Банки и Финтех

Как Центробанк Швейцарии управляет достоянием страны!

Решения швейцарского ЦБ напрямую влияют на жизнь швейцарцев! Как конкретно? Подробности ниже!  

Этот контент был опубликован 21 апреля 2020 года - 16:34
Skizzomat (иллюстрация)

Русскоязычная оригинальная версия: Игорь Петров.

Отрицательные процентные ставки (негативная стоимость денег), обменный курс швейцарского франка, миллиардные прибыли, регулярно выплачиваемые ЦБ Швейцарии в доход федерального бюджета и бюджетов кантонов (суверенных субъектов федерации): решения Национального банка Швейцарии оказывают со временем все большее и большее влияние на формирование рамочных условий социально-экономического развития страны и на повседневную жизнь в Швейцарии. Наш критический анализ.

В последнее время в бернском Федеральном дворце (месте работы парламента и правительства) неоднократно нам приходилось слышать немного завистливые вздохи, мол, на самом деле самый влиятельный человек в «официальной» Швейцарии работает не в правительстве, и не в парламенте, а все потому что, мол, наиболее могущественный чиновник работает в Цюрихе и его зовут Томас Йордан, который является президентом Швейцарского национального (центрального) банка (SNB) и зарабатывает вдвое больше, чем федеральный советник, т.е. член правительства страны (около 900 тыс. франков в год).

Вместе со своими коллегами по ЦБ Томас Джордан определяет многие параметры, которые непосредственно влияют на жизнь людей в Швейцарии, включая размер ипотеки или арендной платы (которая на самом деле в Швейцарии является арендным процентом: ваша квартира как бы передана вам в качестве рыночным образом котируемого капитала, за пользование которым надо платить процент). Но SNB также является тем местом, где сходятся все рычаги и нити, когда у вас возникает вопрос, насколько я могу доверять своему банковскому счету. Или насколько (и почему) дорог отпуск в Швейцарии.

Новая роль центральных банков

В последние годы самые крупные центральные банки ведущих стран мира заметно расширили сферу своих компетенций. Они уже не просто формируют и проводят национальную денежно-кредитную политику и контролируют инфляцию, но теперь еще и начали играть решающую роль в плане поддержки усилий государств, вынужденных иногда преодолевать тяжелые финансово-экономические кризисы. 

С этой целью, например, они снижали процентные ставки (стоимость заёмных денег на межбанковском рынке), скупали государственные облигации и другие ценные бумаги и предоставили огромные объемы ликвидности частным банкам и, опосредованно, коммерческим компаниям. В 2020 году все повторилось: Федеральная резервная система США, Европейский центральный банк, швейцарский ЦБ и многие другие игроки были вынуждены активно вмешаться в функционирование рынка, с тем чтобы смягчить последствия исторического кризиса, вызванного коронавирусной пандемией.

Удержать швейцарский франк

После международного финансового кризиса 2008-2010 гг. ЦБ Швейцарии был вынужден заметно перестроить всю свою политику и сосредоточить большую часть своих усилий на противодействии процессу удорожания швейцарского франка, задействовав с этой целью беспрецедентные объемы средств и ресурсов. 

В 2011 году он ввел минимальный верхний потолок обменного курса в паре швейцарский франк и евро, сделав это как раз для предотвращения чрезмерного повышение курса швейцарской валюты, что имело бы в противном случае очень серьезные последствия для экономики страны, о особенно для экспортоориентированных отраслей промышленности.

В 2015 году однако, во многом под воздействием давления из-за рубежа, он принял решение отправить франк в свободное плавание и снизить основную базовую процентную ставку по остаткам на счетах коммерческих банков в Центральном банке до минус 0,75%. Цель: понизить привлекательность швейцарского франка для иностранных инвесторов и лишить его репутации «надежной гавани» и «валюты-убежища». Прошло пять лет, но ЦБ все еще продолжает придерживаться политики негативного процента по депозитам.

Как считают экономисты Бернского университета, в период кульминации коронавирусного кризиса ЦБ Швейцарии разработал и осуществил пакет целенаправленных и эффективных мер по преодолению негативных последствий пандемии. Тем не мнее, считают они, если он намерен и дальше удерживать инфляцию под контролем, то он не может избежать повторного введения минимального фиксированного обменного курса между швейцарским франком и евро.

А пока экономисты спорят о том, какая стратегия ЦБ могла бы быть наиболее оптимальной в ближайшем будущем, журналисты пришли к выводу о том, что монетарная политика, проводимая ЦБ Швейцарии в последние годы, в целом оказала значительное социально-экономическое воздействие на всё население страны. 

В частности, лишь только меры, принимаемые с целью не допустить дальнейшего усиления швейцарского франка, позволяют швейцарской экспортной экономике, а также сфере туризма, сохранять свою международную конкурентоспособность. Разумеется, в минусе оказываются другие отрасли промышленности, в частности, ориентированные на внутренний рынок, а также сферу социального и пенсионного обеспечения и страхования.

Расплачиваться за отрицательные процентные ставки по депозитам сегодня приходится в основном пенсионным фондам и арендаторам квартир. В последние годы стоимость жилья в стране заметно выросла. Ведь если нельзя вкладываться во франк, то тогда у инвесторов в распоряжении остается единственный инвестиционный товар — недвижимость. А это значит, что они заинтересованы в сохранении цен на объекты жилой и коммерческой недвижимости на высоком уровне, так что мечта о собственном жилье для многих швейцарцев становится сейчас совершенно несбыточной. 

За последнее десятилетие ЦБ Швейцарии накопил золотовалютных резервов в объёме до 800 млрд швейцарских франков, прежде всего, с тем чтобы иметь возможность осуществлять интервенции на валютных рынках с целью замедления роста курса швейцарского франка. Соответственно увеличилась и прибыль банка. В 2019 году она достигла 49 млрд франков. 

Отнять и поделить?

Звучат поэтому, прежде всего из рядов левых партий, но также и из правой Швейцарской народной партии SVP, голоса в пользу того, чтобы заставить банк «поделиться» этими прибылями с народом, например, в формате финансовой поддержки швейцарской государственной пенсии AHV. Звучит разумно, однако либеральный аналитический центр Avenir Suisse предупреждает: если такое решение будет принято, то оно станет прецедентом, дающим право и другим политическим и социальным актерам требовать того же. 

Начнется цепная реакция с непредсказуемыми последствиями, тогда как основное зло сейчас состоит не просто в отрицательных процентных ставках ЦБ, но в целом в низких процентах и в отсутствии у пенсионных касс привлекательных инвестиционных опций. Кроме того, выплаты из прибылей ЦБ в доход AHV стал бы очередной экспроприацией денег у молодых в пользу пожилых, что ударило бы по столь ценимому и важному для Швейцарии «мирному соглашению между поколениями».

Статья в этом материале

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей