Как Швейцария извлекала выгоду из колониализма

Картина с изображением каравеллы «Ида Циглер» (Ida Ziegler) — одного из трех торговых кораблей, купленных коммерсантами из Винтертура (включая фирму Volkart). Club zur Geduld, Winterthur

Колоний у Швейцарии не было. Именно поэтому она и разбогатела. Будучи протеже крупных колониальных держав, она смогла обеспечить себе прочное положение в мировой экономике.

Этот контент был опубликован 14 августа 2020 года - 07:00
Андреас Цангер (Andreas Zangger)

Вероятно, именно потому, что у швейцарцев отсутствовали честолюбивые колониальные притязания, их и терпели европейские державы. Еще 90 лет назад экономист Рихард Берендт (Richard Behrendt) писал, что Швейцария, как посмеивающаяся третья сторона, извлекает из империализма выгоды больше, чем крупные европейские страны. Ведь им приходилось нести немалые расходы на поддержание своих империй.

Андреас Цангер (Andreas Zangger), свободный историк, ведет свои исследования, проживая в Амстердаме. Его диссертация Die Koloniale Schweiz ("Колониальная Швейцария") и вышедшая на английском языке книга The Swiss in Singapore ("Швейцария в Сингапуре") посвящены жившим за рубежом швейцарцам и их взаимоотношениям с колониальными властями.

Цанггер сотрудничает и с Музеем Йоханна Якобса (Johannn Jacobs Museum) в Цюрихе, где устраиваются выставки, посвященные исследованию глобальной интеграции. В своем новом проекте, выставке в музее Хайдена, он освещает биографии жителей кантона Аппенцелль, которые провели в свое время несколько лет в Индонезии.

End of insertion

Однако те швейцарцы, кому удалось получить доступ к колониям, смогли неплохо нажиться. Прежде всего от этого выиграли зажиточные слои населения.

Патриции в качестве офицеров и купцов

Уже в начале 17 века швейцарцы нанимались на службу в голландские и британские ост-индские компании. Судьба большинства из них сложилась печально. Некоторые же офицеры, напротив, сколотили себе состояние и обзавелись нужными связями. Они приобрели долю в плантационном хозяйстве и занимались производством сахара и других продуктов. Рабочей силой на плантациях были рабы из Африки.

А в Швейцарии некоторые торговые компании, такие как, например, фирма Кристофа Буркхардта (Christoph Burckhardt) из Базеля и Луи де Пуртале (Louis de Pourtalès) из Невшателя заработали крупные суммы в геграфическом треугольнике между Европой, Африкой и Америкой, торгуя тканями, рабами и продуктами с плантаций. Но не только частные фирмы инвестировали в трансатлантическую торговлю: к примеру, город Берн был в 1719 году крупнейшим инвестором британской South Sea Company, которая должна была поставлять рабов в британские колонии в Южной Африке.

Торговля тканями в заморских странах

Колониальная торговля обеспечила поступление из Индии в Европу тканей, которые пользовались спросом, а вместе с ними и технологию обработки и окраски хлопка. Промышленный старт начался с имитации этих «индийских» тканей. Эту модель продолжали выпускать и в 19 веке. Так как соседние страны создали очень высокие таможенные барьеры, швейцарская текстильная индустрия стала специализироваться на отдаленных рынках. Она копировала привезенные образцы, выпускала их промышленным способом и продавала дешевле, чем стоили местные ткани, изготовленные вручную.

Для этого требовались прочные глобальные сети. По поручению заправил текстильной промышленности молодые купцы отправлялись в важнейшие торговые пункты и создавали там филиалы. Международные контакты были в то время очень непростым делом, ведь поездка в Юго-Восточную Азию занимала от трех до четырех месяцев.

Купцы шли на связанный с этим риск только потому, что они находились под военной и юридической защитой имперских властей. Она действовала даже в тех странах, которые не были колониями, например в Японии, Китае, Таиланде и Османской империи.

Удачливые торговцы сырьем

Еще более рискованной, но зато и более прибыльной была торговля богатством колоний - сырьем для промышленного производства в Европе. Некоторые торговые фирмы добились в этом деле больших успехов. Фирма Андре (André) из Лозанны была ведущей в торговле зерном. Фирма Фолькарт (Volkart) из Винтертура, у которой были филиалы в Британской Индии, стала мировой империей в торговле хлопком-сырцом и кофе. Фирма Зибер Хегнер (Siber Hegner) целых полвека доминировала в торговле шелком в Японии. И, наконец, Базельская миссионерская торговая компания: она финансировала выращивание какао бобов в Гане и стала важнейшим игроком в торговле этим продуктом.    

В Швейцарии торговые дома активизировали развитие финансовой индустрии. По возвращении из колоний некоторые наиболее удачливые купцы осели в правлениях страховых компаний и банков. Вышеупомянутые торговые дома заложили основу для торговли сырьем в современной Швейцарии.

В торговле и сфере финансовых услуг уже довольно давно развивалось ноу-хау.

Косвенным образом торговля сырьем всегда процветает за счет колониализма. В Африке колониальный режим оставил после себя ряд слабых государств с продажными правительствами, а в Европе - массовое безразличие к тому, как в этих государствах эксплуатируются месторождения полезных ископаемых.  

Тропики как резервуар для научных исследований и промышленности

От доступа к колониям выиграла не только торговля, но и наука и техника. Тропики представляли интерес для исследований в области географии, биологии, палеонтологии и антропологии. Фармацевтов интересовали туземные лекарственные растения. Научные карьеры начинались с путешествий в тропики или с работы над тропическим материалом в лабораториях на родине. Геологи обшаривали тропические леса и пустыни по заданию фирмы Шелл и других нефтяных компаний.

Как во время первой индустриализации (хлопок и зарубежные образцы тканей), так и во время второй (химия, автомобильная и электроиндустрия) была сделана ставка на материалы из колоний. Дешевый каучук с плантаций, расположенных в Малайзии, на Суматре и Цейлоне, дал ей необходимый импульс.

Поиск новых многообещающих материалов становился все интенсивнее. Промышленные плантации европейцев образовали в джунглях обширные вырубки. На таких плантациях работало много швейцарцев. Некоторые из них на этом разбогатели и по возвращении демонстрировали свое богатство, например, виллы с роскошными садами.  

Но едва ли эти немногие миллионеры из колоний были важны для национальной экономики. Намного важнее было положение Швейцарии в новом международном экономическом порядке, возникшем в колониальную эпоху, а именно: с одной стороны поставщики сырья, а с другой - промышленные производители. Швейцария смогла получить признание как индустриальная нация благодаря доступу к колониям.  

Правда, вследствие новой глобализации промышленное производство переместилось обратно в бывшие колонии, но тем более ценится на сегодняшний день производство знаний и технологий. И университетский мир Швейцарии не был бы таким успешным, не будь у него в свое время доступа к колониям.



Поделиться этой историей