Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Миротворчество


ООН: последний довод миротворца


Автор: Фредерик Бюрнан, г. Женева.


Историческое здание ООН в Женеве, бывшая штаб-квартира Лиги Наций. (AFP)

Историческое здание ООН в Женеве, бывшая штаб-квартира Лиги Наций.

(AFP)

Ее регулярно упрекают в неэффективности, однако ООН остается пока единственным инструментом обеспечения глобальной безопасности, особенно сейчас, когда мир столкнулся с эскалацией войны в Сирии.

К созданию ООН, как известно, привели ужасы Второй мировой войны и полное банкротство Лиги Наций, организации, предшествовавшей ООН. Нынешний международный кризис вокруг Сирии вновь напоминает нам о центральном значении Организации Объединенных наций.

Будь то Вашингтон или Париж, которые стремятся силовым способом наказать режим в Дамаске, или будь то Москва или Пекин, всегда защищавшие Ассада, все они, так или иначе, в конечном итоге обращаются к ООН как к последнему способу получить легитимную базу для своих действий.

Россия и Китай предпочитают строго придерживаться жестких условий, установленных Советом Безопасности для принятия решения о применении военной силы. Марсело Коэн (Marcelo Kohen), профессор международного права «Женевского института международных отношений и развития» («IHEID»), поясняет: «Эту позицию поддерживают многие страны в Европе, в Латинской Америке, в Азии и Африке. Однако другой лагерь, условно называемый западным, апеллирует к праву, основанному на ответственности за защиту гражданского населения, которое также основывается на резолюции Генеральной ассамблеи ООН».

Реформа СБ ООН

Уже многие годы различные государства, в том числе и Швейцария, требуют реформировать Совет безопасности ООН, чей состав не отвечает раскладу сил в 21 веке.

Необходимо расширить круг постоянных членов СБ и учитывать мнение развивающихся стран, таких, как Индия, Бразилия, вплоть до Южной Африки или Нигерии.

Однако пять постоянных членов СБ ООН (Франция, Великобритания, США, Китай и Россия) не готовы разделить еще с кем-то свое драгоценное право вето.

Швейцарская дипломатия работает сейчас над тремя вопросами, которые посол Александр Фазель письменно резюмировал в своих ответах на вопросы swissinfo. ch:

1. Реформа методов работы СБ ООН. Швейцария твердо привержена улучшению методов работы Совета Безопасности ООН. В рамках запуска в мае 2013 межрегиональной группы «ACT» («Подотчетность, Последовательность, Прозрачность») она укрепила свои лидирующие позиции в этой области. Эта группа была создана в Швейцарией вместе с двумя десятками других государств. Она требует от Совета Безопасности большей подотчетности, последовательности и прозрачности путем более тесного сотрудничества СБ ООН с другими структурами этой организации.

2. Санкции. В сотрудничестве с группой стран со сходными позициями, Швейцария много лет, в контексте целенаправленных санкций Совета Безопасности, выступает за то, чтобы лучше защищались процессуальные права граждан, ставших объектами санкций. Среди наибольших достижений введенная в 2009 году должность омбудсмена, к которому могут обращаться физические или юридические лица, которые считают, что их попадание под санкции произошло неоправданно.

3. Борьба с правовой безнаказанностью. В январе 2013 года Швейцария передала в СБ ООН подписанную 57-ю государствами декларацию, в которой Совет Безопасности призывается передать рассмотрение положения в Сирии в руки Международного уголовного суда («ICC»). После недавней информации о применении в Сирии химического оружия это требование стало только еще более неотложным и актуальным.

Его коллега Дэвид Сильван (David Sylvan), профессор международных отношений и политических наук в «IHEID» указывает на одну сложность.

«Американская дипломатия настаивает на ответственности за защиту. Но проблема в том, что эта концепция в международном праве существует в виде гораздо более размытом, особенно по сравнению с таким четким документом, как резолюция Совета безопасности, основанная на Уставе ООН, в частности, на ст. 7, речь в которой идет о возможных действиях в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии.

Во время дебатов о возможности нанести удар по режиму Дамаска мне не довелось услышать ни одного американского члена парламента, который упоминал бы международное право или ООН, кроме как для того, чтобы напомнить о „русской блокаде“ в Совете безопасности».

Конец «американского империализма»?

Предложив нейтрализовать арсеналы химического оружия, находящиеся в руках режима Асада, Москва сдвинула возможную военную операцию, которой угрожали США и Франция, в будущее, дав новый шанс международным переговорам по сирийскому кризису.

Но этот шаг вовсе не означает в обязательном порядке, что американское превосходство на международной сцене ушло в прошлое, и что расклад сил между пятью постоянными членами СБ ООН как-то кардинально поменялся.

Рони Брауман (Rony Brauman), профессор «Института политических исследований» («IEP») в Париже и бывший президент организации «Врачи без границ», напоминает, что «война в Сирии это национальный кризис, основанный на региональном конфликте, выведенном на международный уровень вследствие столкновения интересов групп великих держав».

И это не единственный пример. «Возьмем другой крупный современный конфликт, а именно, войну на востоке Демократической Республики Конго. Мы имеем тут дело с достаточно классическим конфликтом эпохи, наступившей после окончания холодной войны. Никаких фундаментальных изменений здесь не произошло. Однако что касается конфликта в Сирии, то тут есть факторы, которые превращают его в нечто совершенно необычное. Имеются в виду, прежде всего, та невероятная жестокость, с которой Дамаск пытается подавить оппозицию, а также общее положение на Ближнем Востоке. При этом говорить о каких-то фундаментальных переменах в логике функционирования мировой политики и дипломатии я бы не стал».

Марсело Коэн разделяет такой подход. «Мы наблюдали в последнее время консолидацию позиций США. В начале своего первого президентского срока президент Б. Обама заявил, что он намерен плотно работать с ООН. По иронии судьбы, эти свои действительно серьезные намерения Обама принялся реализовывать в ситуации, когда международное сообщество не имеет ни малейшего желания следовать за ним по пути к войне».

Народные избранники против

Дэвид Сильван напоминает, что в прошлом США всегда удавалось создавать международные альянсы в поддержку своих военных вмешательств, причем каждый раз с участием как их давних союзников, так и стран из кризисных регионов. Наличие или отсутствие согласия со стороны ООН никого обычно не волновало.

Международный кризис вокруг Сирии представляет собой, по его мнению, полное исключение. «Впервые за долгое время Вашингтону не удалось создать такой альянс, который Джордж Буш-младший называл „Coalition of the willing“ („Коалиция готовых действовать“. Так назывались, в частности, Международные коалиционные силы в Ираке — прим. ред.). Вполне возможно, это признак начала сложностей, с которыми великим державам придется теперь все чаще сталкиваться в ходе организации международных военных вмешательств под эгидой ad-hoc-союзов».

По мнению Дэвида Сильвана действительно кардинальные изменения в мировой дипломатии произошли благодаря американскому конгрессу и его верному союзнику, британскому парламенту. «Новостью стало то, что британские депутаты решились бросить вызов исполнительной власти, а их американские коллеги действовали в том же направлении. На меня, как на аналитика, это производит большое впечатление, а в качестве американского гражданина — вселяет определенную надежду на лучшее. Это первый признак отказа от политики бесконечных военных вмешательств».

При этом США остаются единственной сверхдержавой. «Америка действительно невероятно богата. Ее военный бюджет (в 2011 году он составил сумму в примерно от 1030 до 1045 миллиардов долларов) эквивалентен военному бюджету всех других стран вместе взятых, составляя при этом лишь несколько процентов (4,7% в 2011 году) от своего ВВП. Что же касается дефицита бюджета, то он тоже сокращается последние 18 месяцев, особенно после возобновления экономического роста и в результате выросших налоговых сборов. Поэтому не стоит ожидать, что Штаты вдруг откажутся действовать так, как они давно привыкли действовать на мировой арене».

ООН устал?

Хотя ООН и продолжает играть центральную роль в мировой дипломатии, она все чаще сталкивается с серьезными поражениями.

«Процедуры и методы работы ООН могут и должны постоянно улучшаться (см. инфобокс). Случаи блокирования и торможения, которые имеют место внутри ООН, связаны, прежде всего, с особенностями государств-членов и с их методами отстаивать свои национальные интересы на международной арене», — поясняет Александр Фазель, посол Швейцарии при ООН.

«Но когда необходимо найти некий общий знаменатель в интересах мира и безопасности, уважая при этом международное право, то мировое сообщество так или иначе всегда признает ООН своим последним стратегическим рубежом», — добавляет посол. Марсело Коэн согласен с ним.

«В лице ООН мы имеем систему коллективной безопасности, которая все еще худо-бедно но продолжает работать. Это видно на примере того, что происходит сегодня вокруг Сирии. И если уж говорить о плохом управлении в отдельных государствах, то это отнюдь не есть ошибка таких межгосударственных институтов, как ООН. Нельзя, поэтому, постоянно обвинять ООН во всех смертных грехах».

Женева, столица гуманитарной помощи?

Женева, место, где находится штаб-квартира «Международного Комитета Красного Креста» и Европейского отделения ООН, традиционно играла ведущую роль в миротворческих процессах.

«Женева — это общепризнанный на мировом уровне центр компетенций в области международного гуманитарного права, прав человека и мира. Окончательные решения о предоставлении мандатов на проведение миротворческих операций принимаются в Нью-Йорке, однако большая часть переговорного процесса приходится именно на Женеву», — подчеркивает посол Александр Фазель.

Женева — родина организаций, которые приходят на помощь жертвам жестокостей, совершаемых во время войны. Перечислим лишь самые главные: «МККК», «Международная Федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца», «Верховный комиссариат ООН по делам беженцев» («УВКБ ООН») и «Управление Верховного комиссара ООН по правам человека» («УВКПЧ»).

Беда в том, что эти организации, находясь на коротком поводке великих держав, постоянно вынуждены плясать именно под их дудку, особенно, когда эти державы начинают выяснять, у кого из них больше военный или дипломатический потенциал. Именно поэтому в случае  с сирийским конфликтом им явно не хватает ресурсов, чтобы помочь миллионам беженцев, раненым и страдающим от последствий конфликта мирным жителям.

«Все структуры, занятые оказанием международной помощи, должны вместе надавить на конфликтующие в Сирии стороны с тем, чтобы им была представлена возможность пересечь линию фронта и обеспечить всему населению доступ к международной помощи», — призывает Рони Брауман, ставя затем под своими рассуждениями жирную точку: «Возможно, вопрос химического оружия и будет решен. Но вопрос гуманитарной помощи остается все равно самым болезненным. Так дайте же нам, в конце-концов, элементарно помочь людям выжить».


Перевод с французского и адаптация: Людмила Клот и Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

×