Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Референдум 25 сентября 2016 года


Противодействие терроризму между свободой и безопасностью


Автор: Оливье Пошар (Olivier Pauchard)


На референдуме, который пройдет 25 сентября 2016 года, швейцарцам предстоит оценить новый «Федеральный закон о разведывательной службе», принятый парламентом в сентябре прошлого 2015 года. Цель закона — дать спецслужбам дополнительные возможности для противодействия терроризму. Противники нового закона, однако, инициировали референдум, указывая на то, что швейцарское государство все в большей степени превращается в «полицейское».

Новый закон о разведке позволил бы швейцарским спецслужбам более активно заниматься антитеррористической деятельностью в сети интернет.  (imago)

Новый закон о разведке позволил бы швейцарским спецслужбам более активно заниматься антитеррористической деятельностью в сети интернет. 

(imago)

Вопрос борьбы с терроризмом (деятельностью, запрещенной в Швейцарской Конфедерации) приобретает в последнее время все большую актуальность, в том числе и во вроде бы спокойной и безопасной Швейцарии. Еще до страшных терактов во Франции и Бельгии депутаты швейцарского федерального парламента задумались о необходимости приведения действующего законодательства в области противодействия терроризму и экстремизму в соответствие с новыми реалиями. Принятый в итоге швейцарским парламентом осенью 2015 года «Федеральный закон о разведывательной службе» содержал положения, создающие модернизированную договорно-правовую базу для более эффективной борьбы с терроризмом, иностранным шпионажем и неконтролируемым распространением оружия массового поражения.

По этому закону, в частности, «Федеральная разведывательная служба» Швейцарии (NDB) получает дополнительные права и компетенции в сфере контроля за каналами электронной коммуникации, включая право на прослушивание частных разговоров, телефонных переговоров, на вскрытие (по решению суда) сообщений электронной почты, а также на установку информационных спец-систем за рубежом (речь идет, в частности, о системах электронной защиты помещений и переписки от прослушивания и несанкционированного доступа в удаленном режиме).

По мнению правительства и правоконсервативного парламентского большинства, все эти новые инструменты и возможности более чем необходимы сейчас с учетом нарастания террористической угрозы, а также участившихся компьютерных и хакерских атак на информационные системы стратегически важных национальных объектов. Вспомним только теракты, имевшие недавно место в Париже, Брюсселе, Ницце и Мюнхене, а также нашумевшую хакерскую атаку на швейцарский государственный военно-промышленный концерн RUAG, организаторами которой могли быть, по некоторым данным, преступники из России. 

«Мы живем в мире, который серьезно изменился. Существует насущная потребность иметь соответствующее законодательство, учитывающее новые реалии. В этом смысле, с моей точки зрения, очень важно иметь и совершенно конкретные, практические инструменты противодействия новым угрозам», — заявил недавно Хуг Хитпольд (Hugues Hiltpold), депутат национального парламента Швейцарии от партии либералов (FDP.Die Liberalen). «Сегодня у нас есть возможность осуществлять некоторые меры антитеррористической направленности, но далеко не все. Поэтому идея заключается в том, чтобы дать Федеральной службе разведки необходимые ресурсы, чтобы она могла выполнять свою работу должным образом».

Противники нового закона находятся исключительно на левом политическом фланге. Они полагают, что предоставлять разведке такие ресурсы и возможности — это чересчур. «Данный законопроект дает возможность осуществлять массовую слежку в качестве профилактической меры. Это будет неэффективно, кроме того, это станет очевидным нарушением основных прав и свобод человека и гражданина в Швейцарии», — возражает Жан-Кристоф Швааб (Jean-Christophe Schwaab), депутат парламента от Социал-демократической партии (SP). Проиграв в парламенте, противники сочли необходимым прибегнуть к инструментам швейцарской прямой демократии. Собрав достаточное количество подписей, они добились проведения всенародного референдума по данному закону. Последнее слово теперь остаётся за народом.

О пользе бритья

Противники закона опасаются, что он откроет двери для повсеместной и массовой слежки за населением, и что такие меры могут в будущем предприниматься и без какой-либо реальной угрозы безопасности. Особенно возмущает их так называемое «превентивное или профилактическое» наблюдение за подозреваемым в совершении преступлений террористической направленности, или за лицами, относительно которых существует обоснованное опасение, что они смогут совершить такого рода правонарушения в будущем.

«Все это означает, что за человеком будет вестись постоянная слежка, но не потому, что его подозревают в совершении тяжкого преступления, а потому, что кому-то интуитивно показалось, что он может такое правонарушение совершить», — говорит Жан-Кристоф Швааб. «Вот, например, у человека слишком длинная борода или он подозрительно часто ходит в мечеть. Значит ли это, что он террорист? И как быть тогда с презумпцией невиновности, в соответствии с которой данное лицо остается невиновным, пока суд не докажет обратное? Не идем ли мы тем самым на нарушение одного из фундаментальных прав человека и гражданина»?

Хуг Хитпольд возражает и подчеркивает, что речь не идет о желании организовать тотальную «прослушку» и слежку за длиннобородыми гражданами. Общественная ситуация в Швейцарии качественно отличается от ситуации в соседних странах, так что в таких мерах просто нет необходимости. Речь идет о углубленном и целевом контроле за деятельностью лиц, которые могли бы в будущем стать проблемой для общества. В год будет насчитываться лишь от десяти до двадцати дел такого рода. Ни о какой массовой слежке, тем самым, речи не идет».

Гельветический компромисс?

Либеральный парламентарий Хуг Хитпольд считает, что новый закон представляет собой «добросовестный и взвешенный компромисс» между уважением основных прав граждан с одной стороны и объективно необходимым расширением полномочий разведки. «Мы не создаем швейцарское подобие "АНБ"», — подчеркнул он. «Мы всего лишь представляем спецслужбам необходимые ресурсы для выполнения ими тех задач, для выполнения которых они и были изначально созданы».

Злоупотребления здесь теоретически возможны, но они практически невозможны благодаря изначально встроенным в закон «тормозам» и «предохранителям». «Если мы подозреваем человека в том, что он намерен совершить теракт, то ходатайство о реализации в его отношении комплекса оперативно-розыскных и наблюдательных мероприятий должны будут одобрить три инстанции: министр обороны, правительство в целом, а также Федеральный административный суд. Я полагаю, что это позволит наверняка гарантировать соблюдение фундаментальных прав граждан», — подчеркивает Хуг Хитпольд.

В стане противников законопроекта не верят властям в принципе. «Судья, который будет разбираться в год в лучшем случае с двадцатью подобными случаями, будет находиться в слабой позиции, поскольку у него не будет возможности накопить достаточного практического опыта. С другой стороны, если к вам приходит агент секретной службы и сообщает, что необходимо организовать слежку за человеком, готовящимся совершить теракт, то хотел бы я посмотреть на то, как вы ему скажете „нет“ и как вы возьмете на себя ответственность за сотни жизней, да еще фактически в обстановке всеобщей паранойи», — аргументирует Жан-Кристоф Швааб.

«Картотечный скандал»

Критики нового законопроекта напоминают о том, что секретные службы всего мира имеют опасную склонность злоупотреблять имеющимися у них возможностями и полномочиями. При этом они указывают, например, на скандал с американской спецслужбой АНБ, который стал достоянием общественности благодаря разоблачениям Эдварда Сноудена, сидящего сейчас в московском изгнании. Случались подобного рода скандалы и в Швейцарии, в частности, речь и дет о знаменитом «картотечном скандале» («Fichenskandal»), в ходе которого выяснилось, что почти весь 20-й век, начиная с 1900 года и вплоть до 1990 г. швейцарская полиция и спецслужбы занимались регулярным сбором информации о «неблагонадежных лицах». 

В расхожей публицистике этот скандал связывают, прежде всего, со шпиономанией времен холодной войны. Но это только часть более широкой проблематики, которая станет понятной, если вспомнить, что Швейцария изначально была страной беженцев (исторический материал об этом можно прочитать здесь), и если знать, что полиция в Швейцарии находится в ведении кантонов, а это значит, что каждое из кантональных управлений полиции было вынуждено «присматривать» за «смутьянами» самостоятельно, не имея возможности обратиться к опыту и наработкам коллег из буквально соседнего кантона. Отсюда и почти 900 тыс. «дел» («карточек» или на швейцарском диалекте немецкого языка «fichen»), накопившихся за 90 лет слежки.

При этом, конечно же, скандал был очень некрасивым, особенно когда «под колпаком у Мюллера» люди оказывались только из-за поездки в СССР или ГДР или за участие в левой демонстрации. «Этот скандал не имеет права быть преданным забвению. Он вытащил на свет методы, которыми пользовались спецслужбы, включая превентивный шпионаж, который осуществлялся только лишь на основе теоретического предположения о том, что, например, участие во вполне легальных политических акциях может представлять какую-то угрозу для безопасности страны. Эта традиция существует и сейчас, поэтому давать в руки разведке такие обоюдоострые инструменты сейчас просто опасно», — предупреждает Жан-Кристоф Швааб.

Хуг Хитпольд не разделяет этого скепсиса. «Я осознаю весь масштаб „картотечного скандала“, но здесь совершенно другой случай. Мы всего лишь хотим иметь возможность точно идентифицировать тех, кто может реально стать проблемой для безопасности. С политическим сыском, имевшем место ранее в стране, это не имеет ничего общего».

Примет ли Швейцария свой «пакет Яровой»?

«Усиленная слежка вовсе не гарантирует большей безопасности. Лица, устроившие бойню в Париже и Орландо, были заранее известны службам безопасности. Помогло ли это?» — задаётся вопросом Жан-Кристоф Швааб. «Проблема здесь состояла, скорее, в другом, а именно, в отсутствии эффективного сотрудничества спецслужб, в неумении использовать и адекватно анализировать уже имеющуюся информацию.

Новый швейцарский закон дает, например, спецслужбам возможность подключаться к кабельным интернет-сетям и отслеживать едва ли не весь трафик. Но это уже изначально весьма неэффективный подход с учетом того, что полученный объем данных сам по себе будет настолько велик, что проанализировать его будет просто невозможно». Хуг Хитпольд не согласен.

«Теракты, которые удалось предотвратить, остаются неизвестными широкой публике. Если бы люди знали весь масштаб угрозы, они бы рассуждали немного иначе. Конечно, нельзя полностью устранить все угрозы, но если новый закон поможет предотвратить еще больше терактов, то это уже было бы громадным достижением». Кроме того, он указывает и на еще одну проблему. «Все наши страны-соседи за последнее время соответствующим образом смогли адаптировать свое законодательство с тем, чтобы как можно лучше противодействовать терроризму.

И если Швейцария не сделает того же самого, то она станет очень притягательной для тех, кто захочет найти себе укромное место вдали от камер наблюдения для того, чтобы организовать и провести потом теракт. Вспомним, что террористы, проживавшие в брюссельском районе Моленбек, прекрасно знали, что там за ними никто не наблюдает. Хотим ли мы превратить Швейцарию в один сплошной Моленбек»?

Всё политическим путем

Принятый в сентябре 2015 года парламентом «Федеральный закон о разведывательной службе» (Bundesgesetz über den Nachrichtendienst / La Loi fédérale sur le renseignement) должен регулировать деятельность разведывательных органов Швейцарии, заменив собой некоторые законы и положения, «не отвечающие более потребностям времени с его совершенно порой новыми рисками и угрозами».

Об этом говорится в официальном сообщении Федерального департамента (министерства) обороны, защиты населения и спорта Швейцарии. Текст нового закона был одобрен Национальным советом (большой палатой парламента) 145 голосами «за» при 41 «против» и 8 воздержавшихся. В Совете кантонов (в малой палате) за него отдали 35 голосов, против высказались пять сенаторов и три воздержались.

Референдум был инициирован общественным объединением «Bündnis gegen den Schnüffelstaat» («Объединение против государственно-полицейского сыска»). Среди основателей объединения находится молодежная организация партии швейцарских социалистов (Juso) при поддержке самой Социал-демократической партии страны (SP).

Среди организаторов также маргинальная коммунистическая «Партия труда» («PdA»), левая «Группа за Швейцарию без армии» («GSoA»), швейцарские «Зеленые», организация «Digitale Gesellschaft и Grundrechte» («Цифровое общество и фундаментальные права»), профсоюзное объединение «Syndocom» и политическое движение «Альтернативный список» («Alternative Liste») из Цюриха.

В поддержку проведения референдума было собрано и представлено в Федеральную канцелярию 56 055 действительных подписей граждан. Референдум состоится 25 сентября 2016 года. Поскольку в ходе этого голосования не предусматривается внесения изменений в конституцию, для положительного решения требуется получить только большинство голосов граждан. 

А каково Ваше мнение? Существует ли золотая середина между безопасностью и свободой? Нужно ли давать спецслужбам дополнительные полномочия для противодействия терроризму? 

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×