Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Финансы и рынки «Швейцарский Центробанк ввел всех в состояние шока»

Автор:


Швейцарцы перед пунктами обмена валюты: что же будет с родным франком и с нами?

Швейцарцы перед пунктами обмена валюты: что же будет с родным франком и с нами?

(Keystone)

Решение швейцарского ЦБ об отказе от нижней границы обменного курса франка и евро на уровне 1 евро – 1,20 франка, стало настоящим шоком как для игроков на рынках, так и для политических кругов. Швейцарская пресса прилагает максимум усилий для того, чтобы как-то структурировать события и найти в них некий высший смысл. Главный вопрос — сможет ли негативная доходность по депозитам во франках стать столь же эффективным инструментом в борьбе против чрезмерного удорожания швейцарской национальной валюты?

«Решение об отмене нижней границы обменного курса франк-евро было, по мнению большинства наблюдателей, принято довольно неожиданно. Спровоцированные им курсовые флуктуации наверняка станут для сектора швейцарской экономики, ориентированного на экспорт, болезненным испытанием. Однако само по себе решение швейцарского ЦБ отказаться от упорной обороны «нижней границы» обменного курса, меры, которая, кстати, изначально рассматривалась в качестве «временной», является последовательным, и будь оно принято позднее, очевидно, что Швейцарии оно обошлось бы куда дороже», — указывает в своем комментарии Neue Zürcher Zeitung.

«Фиксированный курс может некоторое время служить демпфером против внешних шоковых воздействий на экономику. В Швейцарии эта мера многие годы играла именно эту роль и, надо сказать, в целом успешно. Но чем дольше существовала эта линия обороны, тем очевиднее становился вопрос, а что дальше-то? Какое решение будет принято: об окончательной привязке франку к евро или же о возвращении к суверенной монетарной политике на основе свободного обменного курса? И вот теперь швейцарский ЦБ — в полном соответствии с собственным мандатом и выполняя свои прямые обязанности — сделал выбор в пользу свободной игры рыночных сил.

В последнее время давление на «нижнюю границу обменного курса» осуществлялось, прежде всего, из-за фундаментальных изменений глобальных рамочных монетарно-политических условий. В Штатах, экономика которых начинает выходить из кризиса, Федеральный резерв постепенно сворачивает политику «количественного смягчения» и перестает накачивать рынки пустыми деньгами. Программа, в рамках которых ЦБ США каждый месяц скупал государственные долговые обязательства, завершена. Не исключено, что скоро вырастет и ставка рефинансирования (цена кредитов).

В этих условиях доллар заметно укрепился. Европейское же экономическое пространство продолжает сталкиваться с фундаментальными структурными проблемами. Рынки в Европе все еще ожидают от ЕЦБ потока дешевых кредитов и запуска программы скупки гособлигаций. В этих условиях евро не может не слабеть. Защищая «нижнюю границу обменного курса», швейцарский ЦБ фактически привязал франк к монетарной политике ЕЦБ, новейшее развитие которой совершенно не подходило Швейцарии ни по каким параметрам.

Находясь в связке с европейской валютой, франк был вынужден слабеть по отношению к тому же доллару, и это несмотря на то, что экономика Конфедерации отличается сейчас недюжинным здоровьем. Поэтому решение отказаться от фиксированного обменного курса означает, прежде всего, решение не дать франку превратиться в суррогатный евро. Кроме того, такое решение символизирует возвращение к суверенной монетарной политике на основе гибкого обменного курса. Очень хочется думать, что швейцарский ЦБ будет и впредь придерживаться именно такой политики.

В среднесрочной перспективе решающим фактором, определяющим курс франка, станет, например, степень привлекательности швейцарской валюты в качестве «спасительной тихой гавани», а также ситуация с промышленным ростом в Конфедерации. Начиная с 22 января 2015 года в Швейцарии будет действовать отрицательная ставка доходности по всем депозитам из-за рубежа на уровне —0,75%, и эта мера, как предполагается, дополнительно снизит привлекательность швейцарского франка в качестве инструмента финансовых спекуляций.

Поэтому в целом нужно следить за тем, чтобы в среднесрочной перспективе укрепление франка находилось в разумных рамках. Что же касается связки евро-франк, то здесь швейцарская валюта вполне имеет, как говорится, «зазор вверх», что приведет к удешевлению импорта и будет оказывать, пусть и недолго, давление на внутренние потребительские цены. Спирали дефляции можно не бояться, повышение швейцарским ЦБ ставки рефинансирования окажется более чем маловероятным, и это поможет внутренней промышленной конъюнктуре в Швейцарии пережить первоначальный шок.

Многие почему-то наивно посчитали, что «нет ничего более постоянного, чем что-либо временное». И это была большая ошибка, из-за чего некоторые экспортно-ориентированные отрасли экономики и в самом деле могут оказаться в непростой ситуации. Темпы роста промышленности Швейцарии могут замедлиться, ценовое давление на экспортные отрасли станет причиной громких протестов. Все это можно вполне понять. Однако основной задачей швейцарского ЦБ является обеспечение стабильности цен и создание как можно более предсказуемых монетарных рамочных условий. Исключительная поддержка одного только экспорта в его задачи не входит. Поэтому ужасный конец в этой ситуации очевидным образом лучше ужаса без конца», — резюмирует NZZ.

«Принцип надежды»

Под таким заголовком решение швейцарского ЦБ об отказе от режима фиксированного обменного курса комментируют газеты Der Bund и Tages Anzeiger. «В первый момент евро обвалился до 0,86 франка, но потом он все-таки отыграл падение и укрепился на уровне 1,02. До самого последнего момента руководство швейцарского ЦБ утверждало, что за рубеж 1,20 шв. фр. за 1 евро оно отступать не намерено ни при каких обстоятельствах — даже с использованием неограниченной скупки евро при поддержке печатного станка. И вот теперь все поменялось на 180 градусов. Возникает вопрос — почему?

Председатель швейцарского ЦБ Томас Йордан обосновывает этот шаг тем, что степень переоценки франка на рынках снизилась, указывая, прежде всего, на очевидный подъем доллара по отношению к франку, а также на продолжающееся падение евро. Причина столь большой разницы в судьбах двух валют — в США предстоит повышение ставки рефинансирования, в Европе ЕЦБ готовится к очередной волне скупки гособлигаций.

Все это правда. Но не вся, потому что различия в монетарной политике Федерального резерва и ЕЦБ не являются чем-то совершенно новым. Обо всём об этом было уже известно и ранее. На отмену фиксированного курса швейцарский ЦБ мог бы пойти уже 11 декабря 2014 года на своем итоговом предновогоднем собрании. Однако в тот момент руководство банка продолжало «стоять насмерть». Что же изменилось?

Причину такого разворота следует искать в событиях последних дней. Обвал российского рубля в декабре показал, что швейцарский франк все еще играет важнейшую роль в качестве «спасительной гавани». Защитить в той ситуации курс в 1,20 : 1 швейцарский ЦБ смог только ценой массированной валютной интервенции. Дополнительно к этому 18 декабря он заявил о введении с 22 января отрицательной доходности по депозитам во франках, что было ясным сигналом о том, что все инструменты, призванные удержать заявленный курс, более не работают.

С другой стороны, стало окончательно ясно, что кризис евро — это долговременный феномен, и что ЕЦБ будет еще очень долго заинтересован в как можно более слабом евро. Необходимость слабеть вместе с европейской валютой, как видно, была основной головной болью Т. Йордана и его коллег. Понятно, поэтому, что швейцарский ЦБ поспешил разорвать привязку к евро еще до того, как ЕЦБ выплеснет на рынок очередной транш напечатанных пустых денег. Вчера на пресс-конференции в Цюрихе глава швейцарского ЦБ косвенно подтвердил это, отметив, что «отменой нижней границы обменного курса Национальный банк Швейцарии получил в свое распоряжение больше пространства для маневра», а «отложив этот шаг на потом, швейцарский ЦБ рисковал бы оказаться на еще более худших исходных позициях».

Газеты Der Bund и Tages Anzeiger указывают, однако, что, «приняв решение отказаться от защиты фиксированного курса, швейцарский ЦБ отнюдь еще не решил все стоящие перед ним проблемы. Если франк продолжит укрепляться, то для швейцарской экономики это будет иметь очень тяжелые последствия. Под ударом прежде всего окажется экспортный сектор промышленности. Поэтому сейчас основная ставка Томасом Йорданом сделана на отрицательную доходность по депозитам во франках, что должно дополнительно снизить привлекательность швейцарской валюты в качестве инструмента спасения от финансовых кризисов.

Тем самым швейцарский ЦБ просто надеется, что все пойдет так, как задумано и запланировано. А если нет? В таких условиях любые меры по ослаблению франка будут действовать на порядок менее эффективно, приводя к куда большим расходам. Не в последнюю очередь это может произойти из-за репутационных убытков, которые понес швейцарский ЦБ вчера после того, как он, своим сообщением, просто-напросто окатил всех и в Швейцарии и за ее пределами ушатом холодной воды. Радуются же пока только спекулянты, играющие на удорожание франка».

Паника в Восточной Европе?

«Швейцария спровоцировала финансовую бурю», — пишет Tribune de Genève. Ориентируясь на читателей как в родной Женеве, так и в соседней Франции, эта газета уже второй день в режиме нон-стоп публикует на своем сайте комментарии и реакции финансовых экспертов, менеджеров, бизнесменов и политиков. Она же сообщает о «панике в Восточной Европе». Если основные европейские рынки остались в целом нечувствительны к колебаниям на швейцарский фондовой бирже, то биржи Восточной Европы охватила волна беспокойства. На протяжении многих лет немало семей в Польше и Венгрии взяли ипотечные кредиты в швейцарских франках, и сейчас оказались в ловушке.

В Польше это коснулось 700 тыс. семей, которые столкнулись с 20-процентным ростом франка по отношению к злотому. В этой стране почти 40% кредитов выдавались в швейцарской валюте. По мнению экспертов, если текущая ситуация сохранится, ежемесячная выплата по усредненному кредиту в 300 тыс. злотых или 75 тыс. франков вырастет на 200-300 злотых то есть на 75 франков. В Хорватии ассоциация, представляющая интересы заемщиков, номинировавших свои кредиты в швейцарских франках, потребовала срочной встречи с правительством, предупреждая о грозящей «катастрофе».

В Австрии, напротив, были рады, что в стране займы в иностранной валюте были запрещены еще в 2008 году. В Венгрии правительство не преминуло напомнить гражданам, взявшим кредиты в швейцарских франках, о существовании в стране специального закона, защищающего их интересы. Речь идет об инициативе премьер-министра Виктора Орбана, в результате которой венгерский парламент ввел в ноябре 2014 года фиксированный обменный курс в 256,6 форинтов за 1 швейцарский франк. Как и большинство других валют, форинт упал сейчас почти на 30% по отношению к франку.

В редакторской колонке под названием «Преступная наивность» газета Le Temps задается вопросом, «представлял ли себе Национальный банк масштабы шока, спровоцированного им в четверг? Выступая перед СМИ, руководство швейцарского ЦБ демонстрировало свою полную уверенность в том, что оно делает», тогда как промышленники, экономисты и политики тут же впали в панику, что немудрено, ведь буквально за несколько секунд Центробанк изменил всю экономическую модель, на основе которой развивается страна.

«От защищенной фиксированным курсом франка экономики Швейцария была возвращена в рамки либерального курса. В долговременной перспективе это даже желательно, с учетом того, что фиксированный курс, введенный три года назад, все равно был временной мерой. Однако вред от внезапности, с которой рынки были ошарашены новостью об отмене нижней границы обменного курса, вполне может перевесить все выгоды, что сулит данный шаг экономике Швейцарии».

«Неприятность эту мы переживем»?

«Трезвый анализ того, что произошло, будет возможен только спустя некоторое время, когда все успокоятся», — пишет газета Die Südostschweiz. «Швейцарский ЦБ вернул себе возможность действовать суверенно, однако ясно и другое, швейцарскую экспортную промышленность и туризм ожидают тяжелые времена».

«Падение курса евро приведет к необходимости списывать убытки, возникшие в результате обладания ЦБ большими объемами активов в иностранной валюте. А это негативно повлияет на бюджетную ситуацию федерального центра и субъектов федерации, кантонов», — напоминает газета Basler Zeitung.

«Центр и регионы привыкли к тому, что ЦБ каждый год выплачивает им из своих доходов щедрые „бонусы“. В 2016 году о таких выплатах можно будет точно забыть. Нельзя забыть и то, что благосостояние Швейцарии во многом зависит от самочувствия экспортного сектора экономики. А вот как раз ей придется очень несладко, однако, как видно, швейцарский ЦБ полагает, что экономика Швейцарии чувствует себя настолько хорошо, что такого рода шок особой проблемой для нее не станет.

Может быть это и так, но при этом правительство Швейцарии должно будет очень крепко подумать над тем, как защитить рабочие места в Швейцарии. А сама экспортная промышленность будет вынуждена, как видно, начать новый этап инновационной модернизации с тем, чтобы зарубежные потребители были, как и раньше, готовы платить за недешевую, но качественную и уникальную продукцию из Швейцарии».

swissinfo.ch

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×