Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Гражданский контроль


Забытые шпионские скандалы Швейцарии


Автор: Саймон Бредли (Simon Bradley)


Около 35 тыс. человек вышли 3 марта 1990 года на центральную площадь Берна с протестом против «произвола полицейского государства». (Keystone)

Около 35 тыс. человек вышли 3 марта 1990 года на центральную площадь Берна с протестом против «произвола полицейского государства».

(Keystone)

В то время как весь мир громко возмущается в связи с разоблачениями застрявшего в Москве Эдварда Сноудена, общественность Швейцарии сохраняет спокойствие и занимается другими важными делами, например, миграцией. А между тем похожие скандалы бывали и в швейцарской истории. Ровно 25 лет назад страну потряс так называемый «картотечный скандал» («Fichenskandal»), связанный с сомнительной практикой швейцарских спецслужб, шпионивших за собственными гражданами.

«Швейцарская «охранка» следила за мной 14 лет подряд. А когда я, наконец, получил право заглянуть в мое „дело“, которое состояло из целого множества специальных учетных карточек (на швейцарском немецком они называются „Fichen“ — прим. ред.) то я просто не знал, что мне делать, то ли плакать от злости, то ли смеяться, настолько абсурдно все это выглядело». Швейцарский журналист Жан-Мишель Берту (Jean-Michel Berthoud) все еще хранит свое дело. Он говорит, это ему сувенир на память. И он такой не один. Только в период с 1973 по 1987 гг. под прицел швейцарских спецслужб попали сотни тысяч человек и отдельных организаций.

Сегодня на свет выходят все новые и новые сведения о том, как в период холодной войны Швейцария готовилась отражать «нашествие с востока»: минирование мостов через Рейн, создание «схронов» с оружием и продовольствием на случай ведения партизанской войны в период возможной оккупации, вооруженные силы численностью в 600 тыс. солдат. На этом фоне факт всеобъемлющей слежки спецслужб превращается в логичный элемент огромного паззла.

Однако 25 лет назад, когда «картотечный скандал» стал достоянием гласности, ничего этого известно не было. Известие о том, что швейцарская разведка систематически собирала информацию о гражданах, подозревавшихся в «нешвейцарском поведении» («unschweizerisches Verhalten») уж очень резко диссонировала с начавшимися в Европе демократическими переменами и с представлением о швейцарской демократии как о «наилучшей из всех возможных» форм правления.

«Доносы писали собственные соседи»

Жан-Мишель Берту проходил в то время производственную практику в швейцарском национальном агентстве новостей «Schweizerische Depeschenagentur» («SDA»). Однако за его спиной, не ставя молодого журналиста в известность, директор агентства при поддержке нескольких «сознательных» коллег активно собирал информацию о нем, а, накопив ее на целое «дело», передал дальше в распоряжение «компетентных органов».

Причиной столь пристального интереса было членство Жана-Мишеля в «Революционной Марксистской Лиге» («Revolutionäre marxistische Liga»), крайне левой организации троцкистской окраски. После тщательной проверки всех материалов, «органы» приняли решение изгнать его из агентства. Так Ж.-М. Берту потерял свою работу в «SDA», хотя на его профессиональной карьере это отразилось не самым худшим образом. В дальнейшем стал успешным журналистом, сотрудничавшим со многими авторитетными швейцарскими СМИ, включая и портал swissinfo.ch.

«Неудивительно, что на меня завели „дело“. Каждый, кто в то время исповедовал левые идеи, рано или поздно попадал под прицел спецслужб», — говорит сегодня Жан-Мишель. Но есть одно обстоятельство, которое оставило в его душе до сих пор так до конца и не зажившую рану. Ведь доносы в полицию на него писали не только коллеги по работе, но даже собственные соседи. «Я тогда снимал квартиру у семьи одного архитектора, и мы часто болтали с ними на кухне о разных вещах, и о политике тоже. Все эти разговоры были точно записаны и оказались потом в распоряжении правоохранительных органов».

Обстоятельства, которые потом вошли в историю в качестве грандиозного «картотечного скандала» («Fichenskandal»), были обнародованы в 1989 г. после отставки тогдашней министра юстиции и полиции Швейцарии Элизабет Копп (Elisabeth Kopp). Славная история женщины, впервые в истории страны избранной в состав федерального правительства, закончилась ее досадным изгнанием с высот политики после того, как выяснилось, что она, через своего мужа, предупредила одну коммерческую компанию, в которой ее супруг занимал пост вице-президента, о готовящемся против фирмы следствии.

По факту данной утечки парламент принял решение учредить специальную «Следственную парламентскую комиссию» («PUK»). Уже одно это решение говорило о том, что вопрос, которым предстояло заняться парламентариям, выходит за рамки обычного скандала, ведь за всю историю страны такие комиссии назначались всего несколько раз. И в самом деле, на сей раз дело об утечке информации из Департамента (министерства) юстиции быстро переросло в расследование деятельности швейцарских спецслужб как таковых.

Воплощенная антиутопия

Через две недели после исторического падения Берлинской Стены, 24 ноября 1989 года, парламентская комиссия представила 243-страничный доклад с итогами своей работы, которые просто потрясли воображение швейцарцев своими масштабами. Привыкшие считать, что Швейцарии последнее слово всегда вроде бы принадлежит народу, они вдруг столкнулись с фактами, словно взятыми из знаменитой антиутопии Оруэлла «1984». Так, оказалось, что начиная с 1901 года «заботами» кантональных органов полиции, а также швейцарской контрразведки были охвачены в сумме 900 тыс. человек, то есть каждый 20-й швейцарец и каждый третий проживавший в стране иностранец.

Вся собранная информация была тщательно каталогизирована и складирована в Берне в здании Федеральной прокуратуры (Bundesanwaltschaft). Сначала основные усилия составителей этой «библиотеки» были сосредоточены на швейцарских сторонниках национал-социализма (1930-е годы). Потом, в 1950-1970-х гг., акцент был перенесен на левых активистов и «красных симпатизантов», склонных «с пониманием» относиться к политике Москвы, а также на профсоюзных деятелей, сторонников независимости региона Юра, феминисток, иностранцев, и даже на федеральных чиновников, по тем или иным причинам «не вызывавших доверия».

Масштабы слежки по швейцарским меркам были просто гигантскими. Конечно, не все те, кто был под наблюдением спецслужб, попали в такую ситуацию беспричинно. Но что особенно возмутило общественность, так это огромное количество безобидных и банальных обывателей, привлекших к себе внимание контрразведки по самым, казалось бы, смехотворным причинам. Любой, кто показался человеком, ведущим себя «не по-швейцарски», рисковал стать объектом шпионажа. Для этого достаточно было стать участником демонстрации против строительства очередной АЭС, съездить в страну «восточного блока» или даже купить книгу «сомнительного» содержания.

Как говорит Ж.-М. Берту, следили и за его матерью, хотя она вообще никогда, как говорится, «не состояла» и «не участвовала». «Но у нее тогда был близкий приятель, по профессии мясник, а по политическим воззрениям — сторонник правых идей. Именно он-то и сообщил в полицию о том, что моя мать однажды была участницей демонстрации против диктатуры Пиночета», — рассказывает он.

Разгневанные граждане на улицах города

В начале марта 1990 года на улицах Берна состоялся мощный митинг, в котором приняли участие около 35 тысяч человек. Участники демонстрации требовали немедленно распустить «охранку» («Schnüffelpolizei»), обнародовать все накопленные ей «дела» и учредить еще одну парламентскую комиссию с целью анализа собранной спецслужбами информации. Параллельно в Швейцарии в кратчайшее время было подано более 300 тысяч ходатайств от лиц, требовавших предоставить им право ознакомиться с собственными «делами».

Вторая парламентская комиссия, просмотрев эти дела, пришла к выводу, что значительная часть досье была собрана без каких-либо законных оснований. Незаконно была создана и «подпольная армия P-26», рассчитанная на партизанскую борьбу в случае оккупации Швейцарии «красными», равно как не имела никакого права на существование и рожденная в сотрудничестве с Великобританией специальная служба «P-27». Скандал был столь велик и фундаментален, что «оргвыводы», которые последовали вскоре, были тоже более чем радикальными. Серьезной реорганизации подверглись как швейцарский Минюст, так и вся система швейцарских спецслужб.

Мнение Петера Нубера

Один из главных критических пунктов итогового доклада «Следственной парламентской комиссии» 1989 года касался отсутствия в то время документов, регламентирующих деятельность швейцарского федерального Ведомства полиции по сбору персональной информации. Не было создано и соответствующих надзорных органов.

Критике подверглась также политическая «однобокость» швейцарского политического сыска, слишком уж сконцентрировавшегося на «левом» политическом спектре, а также «незначительные факты» и «бездоказательные подозрения», на основе которых спецслужбами часто заводились «дела».

В недавнем интервью агентству «SDA» тогдашний глава Федерального ведомства полиции Петер Нубер (Peter Huber) отверг многие обвинения, перечисленные в этом докладе. По его словам, такая практика имела в те годы «скорее контрольный и превентивный, но никак не карательный характер», и что «как раз на этот аспект контрразведывательной информационной деятельности общественность обращала внимание в недостаточной степени». Кроме того, в «этих делах содержалась не только «сомнительная» информация, но также и данные объясняющего и даже «оправдательного» характера».

«Доклад парламентской комиссии мне показался тогда предвзятым и тенденциозным», — подчеркнул далее П. Хубер. «Особенно нас коробили материалы прессы, в которых наши методы ставились на одну доску с методами „штази“, тайной полиции в ГДР. Слова же тогдашнего главы парламентской комиссии Морица Лойенбергера (Moritz Leuenberger) о том, что „истинные враги государства сидят не где-нибудь, а именно в Федеральной прокуратуре“, уже очевидным образом выходили за рамки элементарной человеческой порядочности».

Многие граждане, правда, считали, что все эти меры совершенно недостаточны. Воспользовавшись правами прямой демократии, они запустили народную законодательную инициативу «S.o.S. — Schweiz ohne Schnüffelpolizei» («С.О.С — Страна, Откажись от Слежки»). Очередь до нее дошла в 1998 году. К этому времени страсти вокруг «картотечного скандала» давно уже улеглись и народ отверг инициативу большинством в 75,4% голосов. Впрочем, этот результат вовсе не означал провала процесса реформирования швейцарской системы «государственной безопасности». Напротив, в обществе и в госаппарате усилилось понимание необходимости иметь действенный гражданский и парламентский контроль над работой спецслужб.

В середине 1990-х гг. все собранные спецслужбами за прошедшее столетие досье были переданы в Федеральный архив (Bundesarchiv). На их основе был создан компьютерный банк данных «ISIS» («Staatsschutzinformationssystem» — «Информационная система по вопросам обеспечения государственной безопасности»), находящейся под строгим и постоянным контролем «Контрольно-ревизионной парламентской делегации» («Geschäftsprüfungsdelegation» — «GPDel»), специальной структуры, созданной для осуществления задач гражданского контроля за деятельностью спецслужб.

Насколько эффективно работает эта «Делегация» показал новый, хотя уже и не такой грандиозный, скандал, в результате которого в 2010 году выяснилось, что спецслужбы опять принялись за свое и накопили свыше 200 тыс. дел в отношении лиц, которые «в теории могли бы» представлять «опасность для интересов государства». Дела эти касались, в основном иностранцев, преступивших швейцарский закон. В этом отношении согласие швейцарцев с народной законодательной инициативой «О высылке иностранцев, совершивших тяжкие преступления», становится более понятным.

«Лучше меньше, да лучше»

В недавнем интервью газете «Neue Zürcher Zeitung» нынешний глава федеральной разведывательной службы «NDB» Маркус Зайлер (Markus Seiler) указал, что в настоящее время в банке данных «ISIS» находится не более 60 тыс. персональных дел. Он подчеркнул, что в современных условиях спецслужбы руководствуются известным принципом «лучше меньше, да лучше».

Их деятельность оценивается теперь не по количеству заведенных дел, а по их важности и по качеству следственной и контрразведывательной работы, не говоря уже о том, что «сегодня Швейцария держит мировой рекорд по количеству лиц и структур, так или иначе осуществляющих контроль и надзор за деятельностью разведки».

К числу этих структур и лиц, кроме уже упомянутой «Контрольно-ревизионной парламентской делегации», принадлежат Надзорная комиссия Минобороны и Уполномоченный федерального правительства по вопросам защиты информации и персональных данных Ханспетер Тюр (Hanspeter Thür), который, кстати, в свое время, сам находился под наблюдением в качестве одного из основателей швейцарской «Партии Зелёных».

По его данным, в настоящее время спецслужбы страны серьезно притормозили свою деятельность по сбору и обработке персональных данных «неблагонадежных лиц», делая акцент на действительно важных делах и проблемах. Массовое наблюдение за гражданами при помощи интернета или на основе данных из мобильных телефонных сетей по примеру британских, американских или российских спецслужб «в Швейцарии просто немыслимо», — отмечает он. Впрочем, Х.Тюр подчеркивает, что, по иронии судьбы, граждане часто сами выкладывают в сеть очень личные и даже интимные данные.

«Социальные сети полны такой информацией, и люди даже гордятся этим. Спецслужбам теперь не надо даже шпионить и заглядывать в замочную скважину — невероятные объемы информации просто-таки валяются у них под ногами».

Другие времена?

«Четверть века спустя после „картотечного скандала“ Швейцария живет в качественно иное время», — признает Ж.-М. Берту. «Холодная война закончилась, и теперь каждый, кто придерживается левых взглядов, уже не считается автоматически потенциальным „врагом народа“. Перед спецслужбами стоят сегодня куда более сложные задачи, например, борьба с терроризмом. Однако проблема остается. Какие права и полномочия может иметь государство в области сбора разведывательной информации, и в какой степени оно может для этого ограничивать гражданские права?»

Все еще находясь под впечатлением «шпионских скандалов» прошлого, парламент в последние годы несколько раз отказывался предоставлять швейцарским спецслужбам дополнительные следственные полномочия. Однако сейчас в Швейцарии обсуждается новая редакция Федерального Закона «Об органах федеральной разведывательной службы в Швейцарской Конфедерации» («Nachrichtendienstgesetz»), и ситуация может измениться радикальным образом.

Так, сейчас швейцарский парламент обсуждает возможность предоставить-таки спецслужбам дополнительные полномочия для прослушивания телефонных разговоров и помещений, а также для применения компьютерных разведывательных «программ-троянов». На новую законодательную базу должно быть поставлено использование в разведывательных целях и самолетов-«беспилотников» («БПЛА»).

Поэтому вопрос адекватных надзорно-контрольных механизмов снова стал сейчас в Швейцарии темой оживленных общественных дебатов. «Новая редакция закона «Об органах федеральной разведывательной службы в Швейцарской Конфедерации» предусматривает качественное расширение спектра новейших технических средств разведки, находящихся в распоряжении спецслужб. Мы должны обязательно предусмотреть наличие эффективных контрольных механизмов, которые делали бы невозможными злоупотребления этими средствами», — с обеспокоенностью указывает Х.Тюр.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×