Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Инженер-микротехнолог в Москве


Другой подход к научному знанию


Жоэль Штадельман в коридоре МГТУ им. Баумана, вуза, из стен которого вышли практически все ведущие создатели российской авиационной, ракетной и ядерной техники. (swissinfo.ch)

Жоэль Штадельман в коридоре МГТУ им. Баумана, вуза, из стен которого вышли практически все ведущие создатели российской авиационной, ракетной и ядерной техники.

(swissinfo.ch)

Четыре года назад Жоэль Штадельман покинул лозаннскую Высшую техническую школу и приехал в Москву на учебу в знаменитую «Бауманку». Он намерен навсегда связать свою научную карьеру с Россией.

28-летний Жоэль Штадельман (Joël Stadelmann) вырос на берегах Женевского озера, а потому в глазах многих россиян он выглядит чуть ли не существом с другой планеты. «Будь я марсианин, ко мне относились бы примерно так же», — признает он.

Когда по МГТУ им. Баумана прошел слух о том, что какой-то странный швейцарец читает лекции на русском языке, то посмотреть на это «чудо природы» пришла чуть ли не вся «Бауманка».

К счастью, говорит Ж. Штадельман, таких все-таки здесь меньшинство. Для большей части его коллег и сотрудников он выглядит «совершенно нормальным парнем». Они даже готовы, если надо, поделиться с ним шоколадом, десертом, к которому этот швейцарец, конечно же, очень неравнодушен.

Академическая карьера вместо бизнеса

Способности к математике были у него всегда. И потому решение Жоэля посвятить свою жить «точным наукам» выглядело совершенно логичным. После завершения обучения в гимназии он записался в Высшую техническую школу Лозанны (EPFL) на факультет, где обучают инженеров в области биомедицины.

Почему он сделал именно такой выбор? Из-за возможности свободно формировать свой собственный учебный план, — отвечает Жоэль. «Число обязательных предметов было очень невелико, хотя параллельно к ним я посещал и еще несколько курсов лекций: тот, кто от природы не имеет задатков гения, должен брать упорством и настойчивостью», — скромно разъясняет он свои мотивы.

В то время он еще даже и не думал о возможности отправиться учиться и работать за рубеж. Оценки его были не настолько уж хороши, чтобы получить право принять участие в программе «семестра зарубежных обменов». Поэтому он решил подождать до тех пор, пока у него в кармане не будет лежать диплом, удостоверяющий наличие у него магистерской степени. Однако уже тогда для него было совершенно ясно: свою жизнь он хотел бы провести в мире академической и фундаментальной науки. Бизнес — это не его стихия. «Я хотел заниматься тем или иным проектом до его логического конца, а не до момента наступления рентабельности», — поясняет он.

В 2007 году один его научных руководителей готовил поездку в Москву. Там он намеревался посетить, в частности, МГТУ с целью прозондировать возможности для дальнейшего сотрудничества лозаннской Высшей технической школы с этим российским вузом. Студент «EPFL», готовый уже сейчас поехать в Москву по обмену, мог бы сделать швейцарскую миссию в России куда более убедительной и успешной. Жоэль думал не долго, но, соглашаясь, поставил одно условие: «Не дольше полугода».

Первые блины комом...

Пока российская сторона предоставила-таки все необходимые бумаги и разрешения, уже наступил февраль 2009 г. Именно с этого момента и началась его одиссея в России, а первым шагом стал рейс самолета в неизвестное московское будущее. «Я хотел набраться в Москве уникального международного опыта, подождав, пока не улучшится экономическое положение в Европе», — вспоминает Ж. Штадельман.

Однако для начала на него обрушился московский быт — бессмысленный и беспощадный. Представителей МГТУ в аэропорту, разумеется, не было, поэтому он был вынужден, расспросив персонал воздушной гавани, самостоятельно искать дорогу к «Бауманке». «Первый месяц был просто ужасен», — вспоминает Ж. Штадельман.

Жоэль Штадельман

Нужно было внимательно следить, чтобы к сети за один раз было подсоединено ограниченное количество домашней техники, иначе пробки вылетали немедленно.

С одной стороны, студенческое общежитие располагалось недалеко от здания МГТУ, что для такого гигантского города, как Москва, было довольно заметным преимуществом. Однако из всех систем комфорта и жизнеобеспечения более или менее надежно и регулярно функционировало... только отопление.

«Вода была, но не всегда, равно и как и электричество... Поэтому нужно было внимательно следить за тем, чтобы к сети за один раз было подсоединено только ограниченное количество домашней техники, иначе пробки вылетали немедленно...», — вспоминает он с улыбкой.

Диссертация в Москве

И все-таки четыре года спустя он не бежал, куда глаза глядят, а остался в Москве. Причина проста — проза жизни никогда не заслоняла от него стратегической перспективы. Мощным стимулом стала и собственно исследовательская работа, в которую он окунулся с головой.

Параллельно он упорно изучает русский, потому что все научные работы и отчеты здесь нужно писать исключительно на языке Пушкина. Иначе у него не было бы возможности для публикаций. Напряженная работа становится важным элементом, уравновешивающим его повседневную жизнь в этой 15-миллионой метрополии.

Поэтому, получив предложение написать здесь диссертацию, он тут же согласился, даже с учетом того, что на пути этого проекта, кроме языкового барьера, находилась еще и другая сложность, а именно, то, как здесь, в России люди ставят перед собой и решают вопросы.

«Иногда я интуитивно предлагаю решение, но только для того, чтобы окружающие принялись бесконечно дискутировать на эту тему. И часто, спустя несколько часов, они приходят к такому же ответу, что и я. С другой стороны, такой подход помогает удостовериться в том, что все альтернативные варианты решения проблемы были действительно не столь оптимальны», — поясняет Ж. Штадельман.

МГТУ им. Баумана в Москве: 18 тыс. студентов, из них 400 иностранцев. (wikimedia commons)

МГТУ им. Баумана в Москве: 18 тыс. студентов, из них 400 иностранцев.

(wikimedia commons)

На службе у страждущих

Имея за спиной инженерное образование, он активно занимается электроникой, программированием, механикой, оптикой вплоть до обработки снимков, полученных при помощи спутников. «В России инженером-биомедиком считается специалист, занимающийся проблемами аппаратуры и оборудования для больниц и клиник», - поясняет он.

«А для этого нужны еще и знания из таких областей, как физиология и анатомия, которых у меня не было. В этом плане я, действительно, был скорее инженером, чем биомедиком, особенно на фоне моих коллег. Но если они сильнее меня там, где нужно разработать концепцию той или иной системы, то я превосхожу их в сфере конкретной материальной реализации идей». А таких возможностей в распоряжении швейцарского ученого – который не спешит украшать себя такими лаврами – находится предостаточно, ведь, наряду с чтением лекций, он еще участвует сразу в четырех научных проектах.

Жоэль Штадельман

Иногда я интуитивно предлагаю решение, но окружающие начинают бесконечно дискутировать, чтобы спустя несколько часов прийти к такому же ответу. С другой стороны, этот подход помогает удостовериться в том, что все альтернативы были действительно не столь оптимальны.

Один из проектов связан с созданием технических и инженерных основ, позволивших бы отказаться в сфере медицинской диагностики от использования рентгеновского излучения в пользу технологий на основе инфракрасного излучения. Это помогло бы, в частности, снизить риск и число онкологических заболеваний.

В рамках второго проекта речь идет о создании технических устройств, которые позволяли бы тяжело больным людям и инвалидам общаться с медицинским персоналом и врачами. Третий проект касается создания специальных протезов, шарниры которых отличаются повышенной  гибкостью.

Наконец, Ж. Штадельман работает над технологией, которая смогла бы качественно повысить надежность машин и методов анализа крови пациентов, с учетом того, что анализ крови – это самый распространенный в мире тип клинико-лабораторного анализа.

Конкретно, речь идет о том, чтобы заменить глаза лаборанта специальными камерами, способными практически сразу отмечать и анализировать любые аномалии. «Сейчас камерам на это требуется около трёх секунд, но с нашей точки зрения это все еще слишком долго», - говорит он с улыбкой.

Остаться в России?

На данный момент молодой ученый из Швейцарии подписал с МГТУ договор до 2018 г. Одновременно он размышляет над возможностью защитить тут российскую докторскую диссертацию, правда, для этого ему еще необходимо некоторое время провести в постдокторантуре. Кроме того, как это требуется в России, результаты его труда «должны быть значительным вкладом в науку».

Укрепившись в одном из самых престижных университетов России, молодой швейцарец все еще сомневается в своих силах и своем научном потенциале, удивляясь все еще порой тому, как мыслят в России. Сможет ли он в перспективе привыкнуть к этому – это тоже большой вопрос.

По его словам россияне «способны видеть взаимосвязи там, куда мне и в голову не придет заглянуть». Однако надежда умирает последней. «Вопрос о том, что я мог бы остаться тут и дольше, уже несколько раз поднимался с намёком на его возможное положительное решение», - говорит зримо довольный Джоэль.

Швейцария и швейцарцы – короче говоря…

Удивительно вообще-то, но попадая в Москву швейцарцы, как правило, уже обладают неплохим опытом в плане контактов с незнакомыми явлениями и людьми. В Швейцарии можно спросить любого железнодорожного служащего, когда и с какого пути отправится тот или иной поезд. И там ты всегда можешь рассчитывать на вежливый ответ, или уж, по крайней мере, на извинение в случае, если этот сотрудник не располагает нужной вам информацией.

В Москве о таком подходе и речи быть не может. Попробуйте спросить какого-либо сотрудника РЖД о чем-либо, и ты получишь в ответ резкое «А я почем знаю?». Однако мои вылазки на уик-энд в более спокойные места показали, что такое отношение тут вовсе не норма. Есть тут и другая крайность. В Дубне, например, довольно пожилая дама села со мной в автобус только для того, чтобы точно указать мне, где мне следует выходить.

Россияне могут в случае необходимости пойти на многое, только ради того, чтобы помочь другу. Преодолев некоторую дистанцию в личном общении, можно увидеть, что русские в массе своей люди сердечные и куда более открытые, чем швейцарцы.

Жоэль Штадельман

Жоэль Штадельман

Родился 7 января 1985 г. в г. Саверн (Saverne) во Франции;

1985 г.: переезд в Швейцарию, во франкоязычную часть кантона Вале;

2003 г.: начало учебы в Институте Микротехники в Лозанне («EPFL»);

Февраль 2008 г.: степень магистра в сфере микротехники;

С 2009 г.: стипендиат МГТУ им. Баумана в Москве, начало работы над кандидатской диссертацией;

Декабрь 2012 г.: защита кандидатской, начало деятельности в должности профессора-ассистента.

МГТУ им. Баумана

Основан в 1763 г. императрицей Екатериной II под названием «Императорский Воспитательный Дом».

Название «Московское Высшее Техническое училище им. Н. Э. Баумана» было присвоено этому вузу в честь революционера Николая Эрнестовича Баумана, убитого в 1905 году недалеко от главного здания тогда еще «Императорского Московского Технического Училища». Старше МГТУ только МГУ им. Ломоносова, основанное в 1755 г.

Нынешнее «Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана» является одним из ведущих технических вузов России и Европы. Достижения выпускников вуза и результаты собственной научной работы сникали «Бауманке» заслуженно высокую репутацию.

В настоящее время в МГТУ им. Баумана обучаются примерно 18 тыс. студентов, из них 400 иностранных граждан. Обучаться иностранцы могут по всем специальностям, кроме тех, что были объявлены «стратегическими», среди них — специальности в сфере энергетических машин и установок и создания новейших систем вооружений.

Среди бывших студентов «Бауманки» следует назвать таких выдающихся ученых и конструкторов, как С. Королев, А. Туполев, П. Сухой. Н. Доллежа́ль (инженер-теплотехник и создатель ядерных реакторов). На базе МГТУ были основаны и развиты многочисленные научные и конструкторские школы и направления, в частности, в сфере военной авиации, энергетики, строительства, коммуникации и информатики. Все они находятся в Москве.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch



Гиперссылки

×