Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Париж: COP21


Защита климата: где деньги лежат?


Автор: Паула Дюпра-Добиа (Paula Dupraz-Dobias)


Одним из первых проектов, профинансированных «Зеленым климатическим фондом ООН» стало строительство дамб в бассейне реки Амазонки в Перу с целью борьбы с постоянными наводнениями. (AFP)

Одним из первых проектов, профинансированных «Зеленым климатическим фондом ООН» стало строительство дамб в бассейне реки Амазонки в Перу с целью борьбы с постоянными наводнениями.

(AFP)

Сумеет ли человечество найти способ остановить процесс глобального потепления? Это зависит не только от успеха переговоров на Международной конференции в Париже по вопросам изменения климата (COP21), но и от того, найдутся ли финансовые средства для развития экологически чистых энергетических технологий.

В последнее время вопрос финансирования социальных, политических и технологических проектов, реализация которых могла бы помочь уменьшить объемы выбросов парниковых газов, заметным образом выступил на первый план. И в самом деле — какие бы умные документы не подписывали дипломаты под эгидой ООН, все они так и останутся на бумаге, если на реализацию целей, зафиксированных в этих документах, не будет найдено денег.

Еще до начала 21-й парижской Конференции сторон рамочной конвенции об изменении климата ООН (COP21), задача которой будет состоять в определении основных параметров климатического соглашения, идущего на смену Киотскому протоколу, планировалось накопить по меньшей 100 миллиардов долларов. К сожалению, задача эта была выполнена только наполовину: по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на противодействие изменению климата за последние два годы было собрано только 57 млрд долларов.

А между тем со стороны развивающихся стран третьего мира все громче слышатся недовольные голоса, мол, без соответствующего финансирования они не будут в состоянии инвестировать в развитие экологически чистых видов энергии и транспорта, а это значит, что они не смогут вместе со всем мировым сообществом противостоять весьма опасному для этих стран процессу роста средней температуры земной атмосферы. 

Что говорит «CAT»

По данным экспертов из европейской научно-исследовательской организации «Climate Action Tracker» («CAT»), даже если все цели, намеченные в Париже, будут воплощены один в один, то в среднесрочной перспективе нас ожидает среднее повышение температуры воздуха на планете на 2,7°C.

С другой стороны, подчеркивают эксперты «CAT», даже такая перспектива уже была бы прогрессом, потому что на прошлой климатической конференции в Лиме все исходили из роста средней температуры на 3,1°С.

Как мы уже сообщали, накануне климатической конференции в Париже ООН призвала все 196 стран-участников Рамочной конвенции ООН об изменении климата (Framework Convention on Climate Change, UN FCCC) сформулировать и представить свои так называемые INDCs (Intended Nationally Determined Contribution) или «Национальные пакеты мер по уменьшению выбросов углекислого газа на период после 2020 года».

Так вот, если верить информации банка данных «Carbon Brief», то развивающимся странам для реализации климатических целей, сформулированных в их собственных «пакетах», понадобятся, по меньшей мере, 15 лет и десятки триллионов долларов.

«Разумные траты»

Формулирование INDC было делом очень непростым, но куда более сложной задачей оказалось «вырвать» у стран мира твердые обязательства по национальным взносам в бюджет «Зеленого климатического фонда ООН» («UN Green Climat Fund»). Напомним, что он был создан в 2010 году с целью оказания развивающимся странам помощи в борьбе с последствиями глобального изменения климата. На право разместить у себя штаб-квартиру Фонда претендовали сразу несколько городов мира, включая Женеву. Победу, однако, одержал южнокорейский город Сондо.

Штефан Марко Швагер (Stefan Marco Schwager) руководит в швейцарском Федеральном Ведомстве по вопросам охраны окружающей среды («Bundesamt für Umwelt» — «BAFU»), структурным подразделением федерального Министерства по делам экологии, транспорта, энергетики и коммуникации, UVEK) отделом, курирующим вопросы финансирования международных климатических проектов, реализуемых с участием Швейцарии.

По его словам, формирование «Зеленого климатического фонда» шло «не так быстро, как многим из нас этого хотелось бы», однако начиная с прошлого года генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун приложил немало усилий к тому, чтобы подвести под первоначально обещанный фонду взнос в размере 10,4 млрд долларов прочную договорно-правовую базу. Кое-что сделать в этом смысле вполне удалось, кроме того, сама Швейцария твердо пообещала выделить «Фонду» 100 млн долларов, которые будут ею выплачены тремя траншами в период с 2015 до 2018 гг.

Так что, как говорит Штефан Марко Швагер, «сейчас в копилке у Фонда лежит уже достаточно ликвидности, весь вопрос теперь заключается в поиске разумных, рациональных и выполнимых проектов, на которые стоило бы эти деньги потратить». Пока еще, правда, не совсем ясен ответ на вопрос, который подробно обсуждался в прошлом году на климатической конференции в Лиме, а именно, каково, собственно, конкретное наполнение понятия «финансирование климатических проектов». Большой проблемой, по его словам, остаются еще и коррупция в развивающихся странах, а также недостаточный контроль за финансовыми потоками: «Там, где скапливается много денег, всегда находятся руки, к которым эти деньги начинают «чудесным образом» прилипать».

Частный сектор

Но тут возникает сакраментальный вопрос: из какой «тумбочки» следует брать деньги с тем, чтобы реализовывать «громадьё» всех этих планов? Сейчас всеми ожидается, что львиная доля средств, которая будет инвестирована в борьбу с изменением климата, поступит из частного сектора экономики. В ходе предыдущей Конференции по климату Кристиана Фигерес (Christiana Figueres), исполнительный секретарь Рамочной конвенции ООН об изменении климата (UNFCCC / РКИК ООН), выступила, в частности, с довольно оптимистичным прогнозом, подчеркнув, что, по ее расчетам, в течение следующих 15 лет в развитие экологически чистых технологий и соответствующей инфраструктуры будут инвестированы 90 млрд долларов, причем большая часть этой суммы поступит именно от частного бизнеса.

«Международное энергетическое агентство» («International Energy Agency» — «IEA», автономный международный орган в рамках ОЭСР, насчитывает 29 стран-участниц) также исходило из того, что в период до 2020 года мировая экономика должна будет израсходовать по меньшей мере 5 триллионов долларов с тем, чтобы удержать под контролем процесс глобального потепления, и что большую часть этих средств предоставит именно частный бизнес. К сожалению, несмотря на такого рода амбициозные проекты и на астрономические суммы, сулящие, по идее, огромные прибыли, мало кто из «капитанов мировой экономики» спешит сейчас перекраивать свои инвестиционные планы.

Даниэль Рюфенахт (Daniel Rüfenacht) является вице-президентом женевской компании «SGS S.A.» (в прошлом «Société Générale de Surveillance»), оказывающей услуги по независимой экспертизе качества товаров и изделий, по их контролю, испытаниям и сертификации. Он уверен, что «частному бизнесу не в чем себя упрекнуть, и что свою долю общей работы он давно выполнил. Более того, шаг ему навстречу должны сделать сами государства и правительства. В их прямых интересах и дальше укреплять сотрудничество с «частниками», потому что, в конечном итоге, успех борьбы с последствиями изменения климата зависит во многом именно от технологий и инноваций, генерируемых на основе частной деловой инициативы». 

Бертран Гакон (Bertrand Gacon) является президентом межотраслевого финансового объединения «Sustainable Finance Geneva». Среди учредителей этой влиятельной структуры находятся как частные предприниматели, так и кантональное правительство Женевы. Б. Гакон подчеркивает, что всё относительно, и что огромные, на первый взгляд, суммы, которые следует истратить на защиту климата, вовсе не такие уж и гигантские. «Сейчас человечество куда больше тратит на покупку сигарет, нежели на поиск решений проблем, возникающих вследствие изменения климата. Так что все эти цифры вполне достижимы. Из частных источников сейчас поступает уже примерно две трети средств, идущих на экологические проекты, свой вклад в общее дело частично вносят и финансовые рынки», — подчеркивает Б. Гакон.

«Зеленые облигации»

Другим способом финансирования экологических проектов является выпуск и торговля специальными «зелёными облигациями». За последние примерно два года на мировой рынок было выброшено «зеленых облигаций» на общую сумму в 40 млрд долларов. Напомним, что облигация (лат. obligatio — обязательство, долгосрочная расписка) является эмиссионной долговой ценной бумагой, владелец которой имеет право получить от лица её выпустившего (эмитента облигации) в оговоренный срок её номинальную стоимость деньгами или в виде иного имущественного эквивалента.

Особенно удобным такой способ привлечения средств оказался в случае необходимости профинансировать проекты, связанные с развитием технологий получения энергии из возобновляемых источников вплоть до развития «зеленых» транспортных технологий и проектов по повышению энергоэффективности, например, жилых домов или бытовой техники. Как пояснил порталу swissinfo.ch Бертран Гакон, «зеленые облигации» все еще остаются «каплей в океане глобальных финансовых рынков», но тем не менее, общая сумма привлеченных таким образом средств уже не является «пренебрежимо малой».

«Впервые у нас в руках оказался финансовый инструмент, который способен непосредственно воздействовать на климат, и приобретать который, с учетом гарантированной выплаты твердого процента по данным бумагам, выгодно как правительствам, так и, например, частным и общественным пенсионным фондам». Проект запуска в оборот таких облигаций был в свое время поддержан Всемирным банком, и теперь инвесторы могут влиять не только на то, откуда к ним поступают заёмные средства, но и на цели, на которые потом эти средства направляются, что в целом можно рассматривать в качестве вполне позитивного развития.

Огромную роль в «раскрутке» глобального рынка «зеленых облигаций» сыграли и швейцарские финансовые институты, такие, как банк «Credit Suisse» и страховая компания «Zurich». Последняя инвестировала в прошлом году в «зеленые бумаги» по меньшей мере два миллиарда долларов, пусть даже и здесь не обошлось без недоразумений. Дело в том, что сразу после этой сделки глава департамента компании «Zurich», отвечающей за соблюдение принципов ответственного инвестирования, проговорился, что значительный пакет этих акций компания приобрела у поставщиков энергии, полученной в результате сжигания минерального топлива. Такой прокол, разумеется, обеспокоил рынки и вновь со всей остротой поставил вопрос о том, где заканчиваются действительно «зеленые инвестиции» и где начинается их противоположность.

«Ответственное инвестирование»

И уж коль скоро мы затронули вопрос «ответственного инвестирования», то тогда следовало бы упомянуть еще и один из новейших способов вкладывания средств в «зеленые проекты», а именно, так называемое «кумулятивное» или «социально ответственное инвестирование» («impact investing»). В теории «кумулятивным» называется инвестирование, осуществляемое «в компании, организации и фонды с целью получения, наряду с финансовой прибылью, еще и численно измеряемого положительного социального или экологического «эффекта» («beneficial social or environmental impact»).

В Швейцарии на такого рода инвестициях специализируется, в частности, венчурная управляющая компания «Quadia» из Женевы, являющаяся источником капитала как для перспективных коммерческих и технологических проектов в сфере экологических инноваций, так и для проектов на так называемых «рисковых» рынках, не представляющих первоочередного интереса для ведущих традиционных инвестиционных компаний. Как утверждает Бертран Гакон, бизнес-модели, построенные на основе принципов «impact investing», дают возможность одновременно, во-первых, обеспечивать уже упомянутый положительный социальный или экологический «эффект», во-вторых, получать убедительный процент на вложенный капитал, и, в-третьих, добиваться дополнительной степени диверсификации всего портфеля инвестиционных проектов, что делает эти модели особенно привлекательными для игроков на финансовых рынках.

Бертран Гакон, который, кроме всего прочего, возглавляет департамент «социально ответственного инвестирования» («impact investing») в крупном частном швейцарском банке «Lombard Odier», говорит, что швейцарская финансовая отрасль еще в недостаточной степени приспособилась к новым реалиям на рынках и к последствиям происходящей на них самой настоящей «культурной революции». Банкам пока не в достаточной степени стали очевидны все преимущества и положительные стороны долгосрочного инвестирования в проекты, связанные с переходом к так называемому «устойчивому развитию», важнейшим элементом которого является как раз укрепление позиций возобновляемых и экологически чистых источников энергии.

Изменить же поведение инвесторов поможет разработка методов, позволяющих численно измерять и анализировать вышеупомянутые «положительные социальные или экологические «эффекты», включая показатели, которые точно бы сигнализировали инвесторам, как их поведение на финансовом рынке отражается на состоянии окружающей среды, позволяя измерять и прогнозировать оставляемый финансистами на поверхности нашей планеты так называемый «экологический отпечаток».

Как подчеркивает Даниэль Рюфенахт, многие крупные компании, акции которых котируются на ведущих биржах мира (listed companys), уже поняли, что их репутация во все большей степени зависит от того, насколько «правильно» они поступают с экологической точки зрения. Именно поэтому многие из них стараются так вести свою деятельность, чтобы ее результаты не только отвечали собственным, чисто рыночным, интересам, связанным с извлечением прибыли, но еще и соответствовали ожиданиям общественности с точки зрения, например, повсеместного укрепления прав человека или борьбы с негативными последствиями процесса глобального потепления.  

Впрочем, как справедливо предупреждает Штефан Марко Швагер из федерального Ведомства по вопросам охраны окружающей среды, «нам ни в коем случае нельзя заниматься самообманом и переклеиванием этикеток. Нам нужно действительно добиться устойчивого финансирования экологических проектов». С его точки зрения, позитивная динамика здесь уже имеется.

В частности, потребители начинают все больше осознавать значение такой проблемы, как глобальное потепление, и все большее их число хотело бы знать, что компании делают для того, чтобы противодействовать ему. «Потребители хотят видеть солидные и быстрые перемены, им уже недостаточно просто прочитать красочную брошюру данной фирмы, в которой та дотошно перечисляет все свои мнимые достижения на ниве защиты климата, которые на самом деле, при всем уважении, в глобальных рамках есть не более, чем мертвому припарка». 

«Улей, который говорит да»

Одной из компаний, недавно получивших финансовую поддержку от женевского инвестора «Quadia», является сбытовая онлайн-компания «La Ruche qui dit oui» («Улей, который говорит да»), в какой-то степени напоминающая российскую компанию «Утконос» и предоставляющая своим клиентам услуги по доставке продуктов питания на дом, причем в среднем склад находится от двери потребителя не более чем на расстоянии в 40-45 километров.

После того, как компания «Quadia» вложила, совместно с тремя инвесторами, в «Улей» значительные средства, эта компания получила возможность расширить свою деятельность на Германию, Испанию и Великобританию, где она стала широко известной под брендом «The Food Assembly». Сегодня «Улей» располагает примерно семью сотнями магазинов формата «крестьянский рынок» и опирается на сеть примерно из 4 тыс. поставщиков и производителей, работающих тут же, неподалеку, в этом же регионе.

«С нашей точки зрения, такая бизнес-модель способствует продвижению и закреплению новых пищевых привычек и совершенно новой системы питания, позволяющей сократить вредное воздействие на окружающую среду за счет отказа от порочной практики, в рамках которой наши продукты питания трижды огибают земной шар прежде чем попасть на наши тарелки», — с энтузиазмом говорит Эмерик Юнг (Aymeric Jung), управляющий партнер компании «Quadia».

Огромную роль в рамках этой модели играют и новейшие информационные технологии. Например, местные производители регистрируются на сайте компании, информируя о том, какую продукцию они смогут гарантированно поставить на этой неделе. Эту же информацию одновременно получают и покупатели. После чего поставщики напрямую заключают сделки с покупателями. Сама компания «La Ruche qui dit oui» получает 20 процентов от прибыли, поставщикам остаются 80%, что в три раза больше прибыли, получаемой производителями в случае поставок в магазины крупных сетевых ритейлеров.


Перевод с английского и адаптация: Людмила Клот, swissinfo.ch

×