Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Искусство и медицина Творчество душевнобольных в Швейцарии в начале 20-го века

Попасть в психиатрическую клинику в начале 20-го века было гораздо легче, чем сейчас. Многие пациенты таких учреждений уже никогда не выходили из своих «комнат с белым потолком». Немалое их число, тем не менее, начинало заниматься искусством, рисовать или писать тексты и картины — чтобы хотя бы таким образом поддерживать контакты с внешним миром, одновременно раскрывая мир свой собственный, внутренний. Музей изобразительных искусств швейцарского города Тун (Kunstmuseum Thun) посвятил этим людям и их творчеству специальную выставку.

В середине позапрошлого и вплоть до середины прошлого века такого вида лечения психиатрических заболеваний, как арт-терапия, ещё не существовало. Тем не менее многие пациенты психиатрических клиник искали и все-таки находили способы творческого самовыражения. В период с 2006 по 2014 годы выпускники и учащиеся Высшей школы искусства и дизайна Цюриха (Zürcher Hochschule für Kunst und DesignВнешняя ссылка) провели исследование архивов 22-х психиатрических клиник в Швейцарии. По итогам проекта возникла база данных, в которую вошло около 5 тыс. работ пациентов психиатрических лечебниц и клиник.

Познакомиться с ними можно на сайте «Швейцарского института искусствоведения» (Schweizerische Institut für KunstwissenschaftВнешняя ссылка). Примерно 180 произведений из этого собрания выставлено сейчас в Музее изобразительных искусств в городе Тун в рамках экспозиции под названием ExtraordinaryВнешняя ссылка («Экстраординарно!»). Все эти артефакты позволяют лучше узнать о том, на что была похожа жизнь душевнобольных пациентов той эпохи, проводящих все своё время в полной изоляции от внешнего мира.

Жить и умереть в клинике

Современная психиатрия начала складываться в Швейцарии в середине 19-го века. Именно тогда начинают формироваться понятия психической нормы и отклонения от нормы. Тех, кто не отвечал расхожим представлениям о «нормальности», объявляли лицами с психическими заболеваниями. «В результате в Швейцарии начало расти число клиник для таких пациентов, при этом душевнобольных старались от общества изолировалось, сводя их контакты с внешним миром до минимума», — рассказывает историк-искусствовед Катрин Лухсингер (Katrin Luchsinger), руководитель проекта.

Помещение в клинику не рассматривалось тогда в качестве временного решения. Однажды переступив порог психиатрического учреждения, пациенты порой проживали здесь остаток всей своей жизни. «Тогда в медицине превалировала идея, что излечение если и возможно, то только при условии извлечения „пациентов“ из их привычной среды и их полного разрыва с прежними привычками и видами деятельности», — рассказывает Катрин Лухсингер.

Пациентам, желавшим рассказать о том, что их теперь окружает, не оставалось, поэтому, ничего иного, кроме как прибегать к помощи творчества — к рисованию, вязанию, ручному труду. Не случайно, что во многих произведениях такого рода в центре находится именно тема одиночества и изоляции. Вот, например, пациентка рисует в блокноте свой дом. На следующей странице её комната, в которой она когда-то жила, воспроизведена с такой поразительной точностью, что в рисунке легко и сегодня можно отыскать письменный стол, на котором лежит тот самый блокнот, который мы держим сейчас в руках.

Пространство, изображённое на рисунке, залито солнцем, окна широко распахнуты, везде образцовый порядок. Рисунок сопровождает надпись: «Сейчас я в клинике и не знаю, где все мои вещи. Они были упакованы в каких-то ящиках». Катрин Лухсингер была глубоко тронута этими рисунками и комментариями. «Пациенты нередко переживали своё водворение в психиатрическое учреждение как полную потерю смысла всей жизни, как наступление абсолютного хаоса. Они теряли ориентацию, испытывали страх, и можно легко себе представить, почему они находились в таком состоянии», — говорит она.

Условия сложные, но не бесчеловечные

Конечно, так и хочется сравнить жизнь в психиатрических клиниках в начале 1900-х годов с тюремным заключением. Однако Катрин Лухсингер отмечает, что психиатрия в тогдашней Швейцарии не была совсем уж абсолютно бесчеловечной или беспредельно жестокой. Напротив, именно тогда она начала переживать процесс позитивной трансформации. «В стране складывалась вполне инновационная психиатрия, в центре которой стояла цель - понять внутренний мир и переживания пациентов клиник и лечебниц. Рисунки считались важным источником эмпирического материала для исследований, и вот почему такого рода артефакты столь тщательно архивировались, дойдя и до наших дней».

 группа людей в больничной обстановке

Директор психиатрической клиники Вальдау под Берном Якоб Клези (Jakob Klaesi, 1883-1980) с пациентами. Снимок сделан в июне 1944 года.

(Photopress-Archiv)

Конечно, не надо забывать, что в конечном итоге это были не художники, а пациенты! У них не было почти никаких условий для занятий искусством, рисовали они на дешевой бумаге, упаковочном картоне или на других подручных материалах. «В большинстве случаев это очень маленькие по размерам работы с бедной цветовой гаммой», — отмечает Катрин Лухсингер. И всё равно, несмотря на всю скудость имевшихся средств художественного выражения, именно искусство стало для пациентов тем самым окном, через которое они могли уйти, в своём воображении, разумеется, из маленького мирка клиники в реальный мир с его «настоящей жизнью».

С экспозицией Extraordinary можно будет познакомиться ещё до 19 мая в Музее изобразительных искусств города Тун (кантон Берн). Затем выставка отправится в Австрию, в Художественный музей Lentos в Линце, где пробудет с 7 июня по 18 августа 2019 года, а потом окажется в Германии, где ее можно будет увидеть в Музее-собрании работ врача-психиатра Ханса Принцхорна (Sammlung Prinzhorn) в Гейдельберге с 11 октября 2019 года по 20 января 2020 года.

Фотогалерея Гений и наваждение в Лозанне

Музей спонтанного искусства «Collection de l’Art Brut» в Лозанне предлагает ознакомиться с необычной выставкой.

Бернский музей психиатрии

В Музее психиатрии при клинике «Вальдау» в Берне (Psychiatrie-Museum — Schweizerisches Psychiatrie-Museum BernВнешняя ссылка) находится, наверное, самая большая в стране коллекция экспонатов, рассказывающая об истории развития психиатрии в Швейцарии. Основатель музея Вальтер Моргенталер (Walter Morgenthaler, 1882-1965 гг.) не только собрал коллекцию старинных медицинских инструментов, выглядящих сегодня просто ужасными пыточными орудиями, но еще и интересовался художественным творчеством пациентов этой клиники.

Самым известным пациентом был швейцарский художник-примитивист Адольф Вёльфли (Adolf Wölfli, 1864-1930), проведший здесь 30 лет. За это время он создал целый мир, состоящий из десятков тысяч рисунков и коллажей, а также ряда музыкальных и литературных сочинений как в стихах, так и в прозе.

Этот пациент с диагностированной шизофренией считается одним из наиболее ярких представителей направления «арт-брют». Вальтер Моргенталер посвятил ему в 1921 году монографию «Душевнобольной как художник». Интересно также, что пациентами Вальдау были в разное время танцор Вацлав Нижинский (1889-1950), а также швейцарские писатели Фридрих Глаузер (Friedrich Glauser, 1896-1938) и Роберт Вальзер (Robert Walser, 1878-1956).

Конец инфобокса

Ключевые слова

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта