Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Международные отношения


Дидье Буркхальтер: «Нужны новые дипломаты, умеющие говорить с Россией»


Автор: Людмила Клот, г. Женева


Министр иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтер способен говорить о кризисе в Украине начиная с любого места и давая разумные ответы на конкретные вопросы.  (swissinfo.ch)

Министр иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтер способен говорить о кризисе в Украине начиная с любого места и давая разумные ответы на конкретные вопросы. 

(swissinfo.ch)

В женевском Университете состоялась конференция «Россия — Европа: пути выхода из кризиса». Участие в ней приняли швейцарские, французские и российские политики, эксперты и деятели культуры. Больше всего это масштабное мероприятие напоминало попытку выяснить температуру отношений России и Запада сразу несколькими термометрами с нанесенными на них разными шкалами измерения.

Поводом к организации Конференции стала новая образовательная программа «Geneva Global», разработанная совместно университетами Лозанны, Женевы и Высшей политехнической школой Лозанны (EPFL). Возглавил её известный в Швейцарии специалист по России Эрик Хёсли (Eric Hoesli). «Программа позволит швейцарским студентам познакомиться с разными регионами мира и приобрести ценный практический опыт», — пояснил порталу swissinfo ректор Женевского университета Ив Флюкигер (Yves Flückiger). В дальнейшем эти исследования могут быть распространены на Африку, Азию, Средний Восток. Но самым первым направлением станет Россия!

«Программа сейчас находится в стадии разработки». Об этом в кулуарах конференции swissinfo рассказала Вера Михалева, одна из участниц команды организаторов и разработчиков программы. «Студенты смогут начать учиться уже в 2016 году. К примеру, одной из интересных возможностей для студентов-магистров EPFL станет стажировка на российском Севере».

И тут на ум невольно приходит шутка о том, что самый большой спрос на специалистов по России на Западе случился во времена холодной войны. Впрочем, на самом деле это никакая не шутка, а реальная проблема.

Вожди на Мавзолее

После распада СССР на Западе были убеждены, что «советология» или «кремленология» больше никому не нужна, поскольку, как предполагалось, Россия отправится магистральным путем западной цивилизации и пытаться угадывать ее курс путем анализа порядка расстановки вождей на трибуне Мавзолея больше никому не понадобится. В связи с этим западные университеты, фонды и НИИ стали экономить — прежде всего на изучении восточной Европы. За ними последовала и пресса, резко сократив свою корреспондентскую сеть в странах постсоветского пространства.

Прошло четверть века, и стало ясно, что что-то «пошло не так», но достаточного числа молодых специалистов, владеющих языком, разбирающихся в исторических и социально-экономических особенностях стран бывшего СССР, и в силу этого способных понять логику того, что происходит внутри России, и, соответственно, логику ее действий на международной арене, на Западе не оказалось. При этом, вроде бы, недостатка в контактах сейчас нет. Любой россиянин способен при желании сесть в самолет и отправиться в Европу. Тоже самое может сделать и любой европеец — прилететь в Москву, Киев или Ташкент.

А если взять конкретно отношения России и Швейцарии, то они всегда были замечательными, даже в период самых серьезных испытаний — вспомним только лето 2002 года и авиакатастрофу над Юберлингеном, а затем и дело Виталия Калоева, который, а об этом все уже как-то забыли, приехал в Швейцарию и убил одного из авиадиспетчеров компании «Скайгайд». В 2014 году Берн и Москва торжественно отметили 200-летие установления дипломатических отношений. Нет недостатка и в совместных научных, культурных, экономических программах.

Швейцарский бизнес уверенно ощущает себя в России, а культура Швейцарии пользуется у россиян заслуженной репутацией «культуры для гурманов». При этом то, как функционирует страна-партнер, практически никто не понимал и не понимает до сих пор. Политические особенности, как правило, всегда выносились за скобки во имя того самого компромисса, которому, кстати, такое большое значение придается в швейцарской политике, и до поры до времени это не было проблемой. Но сегодня такое положение уже не может считаться удовлетворительным.

Поэтому факт запуска ведущими университетами и вузами Швейцарии такой образовательной программы, как «Geneva Global», не может быть случайным явлением. Не случайным является и факт проведения конференции «Россия - Европа: пути выхода из кризиса», хотя как раз это мероприятие и показало всю ограниченность старого «дискурса», в рамках которого партнеры смотрят друг на друга как бы «одним глазом». Так, участники конференции, словно сговорившись, решили не произносить слово «санкции», то есть, перефразируя старый анекдот, «санкции есть, а слова такого нет».

Поэтому, по большому счету, спикеры и участники конференции использовали предоставленную им трибуну для того, чтобы озвучить свою точку зрения, а не с тем, чтобы, как это обычно происходит на научных конференциях, предложить ее в качестве объекта критического анализа. Такой точкой зрения, например, было выступление Постпреда России при ООН и других международных организациях в Женеве Алексея Бородавкина, который начал свою речь с приветствия от Сергея Лаврова, а потом открыто намекнул, что искать того, кому, якобы, выгоден нынешний российско-европейский кризис, явно следует не в этом зале:

«Я не сторонник теории заговоров, но может быть есть смысл рассмотреть, кому выгоден кризис в отношениях между Россией и Европой. Ведь нельзя избавиться от ощущения, что нас в него втянули по старой как мир схеме «разделяй и властвуй». После этого он призвал Европу «объединиться с Россией в борьбе с угрозой терроризма и для разрушения игиловского проекта, так называемого халифата, дискредитирующего ислам, одну из величайших религий мира». Думается, что одних только «ощущений» здесь точно недостаточно, необходимо научное знание о своем партнере, а вот как раз его-то и не хватает как России, так и Европе.

От украинского кризиса к общеевропейскому

«Украинский кризис перерос в глобальный кризис политики и безопасности, главными действующими лицами которого стали Европейский союз и Россия», — очертили проблематику Конференции ее организаторы уже в приглашении. Кто же в Швейцарии сейчас является лучшим специалистом по украинскому кризису? Как ни удивительно, один из них работает на высшем уровне, это был открывший Конференцию Дидье Буркхальтер, министр иностранных дел Конфедерации, который в 2014 году, в должности председателя ОБСЕ, как раз и занимался, главным образом, украинским конфликтом.

«У кризиса вокруг Украины глубокие корни и серьезные основания, тем не менее, международное сообщество было застигнуто им врасплох», — признал министр, подтвердив то, о чем и уже упоминалось, а именно, на отсутствие в Европе и мире адекватной научной экспертизы всего того, что связано с последними 25-ю годами истории постсоветского пространства. А вот министр-практик в деталях помнит, что и когда происходило, и способен говорить о недавних драматических событиях начиная с любого места и давая разумные ответы на конкретные вопросы.

Только вот не всем эти ответы могут понравиться, с учетом того, что министр все-таки не ученый, а человек, ведущий «реальную политику». И именно поэтому в одной фразе у него могли сочетаться и «аннексия Крыма», и пожелание «учитывать интересы России, чего Европа, к сожалению, долгое время не делала». Такая всеохватывающая, «надмирная» позиция Швейцарии многих раздражает. Куда удобнее было бы видеть ее по одну сторону от линии, разделяющей «своих и чужих», страной, однозначно поддерживающей ту или иную позицию.

«Но ведь в Швейцарии политика внешняя или внутренняя — это всегда диалог, обмен, стремление выслушать своего визави, такова наша политическая культура, вписанная в общую национальную культуру», — указал министр, проведя затем небольшой экскурс в собственное прошлое. «Сорок лет назад я был молодым, играл в футбол... и мечтал стать репортером. В эту эпоху в Женеве работало немало дипломатов, которые интересовались Россией, хорошо знали Россию и умели вести с ней переговоры. Объективно говоря, это умение сейчас утрачено. Нужны новые дипломаты, умеющие говорить с Россией. Речь не идет о том, чтобы признать (правомерность ее действий, — прим. ред), но чтобы понять их причины».

Что ж, каждый, кто хоть немного знаком со швейцарской политикой, подтвердит, что министры в этой стране находятся на своих постах не вечно, и однажды швейцарским МИД будет руководить другой человек, а у Дидье Буркхальтера появится время прочитать пару лекций студентам Женевского университета. На чем бы он мог сфокусироваться?

Ну, например, на необходимости искать общий язык с Россией, который помог бы той же ОБСЕ донести до Москвы, насколько важны мирные межгосударственные взаимоотношения в регионе ответственности этой организации. С другой стороны без понимания того, какие фундаментальные структуры и закономерности лежат в основе действий и поступков России на международной арене, мир так и не поймет, каковы причины конфликтов, которые в последние десять лет с пугающей регулярностью вспыхивали по периметру российских границ, начиная от Приднестровья, продолжая Грузией и заканчивая Украиной.

«Многие эти конфликты длятся уже годы, некоторые перешли в разряд замороженных», — констатировал швейцарский министр иностранных дел. «Швейцарская дипломатия работает в мире, полном кризисов. И она очень востребована. Мир стал более жестким, в нем стало больше насилия, вооруженных конфликтов, и это влияет и на все наше общество. Швейцарцы будут в большей безопасности, если швейцарская дипломатия сделает этот мир лучше», — уверен Д. Буркхальтер.

Прагматичный голос и благие намерения

Интригой конференции было то, что вслед за выступлением нынешнего министра иностранных дел в программе стояло выступление предыдущего. Такой расклад словно подталкивал к мысли: то, что по дипломатическим соображениям не произнесет министр «при исполнении», вполне может озвучить политическая фигура со сходным опытом, но более свободная в высказываниях.

Предшественница Дидье Буркхальтера на этом посту, Мишлин Кальми-Ре, сегодня — также в числе преподавателей Университета Женевы — прекрасно подготовилась к выступлению. Ровно за день до него в ведущей франкоязычной газете страны «Le Temps», под скромной рубрикой «Мнения» было опубликовано ее письмо, озаглавленное «В интересах Европы и России сделать свои отношения более мирными». Напомним, что если «конек» Дидье Буркхальтера — это российско-украинский кризис, то годы работы Мишлин Кальми-Ре (с 2003 по 2011 гг.) прошли под знаком так называемого «активного нейтралитета».

«Я лично придерживаюсь мнения, что мы должны задуматься над интеграцией России и бывших стран СССР в систему коллективной безопасности на европейском уровне. Но, как видно, в рамках ОБСЕ этот процесс был, возможно, преждевременным...», — отметила она. Поэтому «более прагматичным, хотя и менее амбициозным подходом», с точки зрения Мишлин Кальми-Ре, было бы просто «улучшить двусторонние отношения между Россией и Европой».

В качестве примера она привела свою родную Швейцарию, которая, хоть и не член ЕС, но связана с ним «целым комплексом билатеральных (двусторонних) соглашений, которые охватывают все основные сферы кооперации, от торговли до безопасности и окружающей среды». Что касается кризиса в Украине, то такой этот метод тоже мог бы включать в себя «совместную работу над возможными «билатеральными» соглашениями с Россией, а также над поиском решений общих проблем».

В теории все это звучит неплохо, правда, здесь нужно не забывать, что в свое время Россия и ЕС уже формулировали так называемые «Дорожные карты четырех общих пространств», которые были утверждены на саммите Россия-ЕС в Москве 10 мая 2005 года. Что от них осталось и была ли эта программа реализована? Это большой вопрос. Одним словом, швейцарская сторона считает, что плохой мир в любом случае лучше доброй ссоры, и что совместная работа над пусть даже небольшим проектом в узкой сфере шире открывает дверь для дальнейшего сотрудничества и в других областях.

«Я верю в неизбежное улучшение отношений России и Европы. Потому что альтернативы этому нет», — полагает Мишлин Кальми-Ре. И это правильно. Но сначала все, и европейцы, и россияне, и швейцарцы должны отправиться на студенческую скамью, чтобы наконец, на новом витке истории, научиться заново понимать друг друга. Россиянам предстоит понять, что такое прямая демократия и почему Швейцарии не нужен сильный президент, а европейцам и швейцарцам: в чем заключается российское «понимание демократии». В противном случае они и дальше будут вести диалог глухих, довольствуясь малым. А ведь история требует от нас, как известно, быть реалистами и пытаться добиваться невозможного. Программа «Geneva Global» могла бы стать замечательным началом нового процесса взаимного познания.

Конференция

Конференция «Россия-Европа: пути выхода из кризиса» прошла в Женевском Университете 10 декабря 2015 года. Рассчитанная на один день, она состояла их трех панельных дискуссий.

Первая касалась причин кризиса между Россией и ЕС, вторая – последствий этого кризиса, третья – возможных путей выхода из кризиса.

Осуществлялся синхронный перевод на русский и французский языки. Среди выступивших был, в частности, директор Института Европы РАН Алексей Громыко.

Поделились своими взглядами один действующий министр иностранных дел, швейцарец Дидье Буркхальтер, и два бывших: Мишлин Кальми-Ре от Швейцарии и Адам Ротфельд – от Польши.

Затем состоялась дискуссия писателей Виктора Ерофеев и Оливье Ролена, в роли ведущего выступил швейцарский журналист и специалист по России Эрик Хёсли. 

Изучение Швейцарии в России

В Москве при Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) существует Российско-швейцарский учебно-научный центр (РШУНЦ). Руководит им канд. филологических наук, заместитель директора кафедры Германской филологии РГГУ Наталья Кемпер-Бакши.

В РШУНЦ всего три группы студентов: первый курс историко-филологов, а также 3 и 4 курсы студентов нового факультета Международных отношений и зарубежного регионоведения. Всего 25 студентов.

В рамках факультета Международных отношений Швейцария рассматривается как часть Альпийского региона. Регионоведение — это попытка уйти от страноведения в сторону более сложных интернациональных взаимосвязей.

К Швейцарии применяется комплексный подход, то есть рассматривается экономика, политика внешняя и внутренняя, социальные отношения, культура и история страны.

Со РШУНЦ активно сотрудничает посольство Швейцарии. В следующем семестре будет прочитан цикл из 8 лекций представителями различных отделов посольства.

Что касается историко-филологического направления, то здесь Швейцария преподается как часть германистики с упором на историю и литературу страны.

×