Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Год 2016 — итоги Американские горки европейской демократии

Автор:


Такой избирательный бюллетень был предложен итальянским избирателям 4 декабря 2016 года на референдуме по конституционной реформе. 

Такой избирательный бюллетень был предложен итальянским избирателям 4 декабря 2016 года на референдуме по конституционной реформе. 

(AFP)

Александр Ван дер Беллен избран новым президентом Австрии, премьер-министр Италии Маттео Ренци ушел в отставку после проигранного референдума по предложенной им конституционной реформе. Таковы предварительные политические итоги драматичного для мировой демократии 2016 года. Говорят, что люди устали от демократии! Ничего подобного! Более того, активные граждане, напрямую стремящиеся вмешиваться в политику, становятся новым глобальным символом веры людей в собственные силы.

Этот день, 4 декабря 2016 года, достоин занесения во все учебники истории. Граждане Австрии избрали — с третьей попытки — нового главу государства, в то время как итальянцы пришли на избирательные участки с целью дать ответ на вопрос о том, какая судьба ожидает самую значительную за последние десятилетия конституционную реформу. В обеих странах было зарегистрировано рекордное количество граждан, пришедших голосовать: в Италии этот показатель составил 68,5%, в Австрии еще больше — 74,1% от общего числа избирателей.

Обе эти цифры, безусловно, впечатляют. В Италии премьер Ренци, который ушел в отставку сразу после того, как стало ясно, что избиратели проголосовали против предложенной им конституционной реформы, еще весной этого года прилюдно хвастался, как ловко он своими призывами к бойкоту саботировал компанию в пользу проведения референдума на предмет модернизации итальянской политики в области защиты окружающей среды. Следует учитывать, что в Италии для того, чтобы результаты референдума считались действительными, нужен некий кворум, точнее, явка избирателей должна составлять не менее 50%. Весной 2016 года более половины итальянских избирателей остались в стороне от экологического референдума. И вот теперь он сам стал жертвой народной воли!

Александер Ван дер Беллен (Alexander Van der Bellen).

(AFP)

В Австрии же кампания по выборам президента (а пост этот сам по себе не столь уж и важный) превратилась в итоге в недостойный спектакль, участники которого старались всячески подсидеть друг друга и «подвести под монастырь» с использованием всех мыслимых административных ресурсов и юридических ухищрений. И все равно, явка оказалась очень высокой и в первом, и во втором раунде: в начале мая к урнам пришли 68,5% избирателей, в начале июня и того больше, 72,7%.

Две большие разницы

Здесь надо отметить, что такая вовлеченность общества в демократические процедуры в Австрии и Италии совершенно не была чем-то из ряда вон выходящем. В 2016 году во всем мире людей, стремящихся напрямую вмешиваться в политические процессы, стало больше, чем когда бы то ни было в истории. При этом, вопреки распространенным опасениям разного рода «лидеров общественного мнения», большинство принятых народом решений вовсе не были иррациональными и недальновидными.

Начался избирательский год в январе с исторических выборов первого главы государства Тайваня и успеха демократических сил в этом восточноазиатском островном государстве. В конце февраля последовал референдум в Швейцарии об «усилительной инициативе», снова поставившей фундаментальные вопросы государственно-правовых основ Конфедерации. Опять же, явка избирателей (64%) была тогда выше обычного уровня.

И так продолжалось весь год. Конечно, результаты многочисленных выборов и референдумов, состоявшихся в 2016 году, приводили порой к очень разным идеологическим и партийно-политическим результатам. А потому важнейшим уроком истекающего года стало понимания одного в общем-то несложного факта: плебисцитарная демократия и прямая демократия — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Четыре плебисцита, четыре поражения

То, что сначала звучит довольно сухо и абстрактно, можно проиллюстрировать на примере четырех референдумов прошедшего года, в рамках которых сразу четыре премьера и главы государства пытались с помощью плебисцитов, то есть законодательно оформленных и назначенных «сверху» опросов граждан на ту или иную тему, укрепить свои собственные властные позиции. И — вот сюрприз! — все четверо получили от избирателя не тот ответ, которого они ждали, другими словами, они потерпели очевидное поражение.

Начались эти сюрпризы в июне 2016 года, когда стали известны итоги голосования по вопросу о выходе Великобритании из ЕС. Напомним, что за выход высказались 52% голосовавших. Продолжился этот «праздник непослушания» в начале октября в Венгрии, где проходил плебисцит об ужесточении политики в отношении беженцев. Его результаты засчитаны не были, так как на референдум пришло не более 40% избирателей, а в Венгрии, как и в Италии, нужен «кворум» в 50%. В то же время в Колумбии на плебисците 50,2% избирателей отклонили мирное соглашение с повстанцами из рядов радикально-марксистских «Революционных вооружённых силы Колумбии» («ФАРК»). Ну а финалом стал отказ итальянцев согласиться с основными положениями конституционной реформы М. Ренци.



Премьер-министр Италии Маттео Ренци (Matteo Renzi) после проигранного референдума. 

Премьер-министр Италии Маттео Ренци (Matteo Renzi) после проигранного референдума. 

(AFP)

Во всех случаях ответственные за судьбу страны лидеры просчитались, переоценив собственную власть и влияние. Выводы, которые они сделали из этих поражений, тем не менее, были совершенно разными. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и его итальянский коллега Маттео Ренци подали немедленно в отставку, тогда как глава Венгрии Виктор Орбан видимо настолько презирает демократию, что ему ничего не стоило назвать неудачный октябрьский референдум «большим успехом» своего правительства.

Примерно тоже самое произошло в Колумбии: президент Хуан Мануэль Сантос, указав на полученную им 10 декабря в Осло Нобелевскую премию мира, вполне спокойно заявил в связи с отвергнутым избирателями мирным соглашением с ФАРК, что, мол «все идет по плану», иначе бы, де, премию мне не дали. При этом Сантос хоть и переработал мирный договор, но второй раз референдум по этому вопросу он устраивать не стал, удовлетворившись актом его ратификации правительством в Боготе. Является ли все это прямой демократией? Ни в коем случае!

Референдум, назначенный и проведенный по указке «сверху», является инструментом, созданным и рассчитанным на одностороннее наращивание власти теми, у кого власть уже и так находится в руках.

Конец цитаты

Больше демократии? Это возможно!

Все эти поражения оказались весьма болезненными пощечинами, более того, что касается плебисцита в Италии, то его последствия вполне могут пошатнуть даже все здание Евросоюза, все-таки страна на Апеннинском полуострове является третьей по величине экономикой еврозоны. Поэтому теперь, наверное, стало ясно абсолютно всем: плебисциты являются любимыми инструментами в арсенале авторитарных правителей. В условиях современной представительской демократии игр с плебисцитами стоило бы принципиально избегать.

Причина тут очевидна: плебисцит (то есть референдум, назначенный и проведенный по указке «сверху») является инструментом, созданным и рассчитанным на одностороннее наращивание власти теми, у кого власть уже и так находится в руках. В ходе плебисцитов избирателями можно легко манипулировать, наконец, плебисцит ставит под вопрос такие важные основы современной демократии, как верховенство закона, правовая государственность, принцип разделения властей, защита меньшинств. И именно поэтому британцы, венгры, колумбийцы и итальянцы показали властям, выражаясь футбольным языком, красную карточку. Отказ от плебисцитов, с другой стороны, не означает отказа от референдумов и других процедур истинной прямой демократии.

Наоборот, все очевиднее становится тот факт, что современной представительской демократии жизненно необходимы инструменты и способы институционального участия граждан в политике, в том числе и в период между выборами. На основе четко разработанного и учитывающего интересы граждан права, регулирующего проведение референдумов и определяющего порядок выдвижения народных законодательных инициатив, вполне можно обсуждать и адекватно и рационально решать самые важные вопросы политической повестки дня. А это поможет сделать нашу современную демократию еще более репрезентативной. И каким бы драматичным и конфликтным в том, что касается демократии, ни казался теперь уходящий 2016-й год, взгляд на рекордное количество выборов и референдумов по всему миру должен укрепить нас в мысли, что больше демократии — это вполне возможно. Но хотеть этого мало! Для этого нужно еще делать что-то конкретное, причем каждый день!

А каково Ваше мнение? Нужны ли народу референдумы и плебисциты? Мы приветствуем любые комментарии! Пишите нам!


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×