Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Уроки истории К 100-летию пандемии испанского гриппа в Швейцарии

Soldaten mit der Spanischen Grippe in einem Spital

В особенной степени первая волна гриппа затронула военнослужащих, дислоцированных недалеко от германо-французского фронта, в регионе деревни Бонфоль. 

(RDB)

Пандемия испанского гриппа 1918-1919 годов стала одной из самых страшных катастроф в новейшей истории Швейцарии. Из-за гриппа тогда в стране умерло более 25 тыс. человек, заражению подверглась в буквальном смысле слова половина населения страны. Своей кульминации волна смертельного гриппа достигла в октябре 1918 года.

Самое первое заражение испанским гриппом произошло в начале июля 1918 года. В наибольшей степени первая волна гриппа затронула военнослужащих, дислоцированных недалеко от германо-французского фронта, в регионе деревни Бонфоль. Очень быстро доля заболевшего личного состава доросла до уровня в 40 - 80 процентов, и тогда командование приняло решение прервать учёбу и несение службы и распустить молодых людей в форме по домам. Хотели как лучше, а получилось, что болезнь начала быстро распространяться сначала по территории западной франкоязычной Швейцарии.

В сентябре 2018 года волна гриппа пошла на спад, власти и командование были уверены в том, что самое страшное уже позади. Но получилась иначе. Следуя своей внутренней динамике, болезнь пошла на второй виток, и возникла вторая, куда более опасная волна гриппа, которая продлилась с конца сентября до конца ноября 1918 года. В январе 1919 года последовала третья волна, которая оказалась гораздо мягче: стало ясно, что возбудитель гриппа утратил свою мощь. Архивные кинокадры и фотографии той эпохи показывают, что в лице пандемии «испанки» мы действительно имеем дело с тяжелейшей катастрофой новейшей истории Швейцарии.

Видео Эпидемия «испанки» в Швейцарии в 1918 году

Уникальные кадры исторической кинохроники: Швейцария и эпидемия гриппа 1918 года (SRF/Julie Hunt, swissinfo.ch). 

Основными жертвами гриппа во всех швейцарских кантонах, за исключением Тичино, были мужчины молодых возрастных категорий. Видимо, это объясняется тем, что многие мужчины тогда были призваны в армию и людская скученность в казармах и в подземных оборонных бункерах представляла собой идеальную среду для распространения опасного вируса. Поэтому самую большую долю (60%) погибших от гриппа составили именно особенно молодые люди в возрасте от 20 до 40 лет, причем в городах смертность была куда ниже, чем за их пределами. 

От момента заражения до смерти могло тогда пройти всего-то несколько часов. Обычно у человека начиналось внезапное кровотечение из носа и рта, и он буквально падал замертво. Чтобы избежать распространения заразы умерших старались хоронить немедленно. Страна, оправившись от первого шока, начала реализацию плана противодействия гриппозной угрозе. Заболевших не бросали на произвол судьбы - их размещали для лечения в военных госпиталях и в горных санаториях. 

трое мужчин копают могилу

Жертв гриппа нужно было как можно скорее предать земле.

(Wikipedia Commons )

Швейцарский Красный Крест мобилизовал для ухода за больными 742 медсестёр, большинство из них окончили сестринскую школу La Source в Лозанне и школу медсестёр Красного Креста при больнице Lindenhof в Берне. Всего из них заразились испанским гриппом и погибли 69 медсестёр. В ноябре 1918 года все оставшиеся в живых медсёстры из школы La Source были отмечены за свою работу военными наградами. 

Швейцария села на карантин и поверила в чудо

В период кульминации гриппозной волны общественная жизнь в Швейцарии фактически прекратилась. Были временно закрыты школы, церкви, рынки; концерты и театральные спектакли были отменены, равно как и танцевальные вечера. Военные казармы и здания школ были переоборудованы в больницы неотложной помощи.

Власти обратились к населению с просьбой жертвовать в пользу заболевших одеяла и матрасы, предоставлять свои автомобили в распоряжение врачей и оказывать любую другую посильную добровольную помощь. В СМИ была развёрнута широкая агитационная кампания с призывами проводить тщательную дезинфекцию, в том числе и телефонов — будучи самым современным тогда информационным «гаджетом», они были широко распространены в общественных местах, став идеальным источником заражения и переноса болезнетворных микробов.

реклама в газете

Реклама средства для дезинфекции телефонных аппаратов. Находясь в общественном пользовании, телефоны были потенциальным источником заражения гриппом.  

(Archiv Schweizerisches Rotes Kreuz)

На фоне этого у швейцарцев проявилась склонность верить в чудеса. В стране на полном серьёзе рекламировались различные виды чудодейственных средств против гриппа: к примеру, жидкость для полоскания рта, мазь для носа и даже пылесосы, которые должны помочь избавиться от микробов. Ходили слухи, что употребление табака и алкоголя служит для профилактики гриппа и даже помогает вылечить его.

«Недостаток ментального пространства»

И все же запоздалая реакция властей на пандемию привела к тому, что и без того политически расколотая страна оказалась почти на грани гражданской войны. Военно-санитарную службу Вооружённых сил, например, обвиняли в том, что она оказалась не готова к такой ситуации и что она не была в состоянии предоставить достаточное количество транспорта и медикаментов.

Средства массовой информации жёстко критиковали сложившуюся в стране катастрофическую ситуацию, в итоге парламент даже сформировал специальную комиссию по расследованию причин и обстоятельств возникновения пандемии. Реального положения швейцарцев это решение никак не улучшило, но зато оно дало возможность «выпустить пар» и ослабить степень общественного возмущения.

Как ни парадоксально, но об эпидемии «испанки» в Швейцарии сохранилось крайне мало исторических свидетельств и воспоминаний. К примеру, в стране до сих пор нет национального дня поминовения памяти умерших и пострадавших. Чем это можно объяснить? В статье, опубликованной недавно в газете Neue Zürcher Zeitung, швейцарский историк Якоб Таннер (Jakob Tanner) подчёркивал, что причиной такой ситуации стали другие важные исторические события, происходившие в тот же момент и фактически затмившие собой в будущем тему «испанского гриппа» в памяти народа.

«Эти годы были отмечены серьёзными внутренними политическими конфликтами, связанными в том числе и с событиями Всеобщей забастовки ноября 1918-го года. У народа просто не оказалось достаточного ментального пространства для воспоминаний о всего лишь инфекционном заболевании, сколь бы катастрофическим оно ни было», — резюмирует историк. 


Перевод с английского языка и адаптация: Людмила Клот

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта