Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Россия-Швейцария Секреты швейцарской дипломатии из первых рук



Экс-министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре на презентации своей книги «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть»

Экс-министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре на презентации своей книги «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть»

(Keystone)

Бывший министр иностранных дел Конфедерации Мишлин Кальми-Ре выпустила книгу «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть». Ее российский коллега Сергей Лавров вручил ей недавно Орден Дружбы. Мы перелистали страницы этой книги…



Экс-министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре на презентации своей книги «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть»

Экс-министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре на презентации своей книги «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть»

(Keystone)

По пути в Пакистан швейцарская делегация делает техническую остановку на Северном Кавказе. «Мы приземляемся в аэропорту Ставрополя... Но какой неожиданный сюрприз – нас уже поджидает губернатор региона». Швейцарцев проводят в зал с обильно накрытым столом: икра, щедрые закуски и напитки. Губернатор произносит речь и предлагает тост в честь Владимира Путина. 

«Мы поднимаем наши рюмки (с водкой) и пьем», – вспоминает Мишлин Кальми-Ре. «В свою очередь я благодарю его, описываю мою страну, наши прекрасные отношения с Россией и заканчиваю тостом за президента Швейцарии Морица Лойенбергера. Мы поднимаем наши рюмки (с водкой) и пьем в его честь. Всего за этим последовали… двенадцать тостов за хорошие отношения между Россией и Швейцарией, за красоту наших пейзажей, за наше здоровье и здоровье наших родителей, за нас самих! 

Время от времени мы поглядывали на часы и намекали губернатору, что нам пора бы продолжить путь. Но он говорил, что самолет еще не готов, и предлагал нам отведать угощений. За закусками последовали горячие блюда… Мы смогли уехать в десять вечера и приземлились в два часа ночи в Исламабаде, под сильным впечатлением от русского гостеприимства». 

Эта история – только одна из множества рассказанных Мишлин Кальми-Ре в ее новой книге «La Suisse que je souhaite» – «Die Schweiz, die ich uns wünsche» - «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть». На русский язык книга пока не переведена. Конечно, это лишь один забавный эпизод, и международная политика по версии Кальми-Ре – это не (только) тосты за здоровье президентов, но, в первую очередь, гуманитарная помощь, посредничество в международных конфликтах и, куда ж без них, вопросы банковской тайны. 

Книга «Швейцария – какой бы я ее хотела видеть» повествует о девяти напряженных годах работы ее автора в правительстве Швейцарии. С 2003 по 2011 годы она возглавляла Федеральный департамент (министерство) иностранных дел, а в 2003 и 2011 году была федеральным президентом Конфедерации (президенты Швейцарии избираются из числа членов федерального кабинета по принципу ротации сроком на один год). 

Читается книга легко благодаря живому эмоциональному стилю и неожиданным деталям, позволяющим по-новому взглянуть на ключевые моменты новейшей истории Швейцарии.

Биография

Мишлин Кальми-Ре родилась 8 июля 1945 года в Сионе, в кантоне Вале. Окончила «Женевский Институт международных отношений», тот самый, где учился Кофи Аннан, получив в 1968 году ученую степень магистра. 

Член Социал-демократической партии Швейцарии, практически всю жизнь она проработала в Женеве. Была председателем женевского отделения партии в 1986-1990 и 1993-1997 гг. 

Депутат Большого совета (парламента) Женевы в 1981-1997 и его председатель в 1992-1993 гг. Член Государственного совета (правительства) Женевы в 1997-2003 и его председатель в 2001-2003 гг. 

С 2003 по 2011 годы член Федерального совета (правительства) Швейцарии, глава Федерального департамента иностранных дел (МИД). Президент Швейцарской Конфедерации в 2007 и 2011 годах. 

Многие критиковали ее за кадровую политику в МИД, построенную на «позитивной дискриминации»: при всех прочих равных условиях на работу в дипломаты при ней брали почти исключительно кандидатов-женщин. 

Сегодня Мишлин Кальми-Ре преподает в «Европейском Институте» при Университете Женевы в качестве приглашенного профессора, читает лекции в области политики миротворчества и глобального управления.

Конец инфобокса

Первые шаги в большой политике

В момент своего избрания в состав Федерального совета 4 декабря 2002 года Мишлин Кальми-Ре была «малоизвестной в Берне социалисткой из Женевы». Она занималась финансами своего родного кантона, имея репутацию жесткого и эффективного менеджера. Но вскоре все круто изменилось. 

Переезд в Берн, необходимость быстро усовершенствовать немецкий язык, на котором она сегодня говорит свободно, привыкнуть к Федеральному дворцу, к неожиданно многочисленному племени федеральных чиновников и к обслуживающему персоналу, ко всем этим шоферам, консультантам, генеральным и статс-секретарям, директорам и послам... 

Обязанность выполнять высшие государственные функции обернулась потерей личной свободы и независимости. Ей казалось, что в длинных коридорах власти все только и делают, что наблюдают за каждым шагом и жестом «новенькой». Пришлось вежливо, но твердо дать понять, что «судьба Федерального департамента иностранных дел теперь находится в моих руках, и больше ни в чьих», – вспоминает она. 

Одним из приоритетов работы для Мишлин Кальми-Ре всегда были хорошие отношения с Россией, которая, как отмечает она в своей книге, «обеспечивает 11,8% мирового производства энергии, при том, что примерно 50% энергии, потребляемой в Европе, поставляется именно Россией». 

Принимая 18 мая 2005 года стратегически важное решение о новых приоритетах швейцарской внешней политики и указывая, что страна не должна концентрироваться только на своем ближнем европейском зарубежье, что ей следует в приоритетном порядке налаживать отношения с крупнейшими развивающимися державами, Федеральный совет Швейцарии учитывал важность России как серьезного экономического и политического партнера за пределами ЕС.

Новое прочтение нейтралитета

Швейцарский нейтралитет не настолько прост, как это могло бы показаться на первый взгляд. Мало кто знает, что эта швейцарская внешнеполитическая доктрина возникла в качестве инструмента… внутренней политики. И только после знаменитой битвы при Мариньяно в 1515 году он становится основой внешней политики Конфедерации. 

«В то время было большой смелостью полагать, что добиться решения конфликта можно и без применения вооруженной силы», – пишет в своей новой книге Мишлин Кальми-Ре. Сама она внесла революционные изменения в понимание швейцарского нейтралитета, разработав концепцию так называемого «активного нейтралитета».

«Принципы строгого нейтралитета должны применяться исключительно в ситуациях войны между странами, они содержат определенное число ограничений. Их три: первое – мы не имеем права участвовать в чужих войнах. Второе – мы не должны предоставлять наши вооружения и наши вооруженные силы в распоряжение воюющих стран. И третье – мы должны защищать свою территорию, чтобы избежать ее использования в военных целях...» 

Однако в период мирного времени Швейцария свободна вмешиваться во все, что хочет, четко высказывая свою позицию. «Мир меняется, он становится глобализированным и взаимозависимым. Меняется и понятие и характер государственной власти. Если раньше сильная государственность строилась на принципах мощного централизованного управления в национальных границах, то сейчас власть – это, прежде всего, способность оказывать влияние в мировом масштабе». Об этом Мишлин Кальми-Ре рассказала на пресс-конференции в Международном клубе прессы в Женеве, представляя свою книгу. 

Именно такой и видела Швейцарию ее теперь уже экс-министр иностранных дел. «Многие годы мы были далеки от большой мировой политики, но потом начали в нее возвращаться. Я хотела создать активную Швейцарию, страну, вовлеченную в важнейшие глобальные процессы, я хотела, чтобы Швейцария не только предоставляла свою территорию для международных переговоров, но и играла роль активного посредника и арбитра».

Кальми-Ре о Крыме

«Запад и правительство в Киеве рассматривают результаты референдума в Крыму в качестве незаконных. Россия же со своей стороны ссылается на решение Международного суда от 2010 года, в соответствии с которым одностороннее провозглашение Косово своей независимости не противоречит международному праву, что очень примечательно, ведь тогда, в 2010 году, Россия как раз это решение суда активно критиковала. 

В Косово международное сообщество должно было защитить албанцев от сербского правительства. Российское же население в Крыму никакой опасности не подвергалось. Кроме того, следует учитывать, что референдум в Крыму в воскресенье проходил в условиях фактической оккупации полуострова российскими военными. 

С точки зрения международного права необходимо различать два фундаментальных понятия: территориальную целостность суверенных государств с одной стороны и право наций на самоопределение с другой стороны. Оба этих принципа необходимо анализировать параллельно и применительно к каждой конкретной ситуации. В случае с Косово право на самоопределение и защита населения имели приоритет. 

Федеральный совет (правительство Швейцарии) весьма сдержанно высказывается относительно крымского кризиса. Я хорошо понимаю (такую позицию). Пока есть надежда на дипломатическое решение (кризиса), поддержание позитивных отношений с России вполне оправдано. Тем самым Швейцария имеет шанс внести свой вклад в дипломатическое решение конфликта. Брюссель же и Запад в целом делают сейчас ставку на сочетание кооперации и конфронтации.

Насколько это сработает – я не знаю. Факт, однако, заключается в том, что ЕС несет определенную долю ответственности за этот кризис. Подталкивая Киев к подписанию Договора об ассоциированном сотрудничестве, Брюссель принудил Украину сделать выбор между Россией и Европой. Это было ошибкой. Такую страну, как Украина, никогда нельзя ставить перед подобным выбором. С геостратегической точки зрения эта страна зажата между Россией и Европой. Поэтому в такой ситуации нейтральный статус, сравнимый с нейтральным статусом Швейцарии, был бы самой разумной стратегией. 

Источник: газета «Ааргауэр Цайтунг» от 18 марта 2014 года.

Конец инфобокса

Преодолевая сопротивление швейцарцев

Понятно, что в консервативной Швейцарии не все согласились с такой трактовкой. Однако бывшая министр хорошо знает, каков народ Швейцарии и в чем его особенности. «Нас, швейцарцев, порой трудно понять. Мы всегда начинаем с того, что говорим на всякий случай «нет», – с легкой иронией характеризует Мишлин Кальми-Ре своих соотечественников. «Мы рассматриваем других с высоты наших гор, и часто убеждены, что, вмешиваясь в чужие споры, мы ничего не выиграем».

Швейцарцы воображают себя чемпионами в области прав человека и гуманитарного права, они приводят в пример Анри Дюнана и Международный Комитет Красного Креста. Но при этом они соглашаются, например, с законодательными инициативами о запрете строительства новых минаретов и о высылке преступников-иностранцев, а эти инициативы довольно плохо сочетаются с международным гуманитарным правом.

«Мне больно видеть, как мы поддаемся малоприятной тенденции судить весь мир и рассматривать его в качестве неинтересного для нас, и при этом мы еще спрашиваем, почему нас не любят за рубежом», – пишет Мишлин Кальми-Ре. Активная международная политика, по ее словам, не всегда приводила к успеху, а главное, ее было очень сложно объяснить в самой Швейцарии. «Мне постоянно приходилось рассказывать, зачем и почему надо быть посредником между Арменией и Турцией в Иране, вмешиваться в отношения России и Грузии», – пишет бывшая министр.

Многие рядовые швейцарские граждане и сегодня убеждены в том, что ничего похожего им не надо. Но ведь «посредничество между Россией и Грузией привело к тому, что между российскими и швейцарскими дипломатами были установлены хорошие деловые, а частично и добрые дружеские отношения. В результате Швейцария благодаря Москве получила право участвовать в саммите «Большой двадцатки» в 2013 году, когда Россия на ней председательствовала. Это было исключительно важно для защиты интересов Швейцарии в качестве мирового финансового центра», - аргументирует министр.

Красные кроссовки из музея

В Швейцарии и сегодня еще легко встретить президента и министров без охраны. Никто из них не ездит по городу с «синими ведерками», ради них не перекрывают улицы городов. Мишлин Кальми-Ре вполне можно застать за субботним шопингом в женевских магазинах, где она с удовольствием снимает с вешалки что-то шелково-разноцветное. «Я одеваюсь, как самая обычная швейцарка», – говорит она.

Ее короткая стрижка с мелироваными прядями всегда выглядела не по-швейцарски дерзко. «Чего только не писали на тему моей внешности журналисты. Доходило до того, что на улице меня дергали за волосы: «Ой, это не парик!» – вспоминает она. На официальные встречи она могла надеть босоножки на высоких каблуках. На снимках с Владимиром Путиным, сделанным в Женеве летом 2011 года, видно, что благодаря им тогдашний президент Швейцарии даже чуть выше своего российского коллеги.

А чего стоят культовые, красные с белым швейцарским крестом, кроссовки, в которых она в 2003 году, первой из европейских политиков, пересекла демаркационную линию между Северной и Южной Кореями! Впрочем, тут все можно объяснить: за два дня до поездки она споткнулась на ступеньках Федерального дворца и сильно травмировала колено. Врач хотел прооперировать ее, но глава МИД отказалась, не хватало еще, чтобы ее видели в гипсе.

Однако обувь пришлось сменить, так как по медицинским показаниям на каблуках она ходить не могла. А в единственном в вечер перед отлетом открытом в Берне магазине подходящего размера были одни только красные кроссовки. Сегодня они находятся в музее.

swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×