Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Молочные реки Производители молока в Швейцарии: есть ли шанс выжить?

Автор:


Каждый год в Швейцарии исчезают в результате банкротства от 800 до 900 молочных сельскохозяйственных предприятий. Причина – их размеры. Слишком маленьким фермерским хозяйствам все трудней выживать в нынешних условиях. Впрочем, и у крупных производителей жизнь сейчас тоже не сахар. 

Каждый год в Швейцарии исчезают в результате банкротства от 800 до 900 молочных сельскохозяйственных предприятий. Причина – их размеры. Слишком маленьким фермерским хозяйствам все трудней выживать в нынешних условиях. Впрочем, и у крупных производителей жизнь сейчас тоже не сахар. 

(Keystone)

В настоящее время ситуация на швейцарском и европейском молочных рынках выглядит примерно одинаково: молока производится огромное количество, а отпускные (закупочные) цены на молочное сырье в последнее время буквально обрушились. Выжить в такой ситуации можно только на путях последовательной интенсификации и рационализации производства.

Мы обратились с просьбой рассказать о своем опыте к цюрихскому заводчику, выращивающему особо продуктивных молочных коров, а также к фермеру, который пока еще не обанкротился и вынужден регулярно инвестировать в свое хозяйство с целью неуклонного повышения эффективности своего труда и качества своей продукции.

Для начала мы отправились в гости к фермеру, разводящему коров современных пород. По большому счету это настоящие коровьи «Феррари», каждая из которых по цене, между прочим, мало в чем уступает знаменитому супер-кару. Их особенность состоит в том, что животные изначально выращиваются с прицелом на роботизированное производство. Они привыкли к тому, что доят их не люди, а роботы. Задача очистки коровников от навоза также возложена на плечи специальных автоматов.

«Мы специализируемся на выращивании супер-коров элитных пород. Мы уже закачали в наше производство миллионы франков инвестиций, мы постоянно рационализируем его и повышаем эффективность», — говорит этот фермер, пожелавший не называть своего имени и месторасположения своего хозяйства. Но вот недавно отпускная цена на молоко в очередной раз на рынке понизилась и впервые пробила в своем пути в вниз планку в 50 сантимов за литр.

«Для нас критической границей является цена в 55 сантимов, только в этом случае наше производство может оставаться рентабельным, а сейчас... Мне, наверное, скоро придется каждое утро, открывая дверь коровника, платить самому себе сто франков. А что еще остается? О прибыли я уже практически забыл. Ничего кроме убытков», — говорит этот фермер и в его голосе проскальзывает нескрываемая горькая ирония. Впрочем, пока он еще не сдается и продолжает бороться за выживание.

Grafik

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

«Это просто настоящее проклятие: я должен постоянно становиться быстрее и эффективнее, я обязан производить все больше за все меньшую цену, надеясь, что первым испустит дух мой сосед-фермер. Умри ты сегодня, а я завтра — вот так мы и живем, по сути. Потому что альтернативы нет. Ты обязан участвовать в гонке, так как, сдавшись, ты уж точно проиграешь. А так все-таки еще есть надежда». По его словам, сейчас он живет исключительно за счет накопленных резервов. Инвестиции он делает, но на минимальном уровне. Одна надежда у него — на то, что цена на молоко все-таки однажды начнет подниматься.

«Если мы действительно хотим сохранить в стране собственное молочное производство, то нам не остается ничего иного, как обратиться к политикам. Именно они должны нам помочь и создать рамочные условия, которые могли бы дать нам возможность снизить стоимость производства. Например, возьмем зерно. Хлеборобы у нас сейчас довольны, потому что цены на зерно высоки и фермеры неплохо зарабатывают, но если посмотреть с другой стороны, то оказывается, что крестьяне, специализирующиеся на молоке, вынуждены платить за корма в два раза больше своих соседей, крестьян из Германии».



Образцовый швейцарский фермер Тони Петерханс (Toni Peterhans), кантон Аргау. Он с гордостью носит звание Лучшего крестьянина страны 2013-го года.

Образцовый швейцарский фермер Тони Петерханс (Toni Peterhans), кантон Аргау. Он с гордостью носит звание Лучшего крестьянина страны 2013-го года.

(Toni Peterhans )

Лучшие коровы Швейцарии

Тони Петерханс (Toni Peterhans) из небольшого города Фислисбах, (Fislisbach) что в кантоне Аргау, на жизнь особенно не жалуется, даже в условиях падения закупочных цен на молоко. Его ухоженные и гладкие «голштинки» являются, как с гордостью подчеркивает Тони, лучшими коровами в Швейцарии. В самом деле, если средняя швейцарская корова производит 23 тыс. литров молока в год, то его чемпионки с легкостью способны дать 58 тыс. литров.

«У нас коровы, прежде, чем пойти на мясо, живут в два раза дольше средних показателей, что дает, разумеется, возможность выживать даже в нынешних кризисных условиях». Впрочем, производственные расходы и затраты на организацию труда даже такой супер-фермер, как Тони Петерханс, тоже уже самостоятельно покрывать не в состоянии, поэтому невольно возникает вопрос: если даже у такого крестьянина, как он, все идет не очень хорошо, то какова должна быть ситуация, в которой сейчас находятся куда более мелкие производители?

«Да, им не позавидуешь. Многие коллеги буквально потеряли сон, живут в постоянном стрессе, отказываясь от инвестиций и экономя буквально на всем, даже сознательно откладывая до последнего оплату текущих счетов. Некоторые хозяйства находятся сейчас не в лучшем состоянии», — говорит Тони Петерханс, добавляя, впрочем, не без гордости, мол, ко мне все это не относится. «Мы вот только недавно купили новый трактор за 150 тыс. франков, причем именно что купили, а не взяли в кредит».

Локальное био-производство

По словам Регины Фуррер (Regina Fuhrer), Швейцария, казалось бы, идеально приспособлена для молочного животноводства, здесь есть горы и долины с идеальными климатическими условиями; и все равно производить молоко и молочную продукцию «био-качества» в Конфедерации не так-то просто.

Регина Фуррер знает, о чем говорит, ведь сама она является председателем швейцарского Объединения малых и средних сельскохозяйственных предпринимателей (Kleinbauern-VereinigungВнешняя ссылка), имея собственное семейное производство в кантоне Берн.

«Сами мы пока вроде бы выживаем неплохо. Мы поставляем относительно небольшое количество молока качеством «био» местному сыроваренному предприятию, которое уже из нашего сырья производит сыр. Мы предприятие маленькое, а вот крупные фермы — они затронуты кризисом куда сильнее».

По словам Регины Фуррер, производство молока и молочной продукции является очень затратным, на его раскрутку требуется серьезный начальный капитал. «Но тот, кто вложился в это дело, немедленно попадает в зону убытка при малейшем кризисе с учетом большой инерционности производства: машины, оборудование, коровы — все они весьма неликвидны, избавиться от них так сразу просто невозможно даже при всём желании». 

Конец инфобокса

Такой успех, впрочем, достается всегда с очень большим трудом. Предпосылкой является, прежде всего, четкое, с точностью до секунды и миллиметра, выверенное и рассчитанное производство, начиная с умной системы производства и закупки кормов и заканчивая производимым на высшем научном уровне химическим анализом качества, состава и консистенции навоза. «Коровьи хвосты мы моем каждую неделю, три раза в год мы моем коров паро-пылесосами высокого давления, да и вообще, у нас царят чистота и порядок, к нам в коровник можно входить на шпильках».

Покупка же нового трактора стала возможной только потому, что благоразумный Тони не стал ставить все на одну карту, предпочтя диверсифицировать производство, заведя у себя зерновое хозяйство и построив солнечную электростанцию. Кроме того, он тщательно следит за тем, чтобы техника не простаивала ни в коем случае и работала постоянно, принося прибыль. «Мы, например, помогаем другим фермерским хозяйствам и отвозим для них, за небольшую плату, разумеется, их навоз на станцию по выработке электричества из биогаза общим объемом примерно 11 тыс. кубов в год. Кроме того, мы предлагаем услуги по закладке компоста».

Каждый год исчезают сотни хозяйств

Если сравнивать розничные и отпускные цены на молоко, то в Швейцарии они гораздо выше, нежели в странах Евросоюза. «Ценовая разница здесь за 2015 года даже выросла еще заметнее на 0,10 франка, потому что цены в ЕС упали даже сильнее, чем это произошло в Швейцарии», — говорит Штефан Колер (Stefan Kohler), председатель швейцарской межотраслевой организации предприятий молочного животноводства «Branchenorganisation Milch» — «BOMВнешняя ссылка». «И если верить тому, что я знаю, то, по всей видимости, фермеры в Европе уже и в самом деле находятся на последнем издыхании».

В самой Швейцарии каждый год исчезают от 800 до 900 предприятий со специализацией на молоке, швейцарским «веселым молочникам» тоже живется сейчас не сладко, хотя пока и не так плохо, как коллегам из европейского зарубежья, а причиной является тот факт, что швейцарский молочный рынок пока еще не полностью открыт для Евросоюза, степень его либерализации еще пока не столь высока. И пока мы находимся под протекционистской защитой, у нас есть кое-какие шансы на выживание, — подчеркивает Ш. Колер. Платит же в итоге, как обычно, покупатель: сливочное масло в Швейцарии стоит в три раза больше аналогичного масла из той же Германии, но вследствие этого скупщики могут платить фермерам за их молоко неплохую цену.

Если сравнивать швейцарское молочное производство с международными стандартами, то окажется, что швейцарские фермерские хозяйства все еще отличаются скромными размерами, находясь зато «ближе к земле». Коровы имеют возможность пастись на лугах под открытым небом, и, наверное, нет в Европе второй такой страны, в которой бы мирно жующих коров можно было встретить уже в паре километров от здания национального парламента.

Сильный франк Почему в Швейцарии всё так дорого?

Автор:

Поход в швейцарский магазин или ресторан может стать шоком самое позднее в момент оплаты счета. Почему же Швейцария такая дорогая страна? 

Швейцарский аграрный сектор, разумеется, тоже переживает объективный процесс структурных реформ, но проходят они тут гораздо медленнее. «Политические рамочные условия, сложившиеся за последние годы в стране, не обязательно были благоприятными для швейцарского молочного животноводства. Скорее, у нас предпринимались усилия не спасать отрасль, а мягко сопровождать ее на пути к смерти. Так что в будущем дальнейшее исчезновение хозяйств представляется мне неизбежным», — указывает Ш. Колер.

Непростая молочная азбука

Для того, чтобы выжить, швейцарские производители молочной продукции вынуждены придумывать разные хитрые маркетинговые ходы и уловки. Как рассказал нам Штефан Колер, вся молочная продукция в стране подразделяется на три категории или сегмента: A, B и C (буквы латинские). Соответственно в каждом из этих сегментов формируются свои отпускные цены.

Критерием ценообразования является при этом не качество молока, но особенности маркетинговой стратегии, которая позволяет предприятиям выживать в условиях перепроизводства и в ситуации превалирования предложения над спросом. Введена была эта система в 2011 году, сразу после того, как в Швейцарии был отменен порядок «контингентирования» молочного производства, то есть когда государство отказалось гарантированно закупать у фермеров определенное количество молока по твердым ценам.

В сегмент А входят продукты, предназначенные исключительно для внутреннего швейцарского рынка, включая сливочное масло и так называемое «питьевое молоко», которое в швейцарских супермаркетах продается в пакетах с заметной надписью «Drink». Многие из тех, кто приезжает в Швейцарию, поначалу путаются и не понимают, что это за продукт, хотя по сути это самое обычное «Молоко», не больше и не меньше. Отпускные и, соответственно, розничные цены на такую продукцию самые высокие.

Более дешевые (по цене, но не по качеству) молочные продукты категории В предназначены доля экспорта в страны Евросоюза, наконец, продукция категории С уходит исключительно в третьи страны, не входящие в ЕС или ЕАСТ. Если посмотреть на долевое распределение этих категорий в рамках общего швейцарского молочного производства, то окажется, что на долю категории А приходятся 83%, на долю категории В 12% и на категорию С — 5% от общего объема произведенной молочной продукции.

На долю швейцарских отраслевых промышленных организаций выпадает важная задача соблюдать последовательность производственных цепочек. Это значит, что молоко от коров категории А должно сдаваться только производителям, делающим продукцию категории А, а те должны сбывать эту продукцию только предприятиям розничной торговли, продающим продукцию исключительно этой категории. Точно такие же цепочки выстроены и в двух других сегментах, и пересекаться им категорически запрещено.

Теоретически крестьян в Швейцарии нельзя заставить, например, производить только молоко категории С, однако если фермер, производя молоко категории А, будет допускать перепроизводство, то такие излишки могут быть переквалифицированы в категорию С и, соответственно, закуплены по более низким отпускным ценам. Такая система играет в Швейцарии роль инструмента косвенного регулирования молочного производства во избежание накопления слишком больших объемов товарных излишков, грозящих, и это понятно, обрушить рынок.

А что происходит с ценами на молочную продукцию у вас в регионе? Заработало ли уже импортозамещение? 

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×