Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Общество трезвости


«Зеленый змий» и швейцарская прямая демократия


Автор: Катрин Амман (Kathrin Ammann)


 Доступно на 3 других языках  Языки 3
В конце 19-го века в Швейцарии сформировалось широкое общественное движение, нацеленное на борьбу с алкоголизмом.  (Schweizerisches Sozialarchiv)

В конце 19-го века в Швейцарии сформировалось широкое общественное движение, нацеленное на борьбу с алкоголизмом. 

(Schweizerisches Sozialarchiv)

Самогоноварение, алкогольные акцизы и прочие темы, связанные с производством и потреблением крепких спиртных напитков, — в Швейцарии эти вопросы регулярно оказывались предметом всенародных референдумов. Понятно, что государство в лице Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка играло в этой сфере одну из главных ролей. И вот скоро это благородное учреждение прекратит свое существование, войдя в состав швейцарской Федеральной таможенной службы (EZV). Самое время оглянуться на историю вопроса и посмотреть, как в борьбе с «зеленым змием» в Швейцарии регулярно побеждали идеалы непосредственного народоправства.

Едва ли в Швейцарии можно найти другой вопрос, по которому столько копий было сломано на референдумах, на страницах прессы и в рамках общественных дебатов. Взгляд на историю этой проблематики показывает, что на разных этапах развития Конфедерации «алкогольный вопрос» по-разному ставился, по-разному решался и вообще весьма по-разному отображался в общественном сознании. Конечно, никому никогда не приходило в голову в борьбе с алкоголизмом уничтожать уникальные швейцарские традиции виноделия.

С другой стороны, инструменты прямой демократии, такие, как народная законодательная инициатива, позволяли гражданам регулярно, что называется, ребром, ставить, например, вопросы порядка сбора акцизов на алкоголь и прочие насущные для общества вопросы. Швейцарская федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (EAV) долгие десятилетия была одним из главных актеров в этой алкогольной трагикомедии.

Извилистая «линия»

Именно это властное учреждение собственно и определяло алкогольную «линию» государства, которая, как теперь прекрасно видно, отличалась изрядной причудливостью. Вот только несколько фактов, которые позволят читателю немного погрузиться в эту малознакомую ему проблематику:

Алкоголь как таковой, а также вопросы его производства и налогообложения традиционно были в Швейцарии предметов ожесточенных общественных дебатов. С тех пор, как в 1891 году в стране заработал такой инструмент прямой демократии, как народная законодательная инициатива (здесь о ней можно прочитать подробнее) «алкогольный вопрос» в общей сложности выносился на общенациональные референдумы 17 раз — и это, не считая соответствующих референдумов на уровне общин/муниципалитетов и кантонов.

Государство в Швейцарии в лице Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка старалось контролировать не только и даже не столько потребление алкоголя, сколько, прежде всего, все основные элементы производственной цепочки, начиная с выращивания сырья, продолжая его переработкой и заканчивая порядком сбыта алкогольной продукции.

Интересным образом компетенции швейцарской Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка ограничивались только продукцией, получаемой в процессе перегонки. Пиво и вино, то есть алкогольные напитки, полученные на основе брожения, регулировались иначе, даже несмотря на то, что в обоих случаях речь шла, в конечном, химическом, итоге, об алкоголе, только полученным разными технологическими способами.

Понятно, что политика, проводимая EAV на разных этапах истории страны, не могла не быть причиной возникновения постоянных конфликтных ситуаций. Например, жесткие дебаты регулярно велись на тему о том, в какой форме и в какой степени федеральный центр имеет право вмешиваться в политику кантонов (субъектов федерации) в области противодействия злоупотреблению алкоголем. Здесь, кстати, отметим еще раз практически железную константу швейцарской политики: любой вопрос по сути сводится в этой стране к проблеме распределения полномочий и предметов ведения между различными уровнями системы федерализма.

С другой стороны EAV активно продвигал и организовывал горизонтальные кооперационные связи между кантонами, частными производителями крепкого спиртного, «капитанами» швейцарской экономики и разнокалиберными обществами трезвости (Abstinenzbewegung), иными словами, активно укреплял не столько даже позиции государства в области регулирования оборота алкоголя, сколько вообще, в формате и в сфере производства «самогонки», маркировал присутствие в обществе федерального центра как такового, что для Швейцарии, страны, в которой почти никогда не было сильной федеральной власти, было задачей весьма актуальной, особенно в конце 19-го века.

«Самогонная чума»

Швейцарская Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Eidgenössische Alkoholverwaltung) была основана в 1887 году, в период, когда алкоголь стал причиной серьезных общественных проблем в Швейцарии. Жестко критикуя склонность к чрезмерным возлияниям, характерную для крестьянского сословия, а также для широких масс фабричных рабочих, швейцарские общества трезвости указывали, например, что страну обуяла самая настоящая «самогонная чума» («Kartoffelschnapspest»), и что тут «пора срочно что-то делать»!

В этой ситуации EAV старалось играть роль фактора, «сглаживающего волны», стараясь не допустить, чтобы алкогольный вопрос начал уж слишком сильно «раскачивать» общественную лодку. С другой стороны, как раз в этот период в Швейцарии бурно развиваются как современная заводская промышленность, так и наука, а всем им, включая также как медиков, так и домашние хозяйства, нужен был отрегулированный, легальный и при этом надежный и гарантированный доступ к этиловому спирту.

В 1910 году в Швейцарии вступает в силу запрет производства абсента. Решение об этом было принято, разумеется, не правительством, но народом на референдуме, он стал первым в истории страны запретом такого рода. Исходя из характерного цвета, этот напиток назывался в Швейцарии «зеленой феей» («grüne Fee»). Запрет абсента был снят только 2005 году (здесь об этом напитке можно прочитать подробнее).

Справедливости ради стоит отметить, что Швейцария не склонна по любому поводу и в связи с любой проблемой сразу издавать запреты. История с абсентом остается до сих пор в истории страны исключением. Никакого «сухого закона», столь же бессмысленного, как в СССР, или столь же беспощадного, как в США, в Швейцарии никогда не было.

«Лучше съесть, чем пропить»!

После 1918 года, то есть после окончания Первой мировой войны политика в области регулирования потребления и производства алкогольной продукции становится в Швейцарии частью общей политики в сфере развития аграрного сектора, а также здравоохранения, в части, касающейся норм и правил здорового питания. Используя новейший опыт агрономов, диетологов и социологов, EAV заметно усиливает степень интенсивности своей работы.

Так, например, под лозунгом «Essen statt Vertrinken» («Лучше съесть, чем пропить!») Швейцарская Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка активно пропагандирует пользу использования картофеля, фруктов и ягод, но не в качестве сырья для перегонки в алкоголь, а в роли «вкусных и полезных» продуктов питания.

«Яблоко на большой перемене – удовольствие, после которого голова работает особенно ясно»: в конце 1950-х годов EAV проводила массовую агитационную кампанию с целью побудить граждан перейти на более здоровое питание.  (Archivbestand EAV)

«Яблоко на большой перемене – удовольствие, после которого голова работает особенно ясно»: в конце 1950-х годов EAV проводила массовую агитационную кампанию с целью побудить граждан перейти на более здоровое питание. 

(Archivbestand EAV)

Вошла в историю пропагандистская кампания, призывавшая снабдить каждого школьника яблоком, которое тот мог бы съесть на большой перемене. Стараясь привлечь на свою сторону женщин, служба на полном серьезе утверждала, что картофель, в отличие от самогона, может способствовать похудению. Однако потом наступили 1980-е годы, Швейцарию охватила волна модернизации и реформирования управленческого и административно-бюрократического аппарата, в рамках которой EAV вынужден был расстаться со многими своими полномочиями. В частности, с тех пор Служба больше не имела права заниматься просветительскими кампаниями в области диетологии.

Кроме того, заключенный Швейцарией в 1972 году Договор о свободной торговле с Европейским сообществом полностью перекроил весь рынок алкогольной продукции страны. Многие меры, принятые Швейцарией в этой области, стали ненужными в ситуации принятия новых современных международных стандартов и норм в области регулирования алкогольного рынка. В списке задач, которыми занимается EAV, акцент начинает смещаться с мер по регулированию производства и потребления в сторону проблем налогового и таможенного характера.

Смысл самостоятельного существования такого учреждения все чаще начинает ставиться под вопрос, пока наконец осенью 2016 года федеральный парламент не решил окончательно расформировать EAV и перевести ее в состав Федеральной таможенной службы (Eidgenössische Zollverwaltung).

Законодательные битвы

Четыре года подряд большая и малая палаты федерального парламента Швейцарии пытались выработать новую компромиссную редакцию швейцарского федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» («Bundesgesetz über die gebrannten Wasser / Alkoholgesetz») от 21 июня 1932 года.

В 2005 году, однако, этот проект потерпел окончательное поражение, прийти к какому-то общему пониманию проблемы на современном этапе депутаты так и не смогли. Главным камнем преткновения стал порядок налогообложения частных винокурен и поставщиков фруктов, выращивающих свою продукцию специально для перегонки в алкоголь. Не смогли депутаты прийти к единому мнению и по вопросу целесообразности введения запрета на продажу алкогольной продукции в ночное время с 22 часов вечера до 6 утра.

В итоге правительство Швейцарии, Федеральный совет, предложило провести частичный пересмотр данного законодательного акта, с чем парламент Швейцарии и согласился осенью 2016 года. В частности, депутаты одобрили некоторые меры по либерализации рынка этилового спирта в Швейцарии, что означало фактически отмену государственной монополии на ввоз алкогольной продукции в Швейцарию.

Эта монополия была введена в 1886 году на том основании, что это, якобы, позволит снизить масштабы алкоголизации населения, минимизировать незаконный оборот алкоголя, увеличить поступления в государственный бюджет. В последние годы такая монополия многими экспертами в Западной Европе рассматривалась, однако, в качестве странного анахронизма. Кроме того, парламент решил ликвидировать EAV в ее нынешней форме и перевести ее в состав Федеральной таможенной службы (Eidg. Zollverwaltung).

Что же касается проблемных вопросов, из-за которых так и не удалось пока выработать качественно новый «Алкогольный закон», то правительство не собирается сдаваться и намерено вернуться к ним позже. «Всякая вещь должна отлежаться» («Gut Ding will Weile haben»), — заявил в этой связи словами известной народной мудрости министр финансов Швейцарии Ули Маурер (Ueli Maurer).

«Дурман и правопорядок»

В конце 2014 года Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка Швейцарии (EAV) начинает, в связи со скорым своим расформированием, реализовывать проект создания научной истории швейцарской политики в области производства и потребления алкоголя в период с 1887 по 2015 годы.

Итогом стала монография «Rausch & Ordnung» («Дурман и правопорядок»), в которой впервые читателю предлагается упорядоченный и научно обоснованный взгляд на историю швейцарской политики в области регулирования оборота алкогольной продукции.

Авторы монографии, историки Юрий Одерсе (Juri Auderset) и Петер Мозер (Peter Moser) делают при этом в своей 248-страничной работе особый акцент на социальную-культурные аспекты заявленной проблематики.

Книга издана на всех трёх официальных языках Швейцарии (немецком, французском, итальянском). Параллельно свет увидела, в том числе и в электронном формате, аналитическая работа историографического характера с анализом примерно 300 документов, использованных при написании данной работы.

В интернет выложены также оцифрованные копии примерно полусотни фильмов и кинороликов, изданных EAV в период с 1929 по 1996 гг.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

×