно найти человека в Швейцарии, который в большей степени заслужил бы право называться «профессиональным политиком», чем эта 50-летняя женщина из кантона Санкт-Галлен. К. Келлер-Зуттер вот уже два десятилетия занимается политикой и ни чем иным.

Она была членом правительства как кантона Санкт-Галлен, так и одноименного города. Она возглавляла кантональную организацию своей партии (FDP, партия швейцарских либералов). В 2010 году она попыталась избраться в состав федерального правительства, но потерпела поражение. Зато в 2011 году К. Келлер-Зуттер уверенно прошла в малую палату федерального парламента, Совет кантонов.

И тем не менее, профессиональным политиком она себя не считает. «Это я раньше была профессиональным политиком, когда работала в правительстве кантона, потому что это была работа на полный день и я отвечала за целое министерство», — объясняет она. Теперь она трудится на неполную ставку (50-60%) в Совете кантонов и у нее есть время, чтобы работать еще и в советах директоров нескольких крупных фирм и компаний.

Томас Миндер (Thomas Minder) тоже не считает себя профессионалом. Владелец компании по производству косметических товаров, в 2006 году он запустил народную законодательную инициативу против чрезмерных зарплат топ-менеджеров и в пользу укрепления позиций акционеров. Народ Швейцарии одобрил инициативу на референдуме в 2013 году, что в одночасье сделало Т. Миндера знаменитым и в стране, и за рубежом. Человек, который «сроду не занимался политикой», сегодня уже является депутатом Совета кантонов, хоть и беспартийным.

В 2013 г., выступая в рамках транслировавшейся по телевидению торжественной церемонии «Swiss Award», он отметил, что всё это «настоящая ирония судьбы»: не являясь профессиональным политиком и никогда не стремясь стать им, он получил звание «Человек года» именно в политической номинации. «А между тем, я прежде всего предприниматель, и уже во вторую очередь депутат Совета кантонов», — подчеркнул он. Что это — лукавство или искреннее признание?

«Кухарка» у власти?

Тот факт, что и К. Келлер-Зуттер, и Т. Миндер упорно отказываются от чести получить статус профессиональных политиков, удивлять не должен. Исторической особенностью Швейцарии изначально была идея непрофессионального парламентаризма, когда законодательные органы власти как на федеральном, так и местном уровнях формируются из депутатов, работающих на общественных началах, в соответствии с так называемым «милиционным принципом». Целью было сделать так, чтобы парламентарии не превращались в недоступный и закрытый от общества политический класс.

Традиция эта продолжается и сегодня. В наши дни 46 депутатов Совета кантонов, малой палаты парламента, и 200 избранных членов Национального совета, большой палаты, занимаются политикой, так сказать, без отрыва от производства, приезжая в Берн четыре раза в год с тем, чтобы поучаствовать в очередной трёхнедельной парламентской сессии. Правда, к этому добавляется еще участие в работе многочисленных парламентских комитетов и комиссий.

В сумме получается довольное солидное количество времени, потраченное именно на политическую деятельность, и это при том, что многие из депутатов продолжают работать по своей обычной специальности. Помните фразу про «кухарку, которая сможет управлять государством»? Так вот, речь идет в данном случае именно об условной швейцарской «кухарке», а точнее, о характерной для этой страны традиции совмещать политику и работу по профессии. Но насколько такое совмещение актуально для Швейцарии сейчас?

Посмотрим, например, на известного швейцарского депутата Луци Штамма (Luzi Stamm). По своей основной профессии он юрист-адвокат. В 1991 году он, однако, оставил работу в суде ради депутатского кресла в Совете кантонов, где он представляет право-консервативную Швейцарскую народную партию SVP своего родного кантона Аргау. «Я думаю, что политика, — то, как она работает в Швейцарии, — дает нам, депутатам, много свободы и возможностей», — говорит он.

Самого себя Л. Штамм воспринимает как «почти-профессионального политика». Однако по вечерам, по выходным и в периоды между сессиями «я на 100% работаю для своих клиентов. В политике я, конечно, работаю больше, чем 40 часов в неделю, но это точно не 100-процентная ставка».

Милиционная система — это миф?

Так возможно ли работать в парламенте и одновременно еще где-то? Этот вопрос задается в Швейцарии постоянно, ведь рабочая нагрузка и сложность задач, стоящих перед депутатами, с годами только увеличиваются. Недавно этим вопросом задались и журналисты газеты «Schweiz am Sonntag».

Они провели исследование, которое показало, что 99 депутатов, согласившиеся ответить на их вопросы, уделяют своим парламентским обязанностям в среднем 29 часов в неделю, что эквивалентно работе на 70-процентную ставку. Около трети опрошенных парламентариев заявили, что у них нет другой работы за пределами политической деятельности.

С научной точки зрения вопрос постепенной «профессионализации» швейцарских парламентариев изучала недавно исследовательница из Цюрихского университета Сара Бютикофер (Sarah Bütikofer). В частности, она поставила перед собой задачу оценить количество времени, которое депутаты посвящают непосредственно политике.

Те, кто тратит на политическую деятельность треть или меньше своего рабочего времени, являются, по ее мнению, «непрофессиональными» политиками (Milizpolitiker). Те же, кто на такую деятельность выделяет две трети или более от своего рабочего времени, однозначно являются «профессионалами». Промежуточную группу в ее системе составили «полу-профессиональные политические деятели».

С. Бютикофер пришла к выводу, что в Швейцарии больше нет «милиционного» парламента, пусть даже сами депутаты активно способствуют распространению мифа о «непрофессиональном парламенте», твердо стоящем на почве реальности. «Число парламентариев в Швейцарии, работающих в сфере политики полный рабочий день, продолжает расти», — указала С. Бютикофер в интервью порталу swissinfo.ch.

Зарплата и ротация кадров

Во многих профессиях определение любительской или профессиональной деятельности зависит от размера получаемой заработной платы. По данным парламентской базы данных «Curia Vista», в 2013 году члены Совета кантонов в среднем получали около 138 тыс. франков (около 5,5 млн рублей) в год, а зарплата депутатов Национального совета составила примерно 156 тыс. франков (более 6 млн рублей) в год. По швейцарским меркам это хорошая зарплата, позволяющая жить довольно неплохо.

«В последние 10 лет заработная плата парламентариев выросла очень заметно, что сделало политическую карьеру куда более привлекательной, чем раньше. Понятно, что для многих это становится дополнительным стимулом полностью посвятить себя именно политике и ничему больше», — говорит С. Бютикофер.

Не случайно, что ротация кадров в федеральном парламенте Швейцарии находится на относительно низком уровне. За время, прошедшее с момента последних парламентских выборов в 2011 году, в добровольную отставку ушли лишь 24 из 246 депутатов обеих палат парламента, что составляет только 9,7% от общей их численности. И лишь только десять депутатов планируют не выдвигать свою кандидатуру в новый состав парламента, который будет определен на выборах в конце в 2015 года.

Повышение квалификации для политиков

В 2014 году исследование Антуанетты Фэ Видмер (Antoinette Feh Widmer) из Института политологии при университете Берна показало, что ротация кадров среди кантональных парламентариев в период с 1990 по 2012 гг. увеличилась на 50%. Этим кантональные парламенты качественно отличаются от федерального. 

Самой высокой ротация была в парламенте кантона Женева (69%), самой низкой – в кантоне Аппенцелль-внутренний (29%). Одним из результатов этого стала необходимость вовлечения большего количества новых членов в политический процесс.

В сентябре 2014 года депутаты Бернского городского парламента Михаэль Дафинофф (Michael Daphinoff) и Курт Хирсбруннер (Kurt Hirsbrunner) выступили с требованием, чтобы все вновь избранные парламентарии обязательно проходили однодневный образовательный курс, посвященный тонкостям парламентских процедур.

Они также призвали городской парламент организовывать регулярные курсы повышения квалификации в сфере политики. По их словам, в парламенте будет меньше времени потрачено впустую, если все парламентарии будут знать, какова их сфера компетенции, какова последовательность процедур и как запускать народные инициативы.

Хорошо ли быть профессиональным политиком?

«Я бы не сказал, что это плохо», — размышляет вслух Бастьен Жиро (Bastien Girod), член фракции «Зелёных» в Национальном совете. «Однако, с моей точки зрения, свои очевидные преимущества имеет и статус непрофессионального политика». Жиро ведет исследовательскую работу после защиты докторской диссертации в Высшей технической школе Цюриха (ETH Zürich). «Имея возможность соединять политику и науку, я могу независимо формировать собственное мнение, в то время как профессиональные политические деятели часто зависят от мнения других экспертов».

Карин Келлер-Зуттер полностью с ним согласна. «Я думаю, что возможность совмещать политику и другую работу является решающим преимуществом швейцарской системы. Ведь таким образом депутаты получают опыт практической деятельности. Они могут полностью погрузиться в ту или иную проблематику, они лично осведомлены об актуальных проблемах общества и бизнеса. А если вы являетесь только членом парламента, то порой вы уже просто не видите реальной жизни. И у вас, в лучшем случае, есть только смутное представление о том, что же это такое - реальная жизнь».

Обычный парень или признанный специалист?

Депутат Жаклин Фер (Jacqueline Fehr) от Социал-демократической партии считает, что всякий труд должен быть оплачен, в том числе и политический. В декабре 2013 года она выдвинула парламентскую инициативу, в центре которой стоит требование дать депутатам дополнительные финансовые возможности для повышения собственной квалификации и для получения образования. Одной из таких возможностей мог бы стать кредит на особенно выгодных условиях.

По ее мнению, политики обладают порой уникальными практическими знаниями, например, в таких сферах, как здравоохранение или образование. Они умеют, кроме того, вести переговоры, создавать коалиции, налаживать контакты и поддерживать связи с общественностью. Но у них иногда совсем нет времени для формального обучения.

«После окончания политической карьеры депутаты оказываются на рынке труда без необходимых дипломов», — говорит Ж. Фер. «Моя идея заключается в том, чтобы депутат или политик мог официально подтвердить и как бы „зачесть“ все свои наколенные навыки и знания, получив соответствующие квалификационные документы. Нужно, чтобы общество признало ценность такой профессии, как политик».

Однако термин «профессиональный политик» имеет в наше время не самую позитивную окраску. «Если вы хотите поговорить с профессиональным политиком, то это не ко мне. Я обычный парень, который просто говорит начистоту всё, как оно есть», — подчеркнул недавно в одной из британских интернет-газет член Европарламента Билл Этеридж (Bill Etheridge). 


Перевод с английского и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch



Гиперссылки

×