Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Механизмы «Swatch» «Война часовых гигантов»



Маленькая пружинка с большим конфликтным потенциалом.

Маленькая пружинка с большим конфликтным потенциалом.

Напряженная ситуация на рынке часовых механизмов была дополнительно осложнена недавним вмешательством швейцарского антикартельного ведомства. По мнению профессора Пьера-Ива Донзе монополия лидера мирового рынка часовых механизмов концерна «Swatch» является решающим фактором в борьбе Швейцарии за сохранение своего господства в глобальной часовой отрасли.

Десять лет прошло — а воз и ныне там, конфликт продолжается с прежней интенсивностью. «Швейцарские производители часов все еще не в состоянии обходиться без определенных частей и элементов часовых механизмов, производимых практически на эксклюзивной основе швейцарским концерном «Swatch Group». К такому выводу пришло на днях швейцарское антикартельное ведомство «Weko».

Однако главное событие заключается в том, что федеральные швейцарские хранители чистоты рыночных принципов и честности конкуренции дезавуировали свое же собственное соглашение, заключенное с концерном «Swatch Group» этой весной. Оно предусматривало постепенное сокращение объемов поставок комплектующих деталей и механизмов этим концерном своим конкурентам на рынке часов.

Соглашение считалось успехом, так как сам концерн вообще хотел прекратить эти поставки сразу и в полном объеме, поставив малые мануфактуры и часовые производства фактически на грань гибели. И вот теперь все вернулось на круги своя.

Пьер-Ив Донзе вот уже много лет преподает историю экономики в Университете г. Киото в Японии. Недавно он выпустил книгу об истории «Swatch Group». В интервью с порталом swissinfo. ch заслуженный ученый попытался разъяснить исторические причины и особенности данного конфликта.

(Longines.com)

swissinfo. ch: Где конкретно следует искать корни нынешнего конфликта между швейцарскими производителями часов?

Пьер-Ив Донзе (Pierre-Yves Donzé): Начать с того, что долгое время концерн «Swatch Group» не очень-то успешно использовал свое монопольное положение на рынке часов и часовых механизмов, в частности, в области получения прибылей, которые можно было бы инвестировать в будущее. Однако потом в 1990-е годы произошел резкий перелом, начался невероятный взлет популярности и спроса на часы премиального класса, и это изменило все.

Укрепившись в этом сегменте, в частности, с опорой на потенциал таких приобретенных им марок с долгой историей, как «Blancpain» и «Breguet», не говоря уже о перезапуске бренда «Omega», концерн «Swatch Group» смог резко повысить оборот и чистую прибыль.

Параллельно концерн из города Биль/Бьенн получил двух весьма сильных конкурентов: группу «Richemont» (куда входят такие марки, как «Cartier» и «Vacheron Constantin»), и компанию «LVMH» (бренды «Tag Heuer», «Zenith», «Hublot»). Эти две компании стали весьма перспективными игроками на поле часов высоких и высших ценовых категорий. То есть подучилось так, что основные конкуренты «Swatch» находились теперь не, скажем, в Японии (марки «Seiko» и «Citizen»), а в самой Швейцарии.

А между тем для владельцев этого концерна монополия на рынке механических часов и частей к ним остается одной из главных несущих опор всей бизнес-стратегии. И совершенно понятно, почему в такой ситуации «Swatch Group» не хочет более снабжать своими механизмами своих же конкурентов. Но решение «Weko» в этой связи выглядит также вполне логичным: возврат к статус-кво дает возможность всей часовой индустрии в целом оглядеться и найти какие-то альтернативные модели бизнеса.

Хроника конфликта

В 2002 году это сообщение «Swatch Group» стало настоящей бомбой: часовой концерн заявил о поэтапном сокращении объемов поставок своих механизмов третьим фирмам, то есть часовым компаниям, не входящим в состав империи «Swatch».

В 2009 году тогдашний шеф концерна «Swatch» Николас Хайек (Nicolas G. Hayek) подтвердил, что он не намерен более поставлять произведенные его концерном механизмы компаниям-конкурентам. Тем самым он стал причиной настоящего землетрясения, охватившего всю часовую индустрию Швейцарии, практически полностью зависимую от производящих механизмы дочерних компаний «Swatch», таких, как «ETA» и «Nivarox».

В середине 2011 года швейцарское антикартельное ведомство («Wettbewerbskommission» — «Weko») начало расследование сложившейся ситуации. В итоге было принято решение позволить «Swatch» сократить поставки механизмов третьим компаниям, начиная с 2012 года.

Весной 2013 года секретариат «Weko» и «Swatch Group» подписали договор о поэтапном сокращении объемов поставок третьим фирмам цельных часовых механизмов и «управляющих частей» к ним, таких, например, как двигательная пружина, передаточный механизм зубчатых колёс, регулятор, обусловливающий равномерность движения, и «распределитель» или «спуск», который передает от двигателя импульсы регулятору и подчиняющий движение передаточного механизма закономерности колебания регулятора.

В середине июля 2013 года «Weko» неожиданно аннулировала этот договор, поскольку у конкурентов «Swatch Group» не было альтернативных источников получения таких комплектующих, как двигательные пружины. Не имея деловых контактов с компанией «Nivarox», они были бы обречены на банкротство. Теперь «Swatch Group» обязана поставлять им свои механизмы. Какое будет в итоге найдено решение ситуации — пока не ясно.

Конец инфобокса

swissinfo. ch: Существует ли тут какая-то связь с общественными дебатами, ведущимися сейчас в Швейцарии вокруг необходимости защиты лейбла «Swiss made»?

П.- И. Д.: За всем этим скрывается схожая логика. Повышая в своих часах долю частей, произведенных в Швейцарии, с 50% до 60%, концерн «Swatch Group» стремился, прежде всего, укрепить свои позиции перед лицом все более крепнувшей конкуренции, которая, со своей стороны, не могла открыто восстать против монополии концерна Хайека, иначе она осталась бы без механизмов и запчастей к ним.

Кроме того, представив недавно в апреле новую полностью механическую модель «Simstem51» концерн «Swatch Group» попытался показать, что и в современных условиях возможно разработать и произвести продукт, который является на сто процентов «Swiss made».

Появление такой модели, как «Simstem51» можно объяснить еще и тем, что «Swatch» является сейчас единственной в Швейцарии компанией, работающей не только в высшем ценовом сегменте, но и в среднем и низшем (производя такие марки, как «Tissot», «Swatch», «Calvin Klein», «Longines»).

Но, как известно, чтобы добиться снижения затрат на единицу продукции при укрупнении производства, то есть то, что называется в науке «экономией на масштабе», концерну нужно иметь очень мощно развитую производственную базу. Модель «Simstem51» показывает, что такая база у «Swatch» есть.

При этом он отнюдь не может позволить себе почивать на лаврах, пусть и честно заработанных на столь жестком в смысле конкуренции рынке часов премиального ценового уровня. Хочу напомнить, кстати, что для мирового рынка «Swatch» производит еще и кварцевые часы, которые не относятся к категории «Swiss made».

swissinfo. ch: То есть шеф концерна «Swatch» Ник Хайек (Nick Hayek) не прав, утверждая, что, мол, в последние годы многие производители часов использовали бренд «Swiss made» в буквальном смысле как дойную корову, получая прибыли и ничего не реинвестируя в НИОКР и модернизацию производственной базы?

П.- И. Д.: Его конкуренты, и в самом деле, располагают в теории необходимым потенциалом для того, чтобы самостоятельно производить ключевые элементы механизмов, например, пружинные заводные устройства. Но многие из них, действительно, не производили необходимых инвестиций.

Парадокс, но в рекламе часовые марки в основном подчеркивают как раз именно то, насколько инновационными с технической точки зрения являются те или иные модели или механизмы. В реальности же какие-либо по-настоящему инновационные прорывы тут довольно редки. Гораздо важнее для любой марки иметь оборотные средства, которые позволили бы ей и дальше оставаться независимым брендом.

swissinfo.ch: Какие последствия мог бы иметь возможный уход концерна «Swatch» со своих нынешних монопольных позиций: к новому инновационному импульсу в рамках швейцарской часовой индустрии, или, напротив, к полному или частичному переносу производства за рубеж?

П.- И. Д.: Производство часовых механизмов затрагивает самое сердце исконно швейцарского «ноу-хау», и именно потому оно стало таким щекотливым делом. Уже сегодня глобализацию швейцарской часовой промышленности можно считать свершившимся фактом. За последние 15 лет активно наращивались объемы импорта именно деталей для производства механизмов, тогда как импорт готовых часов переживал и продолжает переживать стагнацию.

Это означает, что иностранные детали становятся сейчас все более важным фактором. Сегодня фирмы в Китае и Таиланде способны производить часовые механизмы, качество которых почти ни в чем не отличается от продукции компании «ETA», которая принадлежит к империи «Swatch», а бренд «TAG Heuer» уже сейчас закупает свои заготовки только у «Seiko».

Необходимо при этом помнить, что лейбл «Swiss made» относится к собственно механизмам и к процедуре их конечного монтажа. Дизайн не подпадает под действие этого лейбла, пусть даже он является основным элементом продукта, особенно в высшем ценовом секторе. Уже сейчас корпуса, циферблаты и ремешки производятся исключительно за рубежами Швейцарии, в основном в Китае. 

swissinfo. ch: Откуда же тогда берется такая почти непреодолимая монополия швейцарских часовщиков на мировом рынке?

П.- И. Д.: Сегодня часы — это не просто инструмент, это еще и модный аксессуар, носитель имиджа и эмоций, особенно для мужчин. Сила швейцарской часовой индустрии состоит в том, что она смогла вовремя и раньше других превратить культурный ресурс, а именно, региональные традиции и технологический потенциал региона, в инструмент глобального маркетинга.

История монополии

Производство часов в кальвинистскую Женеву занесли бежавшие из Франции преследуемые протестанты (примерно в 1587 г.). Затем самоучка Даниэль Жен-Ришар (Daniel Jean Richard) из деревушки Ле Локль (Le Locle) привез из Лондона сломанные часы и сумел починить механизм.

Позднее он смастерил основные составные части (пружины, корпус, маятник), и приступил к конструированию первых невшательских часов. Производство часов в деревнях региона Юры и Невшателя обходилось куда дешевле, тем более, что тут не было никаких цеховых и иных ограничений.

В технической сфере в ту эпоху преобладала система надомного распределения труда (так называемый Etablissage). Центральных мастерских не было, а весь процесс производства часов был разложен на небольшие этапы, выполнялись которые отдельными надомниками-специалистами.

В 1876 г. в Филадельфии состоялась мировая Промышленная выставка. Швейцарские часовщики увидели, что американцы полностью отказались от доиндустриального разделения труда, перейдя к промышленному способу.

Еще в 1870 г. треть всех продаваемых в мире часов была произведена в Швейцарии. Дешевая конкуренция из США положила конец этой тенденции. Поэтому в Швейцарии, в удобных регионах юрского предгорья, начали быстро строиться современные часовые фабрики.

Новыми центрами массового часового производства становятся города Биль (Biel) и Гренхен (Grenchen). Кроме обычных карманных часов впервые начинают производиться и привычные наручные часы. После Первой мировой войны швейцарская часовая промышленность попадает в новый кризис. Помощь пришла со стороны государства.

Возникают два крупных производственных треста, финансируемых правительством — «Société Suisse pour l’Industrie Horlogère» («SIH») и «Allgemeine Schweizerische Uhrenindustrie AG» («ASUAG»). Начиная с 1941 г. они обладают фактически монополией на производство часовых механизмов в Швейцарии. Государство жестко регулирует импорт и экспорт всякой промышленной продукции, а часов — в особенности.

Следующий большой кризис грянул в 1970-е гг. в связи с поворотом к кварцевой и электронной технологии. В Швейцарии были все необходимые технологии, однако на них никто пока не обращал серьезного внимания. «SSIH» и «ASUAG» находились в предбанкротном состоянии.

В 1983 г. происходит революция и оба треста сливаются воедино. Попытка спасти швейцарскую часовую промышленность оказалась успешной. Успех был связан с именем Николаса Хайека (Nicolas G. Hayek), менеджера с большим, в том числе международным, опытом.

Хайек сделал ставку на двойную стратегию. С одной стороны он запустил дешевую линейку продуктов под маркой «Swatch» (от англ. «Second Watch» — «Вторые часы» или часы для повседневных нужд). Типичный продукт этой марки состоял всего из 51-ой детали, а специально разработанный «поп-дизайн» сделал из обычных часов настоящий культ. С другой стороны Хайек реанимировал старый миф о швейцарских «часовщиках-художниках» из Женевы.

Ставки были сделаны немалые. Но Хайек, который умер в 2010 г. в возрасте 82 лет, не прогадал. 2011 год стал, по имеющимся данным, рекордным годом для швейцарской часовой индустрии, даже может быть самым лучшим в ее долгой истории, несмотря на финансовый и банковский кризис, а так же на кризис европейской валюты.

Конец инфобокса


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×