Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Детская классика Алоис Кариджет: великий иллюстратор, непризнанный мастер

Автор: , г. Цюрих

В Швейцарии детская сказка про «Звонкого Урсли» («Schellen-Ursli») известна каждому. Став классикой детской литературы, эта книга интересна уже тем, что возникла она, по сути, одновременно на двух языках, немецком и ретороманском. А потом ее перевели на английский, японский и даже африкаанс. 



Игровой уголок на выставке работ Алоиса Кариджета в Цюрихе с рисованными сюжетами на тему классической швейцарской детской сказки про «Звонкого Урсли» («Schellen-Ursli»).

Игровой уголок на выставке работ Алоиса Кариджета в Цюрихе с рисованными сюжетами на тему классической швейцарской детской сказки про «Звонкого Урсли» («Schellen-Ursli»).

(Keystone)

Не менее культовыми, чем сама книга, являются и рисунки к ней, выполненные художником Алоисом Кариджетом. Парадокс – став благодаря этой книге знаменитым, он вынужден был долго бороться за признание в качестве настоящего мастера кисти, каким он, без сомнения, и был.

«В горах высоко, от нас далеко, жил мальчик. Какой? Представить легко...» Эта первая строка из сказки о мальчике Урсли (уменьшительно-ласкательная форма от имени Урс, на ретороманском — Уорсин / Uorsin) хорошо известна уже нескольким поколениям швейцарских детей.

Современный текст, в центре которого стоит история подросткаВнешняя ссылка, поставившего перед собой цель во что бы то ни стало добыть из высокогорной избушки пастуха самый большой коровий колокольчик в деревне, чтобы встать во главе шествия, традиционно устраиваемого в кантоне Граубюнден на празднике прощания с зимой «ChalandamarzВнешняя ссылка», стал настоящим национальным мифом.

И это понятно — сюжет взросления и социальной инициации встречается в любой культуре. Но если что и сделало эту историю по настоящему любимым вечерним чтением конкретно в Швейцарии, так это иллюстрации художника Алоиса КариджетаВнешняя ссылка, обладавшего уникальной манерой рисования и редкой способностью удивительно точно вникать в образы главных героев.

Поэтому-то отныне и вовеки веков Урсли, с его темными кудрями и остроконечной крестьянской шапкой, будет существовать именно таким, каким его придумал и нарисовал этот незаурядный мастер кисти. А. Кариджет и автор текста сказки Селина Хёнц (Selina Chönz, 1910 - 2000) сотрудничали и дальше — образовав творческий тандем, они подарили миру такие прекрасные детские книги, как «Флурина и дикая птичка» («Flurina und das Wildvöglein») и «Большой снег» («Der grosse Schnee»).

Однако о колоссальной популярности, какой до сих пор обладает история про мальчика Урсли, эти книги, конечно, даже и мечтать не могли. В 1966 году Алоис Кариджет был награжден престижной Премией имени Ганса Христиана Андерсена, которой отмечают выдающиеся достижения на ниве детской литературы. Художник умер в 1985-ом году.

И вот теперь, спустя ровно 30 лет после его смерти и через 70 лет после первой публикации сказки, «Звонкий Урсли» опять появится в кино в одноименном фильмеВнешняя ссылка швейцарского режиссера Ксавье Коллера (Xavier Koller). Кроме того, Национальный музейВнешняя ссылка в Цюрихе посвятил Алоису Кариджету и его самому знаменитому герою отдельную выставку.

Многогранный талант

«Алоис Кариджет был не только создателем визуального образа мальчика Урсли и не только большим художником. Он был отличным графиком, сценографом, а также одним из основателей знаменитой швейцарской театрально-эстрадной труппы «Кабаре Корнишон», — рассказывает нам Паскаль Майер (Pascale Meyer), куратор выставки «Алоис Кариджет: рисунки, графика и мальчик УрслиВнешняя ссылка», которую можно будет еще посетить в Цюрихе до января 2016 года.

Художник родился в 1902 году в деревне Трун (TrunВнешняя ссылка), расположенной в отдаленном регионе Сурсельва, что в кантоне Граубюнден. Он был седьмым из одиннадцати детей и провел, как он сам отмечал, в горах этого сельского и тогда очень бедного швейцарского региона довольно беззаботное детство. Потом его семья переехала в столицу кантона, город Кур. Дома у него говорили на ретороманском языке, четвертом национальном языке Швейцарии.

Получив профессию художника-декоратора, он одновременно сам овладел основами живописи и графики. Придуманные им сюжеты для рекламных плакатов оказались настолько удачными, что его заметили ведомства, отвечавшие, как говорят сегодня, за создание позитивного имиджа Швейцарии.

Поэтому сначала он сотрудничал с туристическими структурами, а потом последовал и его первый большой заказ, а именно, создание эскиза официального постера к знаменитой Выставке достижений народного хозяйства Швейцарии, прошедшей в Цюрихе в 1939 году и оставшейся в истории под кратким названием «Landi». «В его работах были заметны вдохновение и юмор, и это сделало его крупнейшим швейцарским художником-декоратором и плакатистом», — говорит Паскаль Майер.

В качестве сценографа он долго и плодотворно сотрудничал со знаменитым «Кабаре КорнишонВнешняя ссылка», которое существовало в Цюрихе в период с 1934 по 1951 годы и постоянным членом которого был его брат Царли (Zarli), в то время хорошо известный швейцарский актер. Однако по-настоящему сердце его принадлежало изобразительному искусству, а потому в 1939 году Алоис Кариджет возвращается в горы Граубюндена для того, чтобы полностью сосредоточиться на живописи.

Большое искусство

По словам Штефана Кунца (Stephan Kunz), директора Художественного музея ГраубюнденаВнешняя ссылка в Куре, у которого цюрихская выставка позаимствовала несколько ранних работ Кариджета, «он был известен и уважаем в кантоне как большой художник. Сам мастер всячески поддерживал и развивал этот имидж, хотя без ложной скромности нужно сказать, что признание он получил и далеко за пределами кантональных границ».

На пике своей творческой карьеры Алоис Кариджет смог развить характерный стиль и манеру письма, так что его было просто невозможно спутать с каким-нибудь другим художником. Основой его работ были мотивы и сюжеты из окружавшей его повседневной жизни, которые потом он творчески переосмысливал и помещал в рамки очень динамичных и впечатляющих композиций.

Художника часто видели в горах с альбомом для рисования в руках. Современную фотографию художник всерьез не воспринимал, а почему — он сам разъясняет в этом видеосюжете.

«Для своих соседей Алоис Кариджет оставался во многом книгой за семью печатями. Он был далек от их реальности, ведь его соседи были крестьянами, рабочими, обычными люди, которых он, тем не менее, глубоко уважал. Они спрашивали его всё время, почему на его рисунках коровы красного цвета, на что он отвечал, мол, я художник и потому немного сумасшедший. Но они его тоже уважали», — рассказывает Ш. Кунц.

«Действительно большой прорыв в качестве художника ему удалось совершить в 1951 году, получив заказ на огромную настенную роспись в Цюрихе. Но его популярность как иллюстратора и как человека, создавшего столько заметных и запоминающихся плакатов, сильно повредила его репутации серьезного живописца», — продолжает Ш. Кунц.

Не очень способствовало карьере и пристрастие художника к темам родины, к домашним мотивам. Поэтому не случайно, что иллюстрированная им книга о мальчике Урсли, вся пропитанная тоской по «старым добрым временам», была опубликована именно в послевоенный период, для которого было характерно особенное стремление к социальной норме, исконной простоте и традиционным ценностям.

«Если посмотреть на его работы, созданные им в качестве художника и рисовальщика, то сразу видишь другой уровень. Он был очень большим мастером, виртуозно владевшим искусством перспективы и обладавшим уникальным пространственным зрением», — говорит Ш. Кунц.

«Урсли» даже на фарси

Вообще-то иллюстрировать детские книги Алоис Кариджет не собирался. Он предпочел бы не отвлекаться и дальше работать над собственными проектами. К тому же долгое время образ Урсли у него никак не получался. Поэтому-то книга с его рисунками была опубликована лишь спустя пять лет после подписания им договора с издательством.

Определенной компенсацией стал грандиозный успех, выпавший на долю сказки про мальчика Урсли и про его поиски самого большого колокола для участия в традиционной церемонии проводов зимы. Книгу опубликовали одновременно на немецком и двух диалектах ретороманского языка.

«В наши дни книга считается признанной классикой детской литературы», — отмечает Ронни Ферстер (Ronny Förster) из цюрихского издательства «Orell FüssliВнешняя ссылка», которое с 1971 года является обладателем прав на эту книгу. Сегодня текст сказки доступен на девяти языках, скоро будет готова ее версия на фарси. «Туристы часто покупают английский текст, желая привести домой  как сувенир воспоминание о классической Швейцарии — стране нетронутой альпийской идиллии», — говорит она.

Интересно, что особой популярностью эта книга пользуется в Японии, где на данный момент уже продано более 42 тыс. экземпляров. «Может, это и немного на первый взгляд, но издатель подчеркивает, что никакая другая книга с картинками не находится в Японии на таком стабильном и высоком уровне продаж, как эта», — указывает Р. Ферстер.

Сказка про Урсли и другие книги, — на выставке в Цюрихе можно также впервые ознакомиться, например, с эскизами Кариджета к неопубликованной иллюстрированной книге «Krickel» («Рожки»), в центре которой должен был находиться образ молодой горной козочки, — возможно, и затмили остальные таланты Кариджета и даже повредили его карьере «взрослого» живописца. Но ясно одно – над книжными иллюстрациями он всегда работал с радостью и удовольствием.

Даже когда он больше уже не выпускал детских книг, ему было очень приятно слышать, что по всей Швейцарии дети все еще засыпают по вечерам, положив себе под подушку книгу про Урсли. По его собственным словам, ему было очень важно обратиться прежде всего к детям, живущим в «серых спальных районах больших городов», рассказав им о том, каким может быть детство у подножия вершин, освещенных лучами горного солнца. 

Солнце это до сих пор светит швейцарским детям, открывающим первую страницу книги про кудрявого мальчика Урсли и начинающим читать первую строчку этой сказки: «В горах высоко, от нас далеко, жил мальчик. Какой? Представить легко...». Послушайте, как звучит эта строка на ретороманском языке.

Оригинал «Schellen-Ursli» на ретороманском языке

Швейцарский романист и культуролог Рико Валер читает начало из сказки на ретороманском языке, одном из четырех национальных языков Швейцарии. 

Алоис Кариджет и ретороманский язык

В деревне, где вырос Алоис Кариджет, ретороманский язык (RumantschВнешняя ссылка) был распространен очень широко. Язык возник и развивался на базе латыни, в Швейцарии на нем говорят только в некоторых областях кантона Граубюнден. Сегодня в Конфедерации насчитывается около 60 тыс. его носителей. С 1938 года ретороманский является четвертым национальным языком Швейцарии.

Как утверждает писатель и ученый-культуролог Рико Валер (Rico Valär) Алоис Кариджет никогда не был политическим активистом, выступающим за права людей, говорящих на ретороманском языке, но он поддерживал активные отношения с культурной элитой и интеллектуалами региона.

«Его живописные работы стали воплощением ретороманского мира, решающим образом определив то, каким образом эта культура воспринимается как самими ее носителями, так и людьми со стороны», — отмечает он.

Для самого же художника этот язык был символом неразрывной связи с семьей, с собственными корнями и историей. «Он говорил, что, когда прочитал оригинальную версию сказки про Урсли на ретороманском, перед его глазами возникло его собственное детство, оставшееся в памяти временем безусловного счастья и безмятежности», — резюмирует ученый.

Конец инфобокса

Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×