Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Прямая демократия Из Армении в Швейцарию – изучая демократию с барьерами и без

Члены армянской делегации ОБСЕ в зале заседаний Национального совета (большой палаты федерального парламента) перед картиной "Колыбель Швейцарской Конфедерации". Слева - Бруно Кауфман.

(swissinfo.ch)

Швейцария — одна из немногих стран мира, где прямая демократия не только провозглашена на бумаге, но и применяется на практике. Конфедерация охотно делится своим опытом, а потому нередко принимает у себя делегации из стран, где интересуются тем, как работают механизмы прямой демократии. Бывшая советская республика Армения принадлежит как раз к таким странам.

В конце сентября Швейцарию и Германию по линии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) посетила делегация из Армении, состоявшая из восьми человек. В нее входили представители парламента, правительства и гражданского общества.

Эксперт Лоншан

Правда ли, что слишком много оппозиции вредит государству? Швейцарский социолог Клод Лоншан об уроках швейцарской прямой демократии. 

Принимал гостей и руководил программой визита Бруно Кауфман (Bruno Kaufmann), корреспондент радио SRF в странах Скандинавии, президент Института изучения законодательных инициатив и референдумов (Instituts für Initiative und Referendum — IRIВнешняя ссылка), главный редактор «People2PowerВнешняя ссылка», интернет-платформы для популяризации теории и практики швейцарской прямой демократии, с которой сотрудничает и портал swissinfo.ch.

В беседах и дискуссиях с представителями швейцарских властей, с чиновниками и экспертами члены делегации смогли получить хотя бы самое общее представление о том, как работают механизмы прямой демократии в Конфедерации. Что же особенно интересовало гостей? В центре внимания у них был, прежде всего, вопрос усиления степени участия граждан в политических процессах в такой не очень богатой стране, как Армения, где, к тому же, в начале августа 2014 года с новой силой вспыхнул конфликт с Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха.

Делегация посетила, в частности, здание правительства и парламента Швейцарии, исторический Федеральный дворецВнешняя ссылка в центре Берна. "Кто может сюда попасть? Каждый, у кого есть швейцарский паспорт?", — спрашивает Ашот Гилоян, начальник департамента в Министерстве территориального управления Армении.

"Для всех, даже для тех, у кого вовсе нет швейцарского паспорта, в Федеральном дворце устраиваются шесть экскурсий в неделю", — объясняет Катрин Оксенбайн (Catherine Ochsenbein), представительница парламентской службы протокола. "Все жители страны должны хотя бы однажды побывать здесь. Это укрепляет демократические ценности и позволяет приобщиться к важнейшим политическим и национальным символам Швейцарии", — добавляет она.

За стеной

"А вот здание парламента Республики Армения в Ереване находится за трехметровой стеной. Посещение возможно только по предварительной записи, и вход подразумевает осмотр лишь очень ограниченного количества помещений и в строго определенное время", — говорит А. Гилоян.

"Огромная фреска во всю стенуВнешняя ссылка в зале заседаний Совета кантонов — это творение одного художника или, может быть, нескольких?" — интересуется Нуне Ованнисян, член Центральной избирательной комиссии Республики Армения. Катрин Оксенбайн рассказывает, что это картина художника из "немецкой" части Швейцарии. "Но для оформления Федерального дворца было в свое время заказано много похожих работ, причем специально художникам из различных языковых регионов. Идея тут ясна: каждый должен вносить свою лепту и иметь возможность идентифицировать себя с собственным парламентом".

Федеральный дворец в Берне

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

"Кто является президентом Швейцарии?" — задает свой вопрос Араик Агабабян, депутат парламента Армении от либерально-консервативной партии "Процветающая Армения", и его вопрос приводит к оживленной дискуссии. Тот факт, что должность президента Швейцарии носит исключительно представительский характер и ограничивается одним годом, вызывает всеобщее недоумение. Эгалитарный порядок, то есть позиция фигуры президента в роли "primus inter pares" или "первого среди равных", не имеющего никакой дополнительной политической власти, понятен гостям не до конца.

Эти непонятные избирательные округа

Эстафету перенимает посол и руководитель службы парламента по внешним связям Клаудио Фишер (Claudio Fischer). В его задачу входило преподать делегации ускоренный курс швейцарской демократии. "Выборы в большую палату парламента Швейцарии, в Национальный совет — это, в первую очередь, партийные выборы, а вот выборы в палату малую, в Совет кантонов, это выборы личностные, персональные", — объясняет он. В среднем для успеха кандидату требуется около 40 тысяч голосов.

"Такой высокий барьер является нарушением прав тех кандидатов, которые представляют небольшие кантоны", — утверждает парламентарий А. Агабабян. "Напротив, — успокаивает его Фишер, — Именно благодаря небольшим избирательным округам кандидатам легче добиться победы, ведь для того, чтобы быть избранным, в малонаселенных регионах требуется куда меньше голосов, чем в таких, как кантон Цюрих с более чем миллионом жителей". Армянский политик принимает информацию к сведению, но по лицу его видать, последнее слово им еще не сказано.

Переводчице Лузинэ Шахраманян изрядно пришлось потрудиться, помогая послу Клоду Фишеру излагать основы швейцарской демократии. 

(swissinfo.ch)

О том, как смешивать кандидатов

И тут посол К. Фишер доходит до термина "панаширование". Не удивительно, что этим словом он буквально вводит гостей в состояние, близкое к обмороку. Они запутаны. А ведь все просто: панаширование подразумевает процедуру, в ходе которой избиратель добавляет к списку кандидатов от предпочитаемой им партии еще и кандидатов от других партий.

Внимательно и терпеливо, как настоящий дипломат, предпринимает К. Фишер первую, вторую, а затем и третью попытку объяснить это самое загадочное панаширование, в то время как Бруно Кауфман уже смотрит на часы. "Панаширование дает избирателям больше свободы", — резюмирует К. Фишер. О том, что в швейцарской демократии есть еще и "кумулирование (накопление)" — процедура, при которой голосующий может на своем избирательном бюллетене поставить имя одного кандидата дважды, — он мудро решает умолчать.

Образец для подражания

После подобных умственных упражненй не помешало бы попасть на свежий воздух — а там гостей уже поджидает политолог и историк Клод Лоншан (Claude LongchampВнешняя ссылка). Он показывает им старый город БернаВнешняя ссылка, занесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Рассказав о том, что в Швейцарии долгое время правила аристократия, и что рассказы о 700-летней демократии в стране суть ни что иное, как миф, один из многих, связанных со Швейцарией, К. Лоншан углубляется в изложение сложного процесса складывания Конфедерации, укрепления в стране демократических принципов, привнесенных в Швейцарию совсем недемократическим путем императором Наполеоном, не забывая очертить противоречивое формирование базовых демократических практик в период после Венского Конгресса 1815 года и до 1848 г., года создания современной Швейцарии, а также и в последующие десятилетия. 

Демократия в Швейцарии Голоса

Что думают о демократии в Швейцарии члены делегации ОБСЕ из Армении? Предоставим им слово и послушаем их мнение!

У фонтана на улице ПостгассеВнешняя ссылка Лоншан совершает экскурс в современность. "Перед вами относительно молодой фонтан нашего старого города — ему всего 40 лет. Один бернский художник, который принадлежал к протестному движению 1968-го года, снабдил его лестницей и небольшим пьедесталом, на который можно забраться и произнести речь". Что же этим фонтаном хотел сказать художник? „Долой образцы для подражания, мы сами образцы!“ — отвечает К. Лоншан и спрашивает гостей: "Ну что, кто из вас рискнет стать таким образцом?".

Нуне Ованнисян набирается мужества и поднимается по металлическим ступеням. "Я надеюсь, что моя работа — наблюдателя на выборах — скоро окажется ненужной, и что прямая демократия будет господствовать в Армении также, как и в Швейцарии", — успевает перевести Лузинэ Шахраманян, переводчик делегации, эту короткую речь. Стоящие внизу члены делегации разражаются одобрительными аплодисментами.

Перед исторической резиденцией мэра Берна, особняком "ErlacherhofВнешняя ссылка", гости получают незапланированный наглядный урок прямой демократии. Двое прохожих, мужчина и женщина, направляются к стальному почтовому ящику, прикрепленному к решетке ограды, вынимают из своих карманов и рюкзаков серые конверты и бросают их в узкую вертикальную щель. Первая реакция гостей — заснять все это на камеры мобильных телефонов.

Потом начинаются вопросы. Оказывается, что гости из Армении случайно стали свидетелями голосования на референдуме 28 сентября 2014 года, на котором стояли вопросы введения единой системы медицинского страхования и сокращения НДС для владельцев ресторанов. Оба проекта, кстати, были народом отклонены.

"А кстати, почему здесь, перед особняком мэра, есть решетка, а у здания парламента ничего такого нет?" — приходит кому-то в голову нетривиальный вопрос. Но К. Лоншан тут же находит ответ: "Этот дворец был построен до Французской революции, а потому и он и его решетка — это символ аристократии, а не демократии".

Вдохновленные армяне

Специально для портала swissinfo.ch Бруно Кауфман подвел краткие итоги поездки армянской делегации в Берн. «Современная прямая демократия есть почти везде, где введены и протестированы процедуры представительской демократии. В ознакомительной поездке с армянской делегацией ОБСЕ мне стало видно, сколь различны исторический опыт и геополитический контекст, в которых приходится жить нашим странам, и как по-разному влияет это обстоятельство на формат практического применения и использования демократических народных прав».

«Можно утверждать, что швейцарская прямая демократия работает так хорошо не в последнюю очередь именно потому, что длительный исторический опыт укрепил доверие граждан к демократическим институтам самоопределения и самоуправления, сделав, тем самым, ненужным всесторонний государственный контроль. А вот в пост-авторитарных обществах такого опыта как раз не хватает. Там любой проигрыш „по очкам“ на выборах или любой проигранный референдум тут же начинают приравниваться к потере основных прав и свобод».

«Отмечу, что наши многочисленные встречи и дискуссии зримо вдохновили представителей армянской делегации на то, чтобы и дальше двигаться вперед в работе по углублению собственной демократии с учетом фундаментального опыта Швейцарии и других демократических государств».

Конец инфобокса


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта