Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Дипломатия Швейцария, ОБСЕ и Украина: итоги подвели...

«Председательство в ОБСЕ стало, скорее, шансом для самой организации, чем для Берна». Участники круглого стола в Женеве (слева направо): Сидония Габриэль, Эрик Хёсли, Ксавье Колан и Рафаэль Нэгели.

(Swissinfo / Russische Schweiz / Yury Obozny)

По мнению большинства наблюдателей, Швейцария довольно удачно отработала в 2014 году на посту председателя ОБСЕ. Самым большим для нее вызовом стал, без сомнения, конфликт в Украине. На прошлой неделе в Женеве была предпринята попытка дать оценку результатам деятельности швейцарской дипломатии конкретно в рамках этой проблематики. Выводы, которые были сделаны, оказались не слишком радужными.

Дискуссия экспертов на тему «Швейцарская дипломатия в сердце конфликта в Украине: итоги деятельности во главе ОБСЕВнешняя ссылка» прошла в женевском «Пресс-клубе» 25 февраля. Мероприятие было организовано «Форумом по швейцарской внешней политикеВнешняя ссылка» (foraus — Forum Aussenpolitik — Forum de politique étrangère), неформальным мозговым центром, объединяющим молодых специалистов в области международных отношений. Как сказано в Уставе «Форума», эта организация «разрабатывает идеи, инструменты и рекомендации и предоставляет их в распоряжение как людей, принимающих решения во внешнеполитической сфере, так и в целом широкой общественности, наводя, тем самым, мосты между наукой и политикой».

Дипломатический юбилей 200лет

200 лет отношений России и Швейцарии: в период политического кризиса роль моста между народами начинает играть культура.

Поэтому-то в популярный в Женеве «Швейцарский клуб прессы» для разговора по итогам швейцарского председательства в ОБСЕ были приглашены как политики, так и ученые, включая журналистов. Рафаэль Нэгели (Raphael Nägeli) представлял швейцарскую дипломатию. Он руководит в швейцарском Департаменте (министерстве) иностранных дел специальной рабочей группой (Task Force) по ОБСЕВнешняя ссылка. Сидония Габриэль (Sidonia Gabriel), директор швейцарского Центра исследования проблем миротворчества (Centre for Peacebuilding, KOFF), отвечала за науку, а Эрик Хёсли (Eric HoesliВнешняя ссылка), журналист, профессор Лозаннской высшей технической школы (EPFL) и Женевского университета, специалист по странам постсоветского пространства, представлял цех как ученых, так и журналистов.

Ведущим встречи был Ксавье Колан (Xavier Colin), известный всему франкоязычному миру благодаря своей авторской программе «GeopolitisВнешняя ссылка», выпускаемой телеканалом «TV5». Он и начал вечер, указав сначала на хорошую новость, а именно, на то, что 25 февраля 2015 года, по информации украинской стороны, впервые за долгое время на фронте не погиб ни один украинский солдат. «Есть ли в этом заслуга Швейцарии и ОБСЕ? Сейчас, когда все согласны, что швейцарское председательство в ОБСЕ было для нее огромным шансом, ожидали ли дипломаты, какую ношу они на себе взвалили? Можно ли вообще говорить о шансе?»

«Сегодня хороший день — обошлось без жертв. Но если подводить итог за весь год, то он, безусловно, будет негативен», — к такому выводу пришел Рафаэль Нэгели. По его убеждению, «ни Швейцария, ни ОБСЕ, ни вообще кто-либо еще, так и не смог остановить конфликт в Украине. Эскалация продолжается и сейчас. Украина получила более 6 тыс. убитых, более полутора миллиона беженцев, минские соглашения о прекращении огня нарушены более 250 раз в течение 10-ти дней. Так что я не думаю, что мы все отлично поработали. О достигнутых нами результатах нужно говорить сдержанно», — считает этот дипломат, шеф которого, министр иностранных дел Дидье Буркхальтер, был недавно избран в Конфедерации «Швейцарцем Года», в том числе и за его заслуги по руководству ОБСЕ в такой нелегкий кризисный период.

Что могла сделать Швейцария?

Могла ли Швейцария сделать больше для предотвращения эскалации насилия? «Мы предчувствовали грозу еще тогда, когда выступления на Майдане носили мирный характер. Мы хотели предложить техническую помощь, например, по подготовке журналистов к работе в условиях Майдана, по мерам, направленным на соблюдение прав человека, по мониторингу вероятных досрочных выборов. Но мы имели право действовать только по приглашению украинской стороны — таковы правила работы ОБСЕ. Янукович нам тогда сказал „Спасибо, не надо“. А через пару дней он лишился власти. Новое временное правительство приняло все наши предложения. Но вскоре произошла аннексия Крыма, и все вдруг резко поменялось: конфликт стал международным», — напоминает Рафаэль Нэгели.

«Меня начинают серьезно раздражать рассуждения на тему „Что же там в голове у Путина?“ Здесь нет никакой психиатрической проблемы, проблема есть геополитическая. В непонимании этого и заключается огромная ошибка в оценке ситуации. Действия России вовсе не лишены логики, когда речь идет о реальной угрозе ее основным национальным интересам. Поэтому исходить из того, что в России все решает один человек, и его устранение изменит ситуацию — глубокое заблуждение», — убежден Эрик Хёсли.

Украинский кризис ОБСЕ Швейцария

PLACEHOLDER

Дидье Буркхальтеру не позавидуешь. Будучи министром иностранных дел Швейцарии, он должен быть нейтральным, но в роли председателя ОБСЕ обязан иметь четкую позицию в связи с аннексией Крыма.

«Политика нейтралитета это всегда своего рода шпагат и сидение между двух стульев, однако что касается Дидье Буркхальтера, то свое дело он делает очень хорошо». Таково мнение Кати Риклин (Kathy Riklin), представительницы партии демохристиан (CVP) во Внешнеполитической комиссии Национального совета («APK»), большой палаты федерального парламента Швейцарии. В задачу ОБСЕ входит, в первую очередь, миротворчество. Но решить эту задачу нельзя просто так, необходимы наличие четкой позиции и готовность отстаивать свое мнение и убеждения. 

На это указывает К. Риклин в разговоре с информационным порталом swissinfo.ch. Высшее руководство «APK» также не жалеет для Дидье Буркхальтера хвалебных слов. «Кризис в Украине, а если точнее, вокруг Крыма, развивался в буквальном смысле взрывообразно. С этой точки зрения швейцарский министр иностранных дел, добившись посылки в Украину наблюдательной миссии ОБСЕ, сделал все, что только было в его силах...».

В этом убежден Карло Соммаруга (Carlo Sommaruga), председатель Внешнеполитической комиссии Национального совета и представитель партии швейцарских социал-демократов. В настоящее время наблюдатели ОБСЕ имеют доступ ко всем регионам восточной Украины, кроме Крыма, который в результате референдума, признанного Западом незаконным, перешел к России. И это обстоятельство недооценивать не стоит.

С уважением к своему коллеге по партии относится и Криста Марквальдер (Christa Markwalder), член «AKP» от партии швейцарских либералов (FDP). «Оценивая деятельность Дидье Буркхальтера в качестве как министра иностранных дел, так и председателя ОБСЕ, я получала только позитивные отклики. Такая двойная роль, которая волею судьбы легла на плечи министра, является для Швейцарии настоящей удачей, поскольку она предоставляет ей очередную возможность укрепить свою роль в мире в качестве эффективного посредника и действительно независимого арбитра».

PLACEHOLDER

Без шума и пыли

Особую роль в этом контексте приобретает тот факт, что в последние годы, в том числе и усилиями Д. Буркхальтера, Швейцария смогла укрепить и расширить свои контакты с Россией, так что сегодня Москва считается политическим другом и партнером Швейцарии.

Поэтому даже представители правоконсервативной «Швейцарской народной партии» (SVP), выступающие за возвращение Швейцарии к по возможности более строгому нейтралитету, характерному для внешнеполитического курса Швейцарии в период холодной войны, признают факт успешной и эффективной деятельности Д. Буркхальтера на международной арене.

«В роли главного дипломата страны он очень успешно справляется с поставленными перед ним задачами, то есть он действует ненавязчиво и без лишних, что называется, шума и пыли». Такого мнения придерживается депутат Национального совета от партии «народников» Луци Штамм (Luzi Stamm). Представляя «SVP» во Внешнеполитической комиссии, он в целом критически относится к Швейцарии в качестве председателя ОБСЕ.

Без санкций, но...

В отличие от США или Евросоюза Швейцария не будет вводить со своей стороны санкций в отношении Москвы. Не станет она и присоединяться к санкциям, решения о которых приняли Вашингтон и Брюссель. Таково решение, принятое Федеральным советом, правительством Швейцарии, 26-го марта 2014 г. Швейцария, однако, не позволит, чтобы ее территорию в той или иной форме использовали с целью обойти западные санкции.

Кроме того, являясь членом Шенгенского соглашения, Швейцария фактически запретит въезд на свою территорию 33-ем высшим чиновникам из окружения Владимира Путина, упомянутым в санкционных списках США и Европейского союза. Федеральный совет также заверил ЕС, что лица из этих списков, счета которых и другие активы были заморожены в ЕС, не смогут использовать Швейцарию и ее банковскую инфраструктуру в качестве «запасного аэродрома».

Позиция Швейцарии как нейтральной страны осталась в силе и пересмотру не подвергалась, заявил президент Дидье Буркхальтер по итогам заседания Федерального совета 26 марта 2014 г. По его словам, Швейцария является суверенным государством и остается таковым даже в качестве председателя и члена ОБСЕ, организации, которая была и остается идеальной платформой для международного посредничества и миротворчества.

Тем не менее, в начале марта Федеральный совет заморозил счета ведущих деятелей режима Януковича. Кроме того, был остановлен экспорт из Швейцарии в Россию военных материалов и товаров двойного назначения. Переговоры о заключении Соглашения о свободной торговле между ЕАСТ и ЕврАзЕС были прерваны.

Прекращено пока и сотрудничество в военной сфере, в частности, там, где речь шла о проведении в Швейцарии тренировочных сборов для российских горных стрелков. Наконец, Федеральный совет оставляет за собой право в любой момент полностью или частично присоединиться к режиму санкций ЕС и США. При принятии такого решения, уточнил президент, всегда будут всесторонне учитываться интересы прежде всего самой Швейцарии.

Конец инфобокса

Извинения министра

Однако данное высказывание Л. Штамма является опосредованной критикой в адрес министра обороны Ули Маурера, единственного представителя «Швейцарской народной партии» в федеральном кабинете министров, Федеральном совете. На прошлой неделе в интервью консервативному швейцарскому еженедельнику «Вельтвохе» У. Маурер дал понять, что являясь «слугой двух господ», а именно Швейцарии и ОБСЕ, Дидье Буркхальтер ставит под вопрос сам принцип нейтралитета, лежащий в основе всей внешней политики Конфедерации.

Такая критика, да еще высказанная публично, стала для большинства швейцарских наблюдателей однозначным разрывом с принципом коллегиальности руководства, на основе которого традиционно работает правительство Швейцарии. По неписанным правилам члены кабинета имеют право «озвучивать» на публику только консенсусное мнение всего правительства, разногласия, проявившиеся в ходе дискуссий перед принятием этого решения, обычно остаются за закрытыми дверями Федерального совета и публике не сообщаются.

Первым в конфликт с такой политикой вошел бывший член Федерального совета Кристоф Блохер, «крестный отец» партии «народников», ее идеолог и спонсор. И вот теперь по стопам своего коллеги отправился и Ули Маурер. Так, в разговоре с упомянутым журналом он задал следующий вопрос:

«Являемся ли мы во главе с президентом Д. Буркхальтером все еще независимым и нейтральным государством? Или же в настоящее время доминирует Д. Буркхальтер в ипостаси председателя ОБСЕ?». Слова эти прозвучали настолько резко, что на заседании Федерального совета 26 марта Ули Маурер вынужден был извиниться за такую постановку вопроса.

Какую бы цель ни преследовал своими высказываниями Ули Маурер, ясно одно, общественной дискуссии о том, что означает швейцарский нейтральный статус в современных условиях, запустить ему не удалось. «У нас на комиссии этот вопрос не ставился, да и в целом в стране пока ни у кого нет потребности начать обсуждать проблему толкования швейцарского нейтрального статуса в нынешней международной ситуации», — подчеркивает председатель «AKP» Карло Соммаруга.

По его мнению, председательство Швейцарии в ОБСЕ не является угрозой для швейцарского традиционного нейтралитета, по той простой причине, что в случае с ОБСЕ мы имеем дело с организацией, построенной на демократических принципах, и решения в которой принимаются на основе полного консенсуса, то есть каждая стране-участница имеет в рамках этой организации своего рода право вето.

PLACEHOLDER

Швейцарские супердипломаты

С точки зрения Кристы Марквальдер высказанные Ули Маурером сомнения являются результатом «партийно-политического расчета, прицельной провокацией и очевидным провалом назад, во времена холодной войны».

По ее мнению, функции, которые в настоящий момент в рамках ОБСЕ возложены на Швейцарию, являются для нее уникальным шансом, в частности, с точки зрения укрепления ее внешнеполитических позиций, весьма осложнившихся после референдума 9 февраля относительно ограничения притока в Швейцарию мигрантов из Евросоюза.

«Реализуя полученный нами мандат ОБСЕ мы могли бы показать, что наша страна не является страной сплошных эгоистов, и что она вполне осознает свою международную ответственность», — подчеркивает К. Марквальдер, которая, как известно, является убежденной сторонницей курса в сторону вступления Швейцарии в ЕС. Карло Соммаруга, председатель «APK», согласен с таким подходом.

Для него председательство в ОБСЕ тоже является шансом. «После миротворческих миссий Швейцарии в Непале, в регионе Африканского Рога и в Грузии Швейцария могла бы теперь, участвуя в урегулировании украинского кризиса, показать миру, что наша дипломатия, обладая соответствующими кадровыми и иными ресурсами, и сегодня способна выполнять самые сложные международные миссии», — уверен он.

В качестве доказательства Карло Соммаруга указывает на Тима Гульдиманна (Tim Guldimann), посла ОБСЕ Томаса Гремингера (Thomas Greminger) и на Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini), которая, с его точки зрения, успешно посредничала в российско-грузинском конфликте. «Нынешняя наблюдательная миссия ОБСЕ является хорошим поводом „показать флаг“, заявить о нашем присутствии», — убеждена К. Риклин. «Однако не стоит и переоценивать значение этой миссии, поскольку, конечно же, ОБСЕ не имеет такого же потенциала, как, скажем, «Большая Восьмерка», «Большая Двадцатка» или ООН».

Пресса Швейцарии о санкциях

«Решение Берна не присоединяться к санкциям против России может выглядеть довольно малодушно, ведь фактически такая позиция довольно сильно смахивает на обещание эти санкции все-таки в точности выполнять», — считает бернская газета «Der Bund». Однако это только на первый взгляд, потому что именно такой, по мнению издания, и должна быть умная политика нейтралитета.

С одной стороны, Швейцария выглядела бы в бесстыжим дельцом, если бы россияне, упомянутые в санкционных списках, могли бы без проблем использовать ее банковскую систему в качестве «запасного аэродрома». С другой стороны, Берн, не присоединяясь к официальным санкциям ЕС и США, поступает верно, потому что в противном случае санкции стали бы прямой пощечиной Москве, а поступать так председателю ОБСЕ было бы, мягко говоря, неразумно.

«Нейтралитет — не самоцель, это инструмент, который должен приносить пользу. И именно для того, чтобы иметь возможность применять этот инструмент с максимальной пользой, Федеральный совет и проводит в этой сфере политику, которую можно назвать в хорошем смысле „оппортунистической“, то есть зависящей от сути момента. Содержательная гибкость и широкий спектр возможностей применения — это и есть настоящий нейтралитет.

Да и в целом возможность сохранить открытыми дипломатические каналы консультаций и диалога, а также  направить наблюдательную миссию ОБСЕ в Украину стоят куда дороже чисто демонстративных жестов», — убеждена газета «Der Bund».

Франкоязычная газета «Le Temps» пишет о том, что Швейцария — не остров. Будучи членом Шенгена она будет обязана поддерживать санкции в части обеспечения запрета на въезд в Европу людей из санкционных списков. При этом газета уточняет, что визовые ограничения не коснутся россиян, уже проживающих в Швейцарии, таких, например, как Геннадий Тимченко, который является одним из основателей женевского нефтетрейдера «Гунвор».

Его имя не входит в число 33-х представителей Украины и России из «черного списка» Евросоюза, хотя он фигурирует в списке, составленном США. Федеральное миграционное ведомство по запросу журналистов «Le Temps» отдельно подтвердило: обладателей вида на жительство в Конфедерации визовые санкции не касаются, но «они не будут иметь права въехать в страну Шенгенской зоны с территории Швейцарии».

Конец инфобокса

Не захлопывать дверь

Интересно, что курс Федерального совета в целом, и Дидье Буркхальтера в частности, находит поддержку у «APK» не только в части председательства в ОБСЕ, но и там, где речь идет о таком непростом вопросе, как санкции ЕС и США в отношении России. Напомним, что тот факт, что Швейцария является в 2014 году председателем ОБСЕ, не стал для Федерального совета причиной скрывать свое мнение относительно шагов России в Крыму.

На этой неделе в среду правительство Швейцарии решительно осудило аннексию части украинской территории. По мнению Федерального совета, такой шаг стал явным нарушением международного права и противоречит целому ряду международно-правовых актов, подписанных Москвой. При этом Берн не стал ни принимать собственного каталога санкций, ни присоединяться к санкциям, решения о которых приняли Евросоюз и США. При этом Дидье Буркхальтер недвусмысленно дал понять, что не стоит рассчитывать на Швейцарию как на лазейку, с помощью которой можно будет попытаться обойти эти санкции (см. инфобокс справа).

Кроме того, Федеральный совет оставляет за собой право в любой момент полностью или частично присоединиться к режиму санкций ЕС и США. При принятии такого решения, уточнил федеральный президент, всегда будут всесторонне учитываться интересы прежде всего самой Швейцарии. Со своей стороны «APK» потребовала от Федерального совета, принимая какие-то решения фундаментального характера, исходить из абсолютного приоритета целей и логики швейцарского председательства в ОБСЕ. Это особенно уточнил Карло Соммаруга.

Что касается решения, принятого правительством Швейцарии в среду 26 марта 2014 г., то тем самым «Швейцария самым очевидным образом продемонстрировала свою равноудаленность по отношению ко всем действующим в этом конфликте сторонам». По мнению К. Риклин Швейцария предпочла перейти к своего рода «пассивным санкциям», каковые в ее глазах являются «наиболее прагматичным, умным и дипломатичным решением».

Тем самым Федеральный совет посылает в адрес ЕС и США ясный сигнал. «Кроме того, Швейцария тем самым отнюдь не захлопывает все двери и не сжигает все мосты, и это очень мудро, потому что никто не знает, как будет развиваться ситуация вокруг Украины дальше», - считает К. Риклин.

Какой формат выбрать?

«Швейцария должна очень тщательно взвесить все свои интересы и приоритеты, связанные как с вопросом западных санкций в отношении России, так и с мандатом, вытекающим из ее председательства в ОБСЕ», — убеждена Криста Марквальдер. «Очень хорошо и разумно, что, с одной стороны, Швейцария указывает на свою неготовность играть роль лазейки для обхода режима санкций, но что, с другой стороны, она усиливает своим неприсоединением к этим санкциям свою посредническую и третейскую роль, открыто выступая с точки зрения необходимости достижения мирного разрешения данного конфликта».

Оценка Луци Штамма выглядит куда более критичной. «Швейцария, увы, является участником Шенгена, этого уродливого порождения, а потому хочет она того или нет, часть санкций ей придется все-таки выполнять. Кроме того, учитывая сложности, вызовы и угрозы, связанные с контактами Буркхальтера с Кремлем, нынешняя двойная его функция отнюдь не является панацеей. Она не поможет ему избежать ответа на вопрос, в каком же формате следует ему совершить запланированный на конец апреля государственный визит в Москву, в центре которого будут находиться помпезные торжества, посвященные 200-летию со дня установления дипломатических отношений между двумя странами. Один из форматов ему выбрать придется».

«На кон поставлены и интересы Украины тоже. В результате мы оказались перед лицом ужасной трагедии, в том числе человеческой. Поймите, интерес русских к Украине совершенно несимметричен нашему. Связи между Россией и Украиной настолько сильны, что подобных примеров просто не существует в Западной Европе, поэтому мы не можем понять всю глубину трагедии. Люди в ужасе от войны, и они знают о ней не только из СМИ, существуют семейные связи и внутрисемейные каналы, через которые распространяется информация», — считает Э. Хёсли.

Швейцарский шанс для ОБСЕ?

Как бы то ни было, мир вспомнил об ОБСЕ именно в контексте Крыма. В этом смысле швейцарское председательство действительно стало для ОБСЕ шансом. Швейцарцы реально хотели вдохнуть в организацию новою жизнь. Изначально они планировали именно реанимацию ОБСЕ сделать своим приоритетом, но добиваться этого путем активного налаживания диалога на Западных Балканах (между Сербией и Косово, а также внутри самого Косово) и на Кавказе (между Арменией и Азербайджаном, между Россией и Грузией). Украинский конфликт смешал все карты и заставил на ходу перекраивать повестку дня.

«Нам удалось создать трехстороннюю контактную группу по Украине, которая является единственной постоянной площадкой для переговоров, в отличие от, например „Нормандского“ или „Женевского“ формата. А главным успехом швейцарский дипломатии я считаю создание мониторинговой комиссии и теперь пятьсот пар „глаз ОБСЕ“ могут с места событий информировать о ситуации», — напоминает Рафаэль Нэгели. Но в самом ли деле это шанс для Швейцарии укрепить свои позиции «великой дипломатической державы»?

«Разумеется, мы предпочли бы для Швейцарии другой шанс. Но все-таки мы его заслужили своей миротворческой деятельностью, компетентностью своих дипломатов, например, Хайди Тальявини или Тима Гульдиманна. Так что председательство Швейцарии в ОБСЕ стало везением, прежде всего, для самой этой организации, а не для Берна», — считает Эрик Хёсли.

«Для нас, швейцарцев, важно другое. В контексте украинского конфликта мы по новому должны взглянуть на наш нейтралитет и на „наше двойное нечленство“, то есть неучастие в работе НАТО и Европейского союза. До последнего времени ЕС не являлся весомым геополитическим игроком на континенте, но на сей раз мы вынуждены были следовать в фарватере санкций ЕС, причем в ущерб нашим собственным экономическим интересам», — указывает он. «По крайне мере, русские восприняли наши действия именно как участие в санкциях ЕС. Из внутриполитических соображений Федеральный совет, правительство Швейцарии, сознательно замалчивает это изменение сути швейцарского нейтралитета по отношению к ЕС, но нам нужно серьезно задуматься над этим», — подчеркивает журналист.

А как насчет Украины? Может быть Швейцарии следовало бы и дальше играть свою традиционную роль «закулисного», в хорошем смысле этого слова, посредника между конфликтующими сторонами, а не главного переговорщика на европейской авансцене? «Одно другому не мешает, швейцарская дипломатия продолжала действовать и за кулисами», — заметил Рафаэль Нэгели. Для Эрика Хёсли ответ также очевиден: «Представьте себе, что во главе ОБСЕ стояла бы Литва, как это было в 2011 году, — страна о которой по ее последним действиям никак не скажешь, что она вносит вклад в установление стабильности в регионе».

Что дальше?

Швейцарское председательство в ОБСЕ закончилось 31 декабря 2014 года. Что же дальше? «Теперь Швейцария вместе с Сербией, председателем ОБСЕ в 2015 году, и Германией, председателем 2016 года, образует руководящую „тройку“ ОБСЕ. Это позволит продолжить нашу работу по претворению в жизнь последних мирных соглашений, в частности в форме мониторинга — ведь сил по поддержанию мира в регионе нет», — напомнил Рафаэль Нэгели.

Со своей стороны, Сидония Габриель уверена, что Швейцария и, в частности, швейцарский Центр исследования проблем миротворчества, продолжит работу, предже всего, с гражданским обществом Украины. Это крайне необходимо, чтобы, не дожидаясь прекращения конфликта, способствовать переходу региона к мирной жизни.

Первый шаг уже был сделан в рамках организованного «KOFF» гражданского форума, который прошел в Базеле в декабре параллельно министерскому саммиту ОБСЕ. «Лучшей руководящей „Тройки“, чем Швейцария, Сербия и Германия, для ОБСЕ просто сложно было бы пожелать. В такой конфигурации есть все шансы наладить мирный диалог между всеми сторонами», — отметил Эрик Хёсли. 

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта