Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Равные возможности Как женщины покоряют швейцарскую дипломатию

Ein Mann sitzt neben einer Frau und spricht zu ihr, sie schaut auf den Tisch.

В 1977 году Франческа Пометта (Francesca Pometta) стала первой женщиной-послом Швейцарии. Сегодня женщинами являются 30 из 155 послов Конфедерации.

(Keystone/Edi Engeler)

В 1956 году Швейцария открыла женщинам двери в Министерство иностранных дел, будучи последней на тот момент страной в Европе, где дипломатическая карьера для женщин была просто закрыта. При этом высшие должности в министерстве и в посольствах были для дам еще долгое время недоступны. Неуклонно расти доля женщин во внешней политике Швейцарии начала лишь 10 лет назад.

В своём интервью, данном прессе в 1998 году, Франческа Пометта (Francesca Pometta), первая женщина-посол в истории швейцарской дипломатии, вспоминала, что «когда меня в 1977 году назначили на должность посла, то окружающие относились ко мне как к объекту, и это, признаться, шокировало меня, потому что к мужчинам на дипслужбе относились тогда совсем по-другому».

В том же 1977 году на дипломатическую службу в Федеральный департамент / Министерство иностранных дел Швейцарии (EDA/ ФДИД) поступил известный дипломат и историк Пауль Видмер (Paul WidmerВнешняя ссылка). По его словам, «назначение г-жи Пометты на должность посла среди молодых дипломатов особой темой не было. Она была для нас просто первопроходцем в своей области», — отмечает бывший посол П. Видмер.

Ассоциация женщин-дипломатов (Verein der Diplomatinnen / DIP)

Данная структура призвана создавать условия для равных профессиональных и карьерных шансов в МИД как для женщин, так и для мужчин. У объединения три основных цели:

Во-первых, DIP выступает за адекватное представительство женщин на всех руководящих и рабочих уровнях министерства. Ведь до сих пор доля женщин все еще остается низкой, особенно среди руководящих кадров и на основных ключевых позициях.

Во-вторых, DIP стремится внести вклад в создание действенного и реального баланса между работой и личной жизнью. К этой сфере относятся вопросы, касающиеся служебной ротации сотрудников и сотрудниц, программ для лиц, сопровождающих работника МИД (супругу или супруга), например при назначении на должности в зарубежных диппредставительствах; введения и продвижения гибких графиков и форм труда, поддержки материнства и детства и, соответственно, ухода за ребенком/детьми.

В-третьих, DIP способствует созданию среди женщин-дипломатов сети контактов и структур взаимной поддержки.

Конец инфобокса

О себе эта женщина—«первопроходец» говорит скорее как о «женщине-алиби», мол, приняли ее на работу послом «для галочки». «В течение еще последующих десяти лет я оставалась единственным швейцарским дипломатом на должности посла», — вспоминала она позже, в 1998 году. Действительно, Марианна фон Грюниген (Marianne von Grünigen) стала второй женщиной-послом только в 1987 году, еще десять лет спустя в Швейцарии было только пять послов-женщин. Сегодня среди 155-ти послов Швейцарии по всему миру число женщин составляет только 30 человек.

Конец «закрытого клуба для мужчин»

Швейцарская дипломатия долгое время развивалась на основе аристократического принципа: в дипломаты шли отпрыски знатных родов, которым не надо было платить зарплату из бюджета (подробности в этом материале). Разумеется, все они были мужчинами. В 1956 году МИД Швейцарии сделал решительный шаг в сторону профессионализации дипломатической работы, введя практику квалификационных отборочных испытаний для всех, кто хотел бы представлять страну за рубежом.

Попытать свое «счастье» теперь могли все, в том числе - теоретически - и женщины. Швейцария в этом плане серьёзно запоздала, будучи последней страной в Европе, где на тот момент дипкарьера для женщин была просто закрыта. Во Франции, например, женщины могли становиться дипломатами уже в 1928 году, в Норвегии — с 1938 года, в советской России — с 1922 года.

Целью вступительного экзамена было уравнение шансов! Следовало сделать так, чтобы «дипломатический корпус по возможности стал отражением всего населения Швейцарии и чтобы он не был открыт только для определенных базельских, бернских и женевских кругов», — уточняет посол П. Видмер, который сегодня преподает международные отношения в Университете Санкт-Галлена.

Ментальные и институциональные преграды

Однако само по себе появление на дипломатической службе женщин вовсе еще не означало автоматического равенства возможностей. Удивительно, но факт: швейцарским женщинам-дипломатам вплоть до 1972 года было запрещено вступать в брак. «Мысль о том, что женщина, выйдя замуж и заведя семью, не сможет в достаточной степени сосредотачиваться на своей работе, была глубоко укоренена в сознании швейцарцев», — говорит историк Лорин Рединг (Laurin RedingВнешняя ссылка).

Дипломат Даниэла Шнайдер работает в МИДе почти 12 лет. Ранее она занимала должности в посольствах Швейцарии в Канаде и Таиланде.

(ZVG)

Свой диплом на соискание степени магистра он писал как раз на тему «Женщины в дипломатии». В настоящее время по заказу швейцарского внешнеполитического аналитического центра ForausВнешняя ссылка он работает над всеобъемлющим отчетом о ситуации в области гендерного равенства в МИД Швейцарии.

Он добавляет, что «неравноправие было налицо и в обратном направлении: мужчина в качестве лица, сопровождающего свою супругу, женщину-дипломата, был просто немыслим, в то время как женщина в роли супруги мужчины-дипломата смотрелась вполне «логично»: мол, быть домохозяйкой и приглядывать за детьми можно ведь на любом континенте».

Консервативные стереотипы в умах швейцарцев

Познакомьтесь: Даниэла Шнайдер (Daniela Schneider), мать двоих детей, работает в МИД / EDA почти двенадцать лет и является председателем Ассоциации женщин-дипломатов в швейцарском МИД. С её точки зрения, даже в современной Швейцарии все еще преобладает очень консервативное, патриархальное распределение ролей в семье, и когда женщина, выходя замуж, отказывается от своей профессиональной карьеры, то все это готовы принять и понять скорее, нежели обратный вариант.

Если женщина едет с мужем-дипломатом за границу, то от коллег и знакомых она скорее услышит восклицание: «Вау, как же тебе повезло, классный жизненный опыт!» А вот вопрос: «А ты уверена, что хочешь бросить свою работу и отказаться от собственной карьеры?» звучит куда реже. Зачастую женщины-дипломаты только по возвращении в Швейцарию осознают, что в профессиональном плане их воспринимают совершенно иначе, нежели их коллег-мужчин.

Сама Даниэла Шнайдер в момент наступления беременности как раз работала в швейцарском посольстве за границей. «Все коллеги там были рады за меня, поздравляли и говорили, как это здорово», — вспоминает она. Вернувшись же в Швейцарию, она столкнулась с абсолютно другой реакцией. «Ну и что ты теперь собираешься делать?», — спрашивали её сослуживцы.

Образцовые примеры помогают в сомнениях

В таких ситуациях важно помнить о позитивных примерах женщин-дипломатов и одновременно матерей, таких, например, как Паскаль Бэрисвиль (Pascale Baeriswyl), которая два года назад стала в МИД Швейцарии первым статс-секретарём женского пола (одним из первых замов). 

Или вот еще пример: Ливия Лёй (Livia Leu), которая с 2009 по 2013 гг. находилась на должности посла Швейцарии в Иране, а сейчас она первая швейцарская женщина-посол в Париже. Не забудем и Кристину Шранер Бургенер (Christine Schraner Burgener). Сегодня она специальный посланник ООН в Мьянме, а раньше была первой женщиной-послом Швейцарии в Берлине.

Eine Frau spricht zu Journalisten.

Паскаль Бэрисвиль (Pascale Baeriswyl) два года назад стала первой женщиной-статс-секретарём в швейцарском МИД.

(Keystone/Martial Trezzini)
Eine Frau spricht zu einem Mann, der ein Aufnahmegerät in der Hand hält.

За 30 лет работы в МИД Швейцарии Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini) приобрела репутацию надежного посредника в конфликтах и внимательного наблюдателя на выборах.

(Keystone/Ennio Leanza)
Eine Frau lacht, neben ihr geht ein Mann, im Hintergrund sind weitere Personen.

Кристина Шранер Бургенер (Christine Schraner Burgener) посвящает много времени теме «Женщины во внешней политике». Сейчас занимает должность Спецпосланника ООН в Мьянме.

(Epa/Nyunt Win)
Eine Frau und vier Männer stehen nebeneinander und schauen sich Verträge an.

Ливия Лёй Агости (Livia Leu Agosti) одна среди коллег-мужчин: с 2009 по 2013 год она представляла Швейцарию в качестве первой (и пока единственной) женщины-посла в Иране. Она была также первой женщиной-послом во Франции.

(AP/Vahid Salemi)
Eine Frau winkt mit der Hand und lacht.

Мишлен Кальми Ре была министром иностранных дел Швейцарии с 2003 по 2011 годы. Помогая продвижению женщин в дипломатии, она прибегала порой к весьма неоднозначным мерам.

(AP/Ng Han Guan)

Если же говорить о поддержке женщин в швейцарском МИД, то здесь, даже на общем фоне, особенно выделяется именно Кристина Шранер Бургенер. Вместе со своим мужем, также швейцарским дипломатом и послом, она образовала первую в истории дипломатии Швейцарии супружескую пару, работающую по принципу распределения полномочий и задач, и это на высшем должностном уровне. Кроме того, она активно «пробивала» возможность работы в МИД на неполную ставку и выступала за введение должности независимого уполномоченного по вопросам гендерного равенства и равенства карьерных шансов.

Такие яркие фигуры и их опыт важны, в том числе и для внутреннего рабочего климата в министерстве, говорит Даниэла Шнайдер. «Женщины на руководящих должностях, которые принимают важные решения и служат образцами для подражания, являются ключевыми участниками процесса достижения равных возможностей».

Не работа, а образ жизни

Любой, кто останавливается на дипломатической карьере, выбирает не просто работу, но образ жизни. Деятельность дипломата любого пола строится на основе так называемого «принципа ротации», когда каждые четыре года ему приходится паковать вещи и отправляться либо обратно «в центр», либо в другую страну. С большим трудом достигнутый баланс между жизнью трудовой и домашней исчезает, его приходится восстанавливать заново, но уже на новом месте, в другом доме, в иных условиях. Женщины, сделавшие ставку и на карьеру, и на семью, ощущают такие «встряски» особенно болезненно.

Спорные меры

Тот факт, что сегодня все больше женщин занимают руководящие посты в швейцарской дипломатии, возможно, связан с программой мер по обеспечению равенства шансов, реализованной в 2006 году тогдашним министром иностранных дел Швейцарии Мишлен Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey).

А все началось с того, что в один прекрасный момент она просто не приняла список кандидатур, рекомендованных к приему на работу в МИД, переданный ей Высшей аттестационной Комиссией министерства, отвечающей за отбор на службу молодых дипломатов. Она вернула список и потребовала обеспечить в нём адекватное и сбалансированное гендерное представительство, за что получила от СМИ множество критических замечаний в свой адрес.

Мишлин Кальми-Ре продолжала такую практику вплоть до своей отставки в 2012 году, одновременно подняв максимальный возможный возраст для кандидатов на должности в МИД с 30 до 35 лет. В начале 2019 года, однако, максимальный возраст претендентов снова составляет 30 лет. А всего доля женщин как среди желающих стать дипломатами, так и среди взятых на эту работу в последние годы стабилизировалась на уровне 50%.

Конец инфобокса

И все равно, как говорит пресс-секретарь МИД/EDA Пьер-Ален Эльчингер (Pierre-Alain Eltschinger), женщины, выбирая работу с многочисленными перестановками и перемещениями, «ненамного чаще», чем мужчины, «сдаются» и принимают решение оставить дипломатическое поприще. Конечно, регулярные загранкомандировки предполагают, что «у мужа либо очень гибкая своя карьера, либо он согласился на время пребывания за рубежом отказаться от собственной трудовой деятельности в Швейцарии». Но ведь и в обратной ситуации происходит порой тоже самое: дипломаты-мужчины с работающими женами и с детьми сталкиваются с такой же проблемой.

Швейцария — середняк в Европе

В последние десять лет доля женщин на должностях в министерстве иностранных дел Швейцарии неуклонно росла. В период с 2009 по 2018 год число женщин среди кадров среднего и высокого уровня увеличилось с 34% до 45%, а в высшем руководстве — с 12% до 24%, 20% послов сейчас — женщины.

В 2019 году впервые пять из девяти отделов Политической Дирекции МИД возглавят женщины. Достигнет ли внешнеполитическое ведомство цели, намеченной его руководством в 2010 году, а именно - увеличить число женщин в высшем руководстве до 30%, покажет время.

«МИД находится на верном пути», — говорит Лорин Рединг, анализируя цифры. Однако лидером в плане продвижения женщин в дипломатии Швейцария отнюдь не является. Например, в министерствах иностранных дел Англии и Норвегии женщины уже составляют треть сотрудников высшего звена.

«Наша работа не прекращается»

Профессор Университета Санкт-Галлена Пауль Видмер говорит, что женщины сегодня играют важную роль во внешней политике Швейцарии. «Женщины хотя бы один раз уже были на всех серьёзных постах в министерстве иностранных дел: они занимают или занимали хотя бы один раз должности министра иностранных дел, статс-секретаря МИД, а также послов в самых важных столицах, таких как Париж, Берлин и Рим. Можно сказать, что женщины в целом добились своей цели».

Будучи карьерным дипломатом, Д. Шнайдер видит ситуацию по-другому. «Ясно, что между тем, что было ранее, включая запрет на вступление в брак, и тем, что происходит сегодня в сфере возможностей совмещать работу и личную жизнь, лежит настоящая пропасть. Но достижением и реализацией равных возможностей нужно заниматься постоянно. Мы многого добились, мы на верном пути, но до финиша еще далеко», — уверена она.


Русскоязычную версию подготовила Надежда Капоне

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта