Почему медицинский суицид в Швейцарии нормален?

Почему Швейцария не хочет регулировать добровольный суицид?

Ученый Дэвид Гудолл приехал из Австралии в Швейцарию в 2018 году в возрасте 104 лет, чтобы совершить ассистированное самоубийство. Он не был неизлечимо болен, но, по его словам, просто устал от старости. © Keystone / Georgios Kefalas

Кантон Невшатель требует введения в стране четкого правового регулирования условий деятельности организаций, оказывающих услуги в области ассистированного суицида. Это требование, так же, как и многочисленные требования схожего характера, делавшиеся в прошлом, наверняка потерпит неудачу.

Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи)

Для начала напомним, что прибегать к инструментам прямой демократии в Швейцарии могут не только партии или отдельные лица, но и кантоны (субъекты федерации). Так называемая кантональная законодательная инициатива (Standesinitiative) позволяет каждому кантону предложить созвать комиссию с целью разработки проекта парламентского решения по тому или иному актуальному вопросу. Недавно этой возможностью воспользовался кантон Невшатель, выдвинувший кантональную инициативу, в центре которой находится требование создать четкие правовые условия работы швейцарских организаций, специализирующиеся на услугах эвтаназии или ассистированного суицида.

В качестве обоснования такого шага кантональные власти указали, что практически все основные швейцарские организации такого рода за последние время «тихой сапой» мало по малу расширяли круг клиентов и возможных кандидатов на получение квалифицированной поддержки при самоубийстве, и сегодня например, эти организации по факту предоставляют свои «услуги» просто пожилым людям, что с точки зрения этого швейцарского франкоязычного кантона требует по меньшей мере четкого юридического регулирования и не менее четкой этической оценки.

Недостаточно четкая юридическая ситуация

В швейцарском «сенате», Совете кантонов, предложение кантона Невшатель не имело никаких шансов на поддержку. Сейчас, в ходе весенней парламентской сессии, оно обсуждается в Национальном совете (большой палате парламента). По мнению Самиа Хурст-Майно (Samia Hurst-Majno), профессора кафедры профессиональной юридической этики Женевского университета, одобри палата эту инициативу — и это стало бы настоящим чудом!

В Швейцарии не впервые обсуждается вопрос совершенствования существующих правовых норм, регулирующих услуги ассистированного суицида. «До сих пор здесь каждый раз приходили к выводу, что действующего законодательства уже вполне для этих целей достаточно, и это несмотря на то, что Европейский суд по правам человека уже несколько раз принимал частные определения в отношении Швейцарии, критикуя её за недостаточно ясную правовую позицию в этом сложном вопросе», — говорит эксперт.

Почему Швейцария упорно не желает решать этот вопрос?

В своё время Швейцарское правительство уже совсем готово было законодательно отрегулировать «бизнес» в сфере помощи при совершении самоубийств на федеральном уровне, но в 2011 году оно предпочло в последний момент не делать этого с оглядкой на результаты двух кантональных референдумов в Цюрихе, самом крупном по населению кантоне Швейцарии, на которых предложения запретить помощь при самоубийствах и поставить заслон на пути «самоубийственного туризма» из-за рубежа потерпели разгромное поражение. Посчитав этот результат достаточно репрезентативным для всей страны, правительство не стало приниматься за «безнадёжное дело» регулирования ассистированного суицида и зря тратить время и свои репутационные ресурсы.


По словам профессора кафедры государства и права Люцернского Университета Бернхарда Рютше (Bernhard Rütsche) сторонники либеральной линии опасаются, что любое правовое регулирование этой тонкой сферы окажется на практике не регулированием, но запретом. Со стороны политиков и депутатов часто звучит и другое утверждение, а именно, относительно того, что в принятии какого-то специального федерального закона по эвтаназии сейчас нужды нет с учетом наличия развитого кантонального законодательства, которое уже в достаточной степени регулирует всё, что должно быть отрегулировано.

«Наконец, Федеральный совет, правительство, подчеркивает, что занявшись правовым регулированием организованной помощи самоубийцам и приняв специальный федеральный закон, власть тем самым как бы одобрит и „сертифицирует“ работу соответствующих учреждений, чего кабинет не хочет допускать ни при каких обстоятельствах», — говорит профессор Б. Рютше.

Швейцарская система базируется на доверии

«Установи сегодня государство правовые параметры для типов и степени тяжести физических страданий, начиная с которых человек имел бы право требовать себе помощи при самоубийстве, то это стало бы кардинальным изменением вообще всей философии подхода к данной проблеме», — считает Самиа Хурст-Майно. «Сейчас наша модель основана на полном доверии к двум вовлеченным в это действие основным, находящимся в здравом уме и твердой памяти, лицам, а именно, к самоубийце и к его ассистенту. 

Речь идет в данном случае о свободе воли в чистом виде, потому что желающий уйти из жизни не имеет на данный момент никаких правовых оснований требовать себе помощи и настаивать на ее получении. Принудить кого-то „по закону“ убить себя он не может, тут и в самом деле изначально должно присутствовать пресловутое „непротивление сторон“. Федеральный же закон превратил бы свободу отношений в отношения на основе позитивных правовых норм (ius positivum), то есть на системе обязательных норм, формализованных государством и регулирующих жизнь субъектов права на данной территории, то есть в Швейцарии. И это была бы уже качественно иная ситуация».

Специализированные организации

По словам С. Хурст-Майно кантональная инициатива из Невшателя указывает на существование и второго «больного обстоятельства», а именно, на сами организации ассистированного суицида. Изначально Швейцария с ее либеральным законодательством просто хотела декриминализовать возможность предоставлять друг другу так называемую «последнюю дружескую услугу». Никто не ожидал тогда, что оказание этой услуги переживет процесс институционализации, коммерциализации и профессионализации, и что появятся структуры, специализирующиеся именно на проведении самоубийств.

«Но именно так и получилось и это настоящий парадокс и противоречие», — говорит С. Хурст-Майно. «С одной стороны, мы хотим, чтобы эвтаназией занимались компетентные и специально обученные лица, но с другой стороны мы не хотим расстаться с идеализированным сценарием ухода из жизни при помощи рук «лучшего друга». По ее мнению, оптимальное решение заключалось бы в официальном признании существования такой профессии как «ассистент организации процедур добровольного суицида». «Правда, тогда Швейцария стала бы первой и единственной страной мира, где можно было бы пройти обучение по специальности „помощник самоубийцы“, и вот это уже стало бы действительно настоящим скандалом».


Содействие суициду в Швейцарии

В соответствии со швейцарским законодательством тот, кто, исходя из корыстных побуждений и/или мотивов, подталкивает другое лицо совершить самоубийство или помогает ему покончить с собой, тот совершает уголовно наказуемое преступление. Соответственно остается безнаказанным тот, кто помогает другому уйти из жизни, не имея в этом никакой личной заинтересованности.

В Швейцарии платную помощь при суицидах предлагают сразу несколько организаций. Долгое время оставался невыясненным вопрос о том, можно ли классифицировать взимание ими денег в качестве «эгоистичных мотивов или личной заинтересованности».

Недавно в ходе судебного процесса основатель известной швейцарской организации Dignitas, в отношении которого было выдвинуто обвинение в личном и корыстном обогащении, был оправдан. Данное решение суда, очевидно, станет важным прецедентом на будущее.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей