Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Финал карьеры Министр, похоронившая банковскую тайну

Автор: , г. Берн


На пресс-конференции 28 октября 2015 года Эвелин Видмер-Шлумпф, министр финансов Швейцарии, объявила, что не намерена выставлять свою кандидатуру на выборах нового состава Федерального совета в декабре 2015 года.

На пресс-конференции 28 октября 2015 года Эвелин Видмер-Шлумпф, министр финансов Швейцарии, объявила, что не намерена выставлять свою кандидатуру на выборах нового состава Федерального совета в декабре 2015 года.

(Keystone)

В новейшей истории швейцарской политики Эвелин Видмер-Шлумпф остается человеком, сыгравшим ключевую роль в «переформатировании» знаменитой швейцарской банковской тайны и в приспособлении ее к новым глобальным реалиям, хотя некоторые говорят, что она своими руками буквально взяла и похоронила один из символов швейцарского суверенитета. Настойчивая и даже упрямая, она уходит в отставку, не проиграв ни одного референдума.

Политика в Швейцарии дело размеренное и даже тихое, традиций дворцовых переворотов, путчей и заговоров здесь никогда не было, а откровенное политиканство не в чести. Однако 12 декабря 2007 года до сих пор ассоциируется у всех в стране со взрывом политической бомбы: Кристофа Блохера, «великого и ужасного» лидера и стратега Швейцарской народной партии (SVP), сумевшего за каких-то десять лет превратить ее в лидирующую политическую силу, парламент не переизбрал на второй срок в правительство. 

Эвелин Видмер-Шлумпф — краткая справка

Родилась 16 марта 1956 года в городе Фельсберг (Felsberg), кантон Граубюнден.

Изучала право в Университете Цюриха, затем получила лицензию на ведение юридической, нотариальной и адвокатской деятельности в кантоне Граубюнден.

В 1990 году защитила диссертацию в Цюрихском университете. Работала в качестве частно практикующего юриста, была председателем окружного суда в городе Тринс (Trins).

В 1998 году стала первой женщиной, избранной в состав правительства кантона Граубюнден, членом которого она оставалась до 2007 года. Курировала финансовый блок.

С 2001 по 2007 гг. являлась председателем межрегиональной Конференции кантональных министров финансов (Konferenz der kantonalen Finanzdirektoren).

Будучи матерью троих детей, она являла собой яркий пример того, как удачно можно соединять политическую карьеру с ролью матери семейства.

12 декабря 2007 года на совместном заседании обеих палат швейцарского федерального парламента Эвелин Видмер-Шлумпф была избрана в состав Федерального совета, правительства Швейцарии. Тем самым она заняла место Кристофа Блохера, лидера и идеолога Швейцарской народной партии (SVP).

«Народники» объявили ее за это в «предательстве» и изгнали из партии. Вместе с ней от SVP откололись ее первичные организации в кантонах Берн, Гларус и Граубюнден, образовав немного позже Бюргерско-демократическую партию.

Сначала Эвелин Видмер-Шлумпф руководила Федеральным департаментом (министерством) юстиции и полиции (Eidgenössisches Justiz- und Polizeidepartement), а с 1 ноября 2011 занимала должность министра финансов.

На пресс-конференции 28 октября 2015 года она объявила, что не намерена выставлять свою кандидатуру на выборах нового состава Федерального совета в декабре 2015 года.

Конец инфобокса

Депутаты не согласились больше терпеть политика, который был членом кабинета, не переставая играть роль едва ли не главного оппозиционера. Федеральный совет — это структура уникальная, такой больше нет ни в одной стране. Избираясь в кабинет министров от конкретных партий, его члены обязаны, в соответствии с неписанным «кодексом чести», работать на благо всей страны, исповедуя принцип коллегиальности руководства. Кристоф Блохер соблюдать все эти правила и традиции не хотел, за что и поплатился своим министерским постом.

С тем, чтобы найти замену Блохеру, левые и центристские партии торопливо сколотили недолговечный альянс, согласившись с кандидатурой 51-летней уроженки кантона Граубюнден, которая, представляя, как и Кристоф Блохер, Швейцарскую народную партию, была более умеренной в своих убеждениях, ориентированной на компромисс, а не на скандал.

Имя Эвелин Видмер-ШлумпфВнешняя ссылка было тогда мало кому известно на федеральном уровне, хотя новичком в большой политике ее назвать было трудно. У нее уже имелся солидный опыт работы в качестве члена правительства кантона Граубюнден, где в течение почти десяти лет она курировала финансовый блок. Дочь известного швейцарского политического деятеля, в прошлом члена Федерального совета Леона Шлумпфа (Leon SchlumpfВнешняя ссылка, 1925-2012), она с ранних лет была окружена политикой, будучи посвящена во все ее тонкости и аспекты.

Поэтому, принимая поздравления по случаю своего избрания в Федеральный совет, она прекрасно понимала, чем все это может обернуться. Так и произошло: руководство SVP не простило ей этого «предательства», но просто выгнать ее из своих рядов партия не могла, и тогда лидеры SVP решили сразу исключить всю первичную организацию кантона Граубюнден. Вслед за ней из SVP ушли и «первички» Берна и Гларуса. Так в Швейцарии произошло то, чего не происходило еще ни разу в истории, а именно, партийный раскол и возникновение новой партии, носящей имя Бюргерско-демократической (BDP), да еще и имеющей сразу своего министра в правительстве!

Сложности стимулируют

«Неизбрание или непереизбрание федерального министра парламентом — дело, в принципе, не такое уж редкое в Швейцарии. Сам Кристоф Блохер, например, в 2003 году сделал все, чтобы успешно вытеснить из федерального правительства довольно популярную в народе Рут Метцлер (Ruth Metzler) из Христианско-демократической народной партии (CVP)», — напоминает Георг Лутц (Georg LutzВнешняя ссылка), политолог из Университета Лозанны.

«Необычным же для швейцарской политики в данном случае стало то обстоятельство, что выборы нового министра привели к острому, нехарактерному для Швейцарии партийному кризису и даже к образованию новой партии».

Впрочем, по мнению ученого, будучи в правительстве представительницей очень небольшой, да еще и самой молодой партии, она отнюдь не была в меньшинстве, и маргиналом ее назвать нельзя было ни в коем случае. Более того, столь сложные обстоятельства, сопровождавшие ее приход в федеральную политику, только подтолкнули ее к дальнейшему развитию.

Первые три года, на протяжении которых Эвелин Видмер-Шлумпф отвечала за миграционное досье, ее карьера развивалась ни шатко, ни валко. Однако в 2008 году опять вмешалась судьба: тогдашний министр финансов Ханс-Рудольф Мерц (Hans-Rudolf Merz), симпатичный министр, говорящий на русском, не чуждый музам (он пишет стихи и рассказы) и даже однажды «взорвавший интернет» своим приступом смеха на парламентской трибунеВнешняя ссылка, внезапно слег в больницу с инфарктом. Побывав в коме, он принял решение уйти в отставку и передать все дела Эвелин Видмер-Шлумпф.

Наследство ей досталось непростое. Чего стоит только необходимость спасать от гибели «UBS», крупнейший швейцарский банк, которому грозило банкротство. «Но, опять же, кризисная ситуация только придала ей энергии»,- говорит Георг Лутц, предлагая вспомнить 2012-й год и скандал с отставкой тогдашнего главы швейцарского ЦБ Филиппа Хильдебранда, который был вынужден покинуть свой пост из-за обвинений в инсайдерских нарушениях.

«Она действовала прагматически и разумно, почти не совершая ошибок и общаясь с журналистами без лишних эмоций»

Георг Лутц, политолог

Конец цитаты

«Она поддерживала президента SNB до тех пор, пока его отставка не оказалась неизбежной. Конечно, полностью избежать критики ей не удалось, но в итоге она выбрала правильный путь в этом вопросе», — указывает политолог.

Ключевая реформа

Занявшись финансами и получив возможность начать реализовывать реформы, имеющие ключевое значение для позиций Швейцарии в качестве мирового финансового центра, Эвелин Видмер-Шлумпф окончательно обрела себя и свое место в коллективе Федерального совета. Будучи человеком прагматичным, она понимала, что традиционная швейцарская банковская тайна, зорко охранявшая от иностранных налоговых ведомств швейцарские банковские счета нерезидентов, то есть иностранных граждан, обречена.

Она понимала также, что рано или поздно, но этот символ швейцарского суверенитета, судьба которого долгое время «не подлежала обсуждению», придется как-то приспосабливать к новым реалиям, для которых был, в частности, характерен глобальный поход против уклонения от уплаты налогов, подстегнутый мировым финансовым кризисом. Окончательно это стало ясно в декабре 2012 года после провала переговоров с Германией о введении так называемого «расчетного налога» по состояниям нерезидентов, размещенных на счетах в швейцарских банках.

Предполагалось, прикидочно оценив размеры этих активов, начать выплачивать налог германскому фиску, не разглашая, кому и в каком объеме принадлежат отдельные доли этого щедрого финансового пирога. Однако такой «поход по канату» не получился, и стало ясно, что автоматическоий обмен банковской информацией с иностранными налоговыми органами в соответствии с современными нормами ОЭСР неизбежен.

Несмотря на протесты и справа, и слева, она твердо придерживалась однажды взятого курса. «Общая политическая парадигма начала меняться очень быстро, и главную роль во всех этих процессах играла Эвелин Видмер-Шлумпф. Именно она убедила в пользе нового курса сначала Федеральный совет, а затем и парламент», — подчеркивает Г. Лутц. Последним сдалось влиятельное «Швейцарское банкирское объединение» («Schweizerische Bankiervereinigung»), и теперь уже упомянутый автоматический обмен банковской информацией станет реальностью с 2018 года.

«Мало кто осознал тот факт, что мы имеем дело с самой значительной за последние 80 лет реформой в Швейцарии», — указал недавно Кристоф Дарбелле (Christophe Darbellay), председатель Христианско-демократической народной партии Швейцарии в интервью швейцарскому франкоязычному экономическому изданию «L’Agéfi». Впрочем, такие слова логичны, ведь именно он был в 2007 году одним из главных авторов проекта, в результате реализации которого Э. Видмер-Шлумпф и была сначала избрана в Федеральный Совет, а потом и переизбрана в 2011 году.

Традиционная бюргерская политика

Эвелин Видмер-Шлумпф останется в памяти швейцарцев еще и как политик, решительно выступивший после катастрофы на комплексе АЭС в Фукусиме за полный, хотя и поэтапный, отказ Швейцарии от атомной энергетики. «Несомненно, она внесла свой вклад в создание парламентского большинства, поддерживающего „энергетический поворот“, хотя здесь она не играла решающей роли, особенно, если сравнивать с ее деятельностью в рамках финансового досье», — считает Г. Лутц.

Что остаётся?

Преемник Эвелин Видмер-Шлумпф на посту министра финансов должен будет заняться вопросом 3-го раунда реформы порядка налогообложения предпринимательской деятельности

Не исключено, что под давлением ЕС и ОЭСР Швейцарии придется отменить налоговые льготы и привилегии для холдингов, инвестиционных, трастовых фондов и прочих финансовых конструкций подобного рода.

Проект соответствующего закона еще пока разрабатывается, но уже сейчас ясно, что найти решение, которые учитывало бы интересы всех заинтересованных сторон, будет очень непросто.

Конец инфобокса

Многие признавали, что она придает большое значение прозрачности и справедливости, особенно там, где речь идет о налоговых проблемах. Так, она не постеснялась открыто назвать «несправедливой» систему порасходного налогообложения состоятельных иностранцев, живущих в Швейцарии.

При этом, когда речь зашла о коллегиальном руководстве, она вполне оказалась способной наступить на горло собственной песне и выступить в фарватере всего Федерального совета в защиту данной системы накануне референдума 30 ноября 2014 года, на котором швейцарцам было предложено оказаться от такого налогообложения по всей стране.

В остальном она вела себя как классической министр финансов. «Ей удалось удержать степень государственной задолженности по европейским стандартам на низком уровне. Выступая за необходимость всемерной экономии средств бюджетов всех уровней, она проводила традиционную бюргерскую политику», — говорит политолог Г. Лутц.

В итоге Эвелин Видмер-Шлумпф сумела завоевать признательность как левых сил (за поддержку и развитие институтов социального государства), так и центристов (из-за ее строгой бюджетной политики). Пользовалась она популярностью и среди населения, за исключением только сторонников SVP. Как подметила недавно швейцарская франкоязычная газета «Le Temps», Эвелин Видмер-Шлумпф умеет общаться с людьми, а потому из 11-ти референдумов, проведенных по «её» темам, она не проиграла ни один.

Без харизмы

«Она всегда действовала прагматически и разумно, почти не совершая ошибок и общаясь с журналистами без лишних эмоций, что ценилось ими очень высоко», — отмечает Г. Лутц. Единственное, по его мнению, в чём ее можно было бы упрекнуть, так это в отсутствии харизмы. В 2012 году она была, например, президентом Швейцарии, однако в памяти от этих двенадцати месяцев остался только сухой стиль ее речей, когда все четко и по делу, ни одного лишнего слова — и полная неспособность зажечь людей, мотивировать и повести их.

С другой стороны, следует отметить, что сам стиль швейцарского политического руководства на федеральном уровне не предполагает никакой «звёздности». Единственной в этом смысле политической «звездой» Швейцарии был и остается Кристоф Блохер, и поэтому неудивительно, что в правительстве он продержался всего один срок. Но вот что по-настоящему удивляет наблюдателей, так это ее безграничная работоспособность и глубокое проникновение в самые мелкие детали курируемых ею досье.

«Будучи уверенной в том или ином вопросе, она вполне могла, отстаивая свои позиции, показать себя непреклонным и убежденным политиком и даже весьма холодной личностью», — отмечает немецкоязычная газета «NZZ am Sonntag».

Так, она, нисколько не колеблясь, после своего вступления в должность, поменяла всех главных чиновников Федерального департамента (министерства) полиции и юстиции, который в значительной степени оставался лояльным Кристофу Блохеру, ставшим с тех пор ее злейшим врагом.

Многие наблюдатели полагают, что причина упорства и стойкости Видмер-Шлумпф кроется в ее корнях, ведь ее семья происходит из горного кантона с красивой, но суровой природой. С другой стороны, серьезно повлияла на ее карьеру и жизненный путь и гибель сестры в автокатастрофе в 1983 году, а затем и серьезные проблемы с сердцем у ее младшей дочери.

«Если такие вещи происходят в вашей жизни, то вы начинаете многое оценивать по-новому», — заявила она в 2013 году в интервью франкоязычному швейцарскому журналу «L’IllustréВнешняя ссылка». Теперь она уходит в отставку, не накопив богатств и не построив себе замков и особняков. Она скоро вернется в горы родного Граубюндена и будет жить дальше обычной жизнью человека, наблюдающего за политикой со стороны.


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне и Игорь Петров

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×