Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Падение Стены — 25 лет Открывая другую Германию

, Берлин


Биргит Мюллер (Birgit Müller) из Потсдама активно поддерживает связи со швейцарским Люцерном. 

Биргит Мюллер (Birgit Müller) из Потсдама активно поддерживает связи со швейцарским Люцерном. 

(swissinfo.ch)

Падение берлинской стены стало началом новой главы в истории отношений восточной Германии с окружающим миром. Еще вчера полностью отрезанная от остальной Европы, эта часть страны неожиданно стала доступной — со всеми своими городами, ландшафтами и, что самое главное, людьми. Активно используя открывшиеся возможности, особенно тесные партнерские связи завязали между собой Швейцария и Саксония.

Во времена существования ГДР уютный ЛюцернВнешняя ссылка и исторический ПотсдамВнешняя ссылка находились, можно сказать, на разных планетах. Настолько, что жительнице Потсдама Биргит Мюллер (Birgit Müller) даже ни разу не приходило в голову как-то специально задуматься о самом существовании Швейцарии.

«Я ведь все равно не имела возможности поехать туда и посмотреть на всё собственными глазами», — говорит она. Но потом в ситуацию вмешалась история, и с тех пор она, политик муниципального уровня, стала в Люцерне, что на берегу Фирвальдштетского озера, не просто постоянным гостем, но еще и одной из глав организации породненных городов «Люцерн-ПотсдамВнешняя ссылка».

Швейцария — ГДР

Берн и Восточный Берлин установили дипломатические отношения в 1972 году. Эти две страны — одна богатая и либеральная, другая бедная и авторитарная — не имели между собой практически ничего общего.

Тем не менее, многие швейцарцы жили в ГДР. Это были, в основном, потомки швейцарских эмигрантов, осевших в этой части Германии еще до её раздела. Но многие приезжали сюда и из чисто идеологических побуждений, искренне надеясь найти там «лучший» мир.

Так, в период с 1946 по 1950 гг. в ГДР эмигрировали примерно 30 швейцарских коммунистов, поверивших в идеалы «реально существующего социализма». На данный момент в дрезденском «Швейцарском клубе» насчитывается примерно 20 членов со швейцарским паспортом, живших в восточной Германии еще во времена ГДР.

В отличие от нормальных граждан ГДР, они обладали, однако, важнейшей привилегией: швейцарский паспорт давал им право свободно передвигаться по миру. Падение же Стены 25 лет назад уравняло их всех в правах.

Конец инфобокса

Началось все вовсе не с желания Биргит Мюллер увидеть, наконец, запретные Альпы, а с увлечения ее собственного мужа европейскими железными дорогами. Именно оно и стало импульсом, приведшим к установлению столь сейчас прочных и плотных контактов между двумя городами.

В начале 1990-х гг. в Швейцарии готовились открыть новый участок паровой железной дороги через перевал Фурка (Furka), и супруг Биргит захотел непременно побывать на этой церемонии.  В 1992 году супружеская пара Мюллеров отправилась в Альпы, в город Андерматт (Andermatt). «Шел дождь, было жутко холодно», — рассказывает Биргит Мюллер. И тем не менее, несмотря на непогоду, она немедленно влюбилась в Швейцарию.

«Это была любовь с первого взгляда, горы и озера Швейцарии просто поразили меня до глубины души», — рассказывает Биргит, давно ставшая убежденной поклонницей горных прогулок и путешествий.

Оживленный обмен

А когда в 2002 году между Потсдамом и Люцерном официально были установлены отношения в формате «породненных городов», она решила принять участие в программе обменов и поддержать ее реализацию. С тех пор эти контакты не прерывались, становясь все более обширными, разнообразными и активными, охватывая такие сферы, как спорт, среднее образование, культура и искусство.

Заметно присутствие Люцерна и на улицах Потсдама: с 2011 года по улицам немецкого города ходит трамвай, носящий имя швейцарского курорта. В 2016 году одной из улиц Потсдама дадут имя Люцерна. «Связи породненных городов должны быть наполнены событиями из жизни реальных людей», — считает Биргитт Мюллер, председательница местного городского парламента, собрания городских депутатов (Potsdamer Stadtverordneten-Versammlung).

Поэтому она лично организовывает и проводит поездки туристических групп в Люцерн. По ее словам, жителей Потсдама привлекают, прежде всего, великолепная природа и очарование Швейцарии. Во многом клише, связанные в обыденном сознании со Швейцарией (см. инфобокс внизу), находят свое полное подтверждение. Среди них такие качества, как точность, аккуратность и чистота, спокойствие и несуетливость людей. «Здесь действительно всё всегда работает, как часы», — говорит Бригит Мюллер, хотя в этом смысле, считает она, Швейцария не очень-то отличается от западной части Германии.

Что касается швейцарцев, то так называемые новые федеральные земли, основанные на территории бывшей ГДР, дают им возможность прикоснуться к следам целой исчезнувшей цивилизации, чужой, страшной и удивительной одновременно. «Для меня ГДР всегда была чем-то чужеродным, экзотическим и очень интересным», — признается учитель гимназии из Люцерна, историк Юрг Штадельманн (Jürg StadelmannВнешняя ссылка).

Наглядное пособие для молодых швейцарцев

Будучи сопредседателем союза «Люцерн — Потсдам» («Verein Luzern-Potsdam») со швейцарской стороны, он вносит заметный вклад в развитие партнерских связей двух исторических городов. Вот уже девять лет подряд он регулярно возит в Германию гимназические классы. 

Видео Фриш Берлинский дневник

Опубликованы отрывки из «Берлинского дневника» великого швейцарца Макса Фриша. По воле писателя дневник мог быть опубликован только через 20 лет ...

Там, на исторической земле Потсдама, «я могу наглядно показать моим ученикам, как различные системы власти влияют на людей и какие следы они оставляют после себя. Только здесь, в этом городе, в ходе одной экскурсии можно столкнуться с великолепным прусским наследием, с мрачными образцами национал-социализма и коммунизма, с проявлениями сложного процесса воссоединения двух Германий. Правда, иногда все это сливается в не очень-то гармоничную мозаику стилей и эпох».

Указывая на Швейцарию, он говорит, что наши «города никогда не знали военных разрушений. Нам никогда не приходилось размышлять о том, как следует восстанавливать разрушенное, стоит ли сохранять или реконструировать старое или же лучше заменить то или иное здание современной постройкой», — говорит Юрг Штадельманн.

С его точки зрения, в Потсдаме имеет место определенный перекос, когда «строения 18-го века, какими бы незначительными они ни были, обязательно реставрируются и вылизываются чуть ли не зубной щеткой, а вот памятники архитектуры времен ГДР все больше исчезают из городского ландшафта».

То, как люди в Потсдаме разбираются со своей историей, швейцарские школьники могут наглядно увидеть при встрече с ее живыми свидетелями. По словам Ю. Штадельмана, такие встречи становятся кульминацией каждой экскурсии. «Школьников иногда очень удивляет тот факт, что многие из их собеседников искренне сожалеют об исчезновении ГДР. Но потом, посетив бывшую тюрьму "штази", восточно-германской охранки, школьники получают возможность сравнить романтизированную ностальгию с жесткой реальностью, и это, что называется, „добивает“ их окончательно».

Плодотворные и взаимовыгодные

Для историка Ю. Штадельмана историческое наследие ГДР является очень важным элементом в рамках гимназического учебного курса. А вот швейцарский бизнес живет исключительно днем сегодняшним, а также перспективами на будущее. В последнее время наиболее привлекательной инвестиционной площадкой для швейцарских предприятий стала федеральная земля Саксония.

По информации земельного Ведомства по делам развития бизнеса (Wirtschaftsförderung SachsenВнешняя ссылка), в настоящее время стараниями швейцарцев здесь создано дополнительно 9500 рабочих мест. Среди швейцарских работодателей лидируют логистический концерн «Spedition Kühne und Nagel», а также литейная компания «Giesserei Georg Fischer».

«Швейцария является самым крупным инвестором в Саксонии после США», — говорит гражданин Швейцарии Бьорн Маркус Беннет (Björn Marcus Bennert). Он является председателем дрезденского «Швейцарско-германского экономического клуба» («Schweizerisch-Deutscher Wirtschaftsclub e. VВнешняя ссылка.»). Что же делает Саксонию столь привлекательной для придирчивых гельветических инвесторов? «Прежде всего — это хорошо обученные и образованные кадры, которые готовы работать за относительно, — по швейцарским меркам, — скромные деньги», — говорит Б.М. Беннет, напоминая еще и о том, насколько сейчас слаб евро в отношении к швейцарскому франку.

Миграция Немцы покидают Швейцарию?

В последнее время в прессе Швейцарии часто появляются публикации на одну и ту же тему: «Немцы покидают Конфедерацию…». В реальности же Швейцария ...

Для многих швейцарских компаний перенос производства на восток Германии является выгодной альтернативой, не говоря уже о том, что местные саксонские власти не скупятся поддерживать развитие земельной промышленности в рамках многочисленных инвестиционных программ.

Не менее активен и поток в обратную сторону — очень многие граждане «новых федеральных земель» давно уже облюбовали себе Швейцарию в качестве страны, где можно гарантированно заработать хорошие деньги. «Я вижу их в пятницу накануне выходных на автобане — они едут в Саксонию, а я им навстречу — в Швейцарию».

А еще — любовь

Однако что бы значили все эти контакты и связи без того, без чего не может существовать мир — без любви. Швейцарско-немецкие межнациональные браки давно уже перестали быть экзотикой. Именно они и являются той самой «духовной скрепой», позволяющей надеяться на успешное развитие этих связей и в будущем.

Одна из таких историй произошла со швейцарцем Рудольфом Шлаттером (Rudolf Schlatter), который приехал в 1993 году в Лейпциг с тем, чтобы возглавить там городской Естественно-исторический музей (Naturkundemuseum). Вскоре он встретил свою нынешнюю супругу Беату (Beate) которая тогда работала в аппарате городского правительства Дрездена. Сейчас Р. Шлаттер уже на пенсии.

А в 1994 году они заключили брак, что тогда было, скорее, исключением из правил. «Сейчас у нас членами местного „Швейцарского клубаВнешняя ссылка“ являются уже целых три германо-швейцарские пары. Обычно она является уроженкой, теперь уже бывшей, ГДР, а он — швейцарцем», — говорит Б. Шлаттер. «Как показывает практика, такие браки становятся, как правило, очень удачными, несмотря даже на разницу менталитетов».

Швейцарские клише

На днях швейцарская бульварная газета «Блик» перечислила 10 швейцарских особенностей, приводящих иностранцев в особенно глубокое изумление. Это, конечно, юмор, но в каждой шутке, как известно, есть доля шутки. Итак...

1. Мы, швейцарцы, — пишет газета, — начинаем жутко возмущаться, если автобус или трамвай опаздывают хотя бы на одну минуту.

2. Мы считаем, что фондю является образцом сбалансированного питания.

3. Шоколад, снег? Скууучно! Пусть туристы умиляются, а мы и не такого видели!

4. Упаси нас Боже говорить о деньгах!

5. Мы не удивляемся, что все вывески и этикетки написаны на сразу нескольких языках.

6. Мы на полном серьезе считаем, что Цюрих — это супер-метрополия глобального значения.

7. Федерализм, партиципация, субсидиарность, референдумы, панаширование и кумулирование — только мы, швейцарцы, способны понимать, как работает политика в Швейцарии.

8. Но при этом когда наступает время референдума или голосования и мы «опять должны» ставить крестики в бюллетенях, мы ужасно раздражаемся.

9. Ехать куда-то на машине дольше 30-ти минут? Вы с ума сошли?

10. И наконец: немецкий язык Гегеля и Гёте для нас — иностранный.

В этом смысле: грюссеах митайнанд!

Конец инфобокса


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×